Гонорар за книгу Рутенберг просил передать (конечно, не афишируя источника) «вдове Гапона — говорят, она очень бедствует».

Бедствует? А куда делись 14 тысяч франков? Наложили руку законные родственники из Полтавы? А, кстати, 14 тысяч рублей, принадлежавших «Собранию», куда делись? Интересный вопрос.

Во всяком случае, следы всех близких Гапону людей — гражданской жены, сына, детей от первого брака, родителей, сестер — теряются вскоре после его смерти. Только уже престарелый Яков Аполлонович Гапон в 1960-е годы пытался ходатайствовать о реабилитации брата.

О судебной реабилитации, конечно, речи быть не могло — чей приговор должен был в этом случае отменить советский суд: эсеровского ЦК или безымянных «рабочих»-боевиков? А с морально-политической реабилитацией всё и по сей день неясно. Неясно — по какой шкале судить или оправдывать этого человека? Кем он был?


Кем он был, Георгий Гапон?

«Революционером в рясе» (так называется одна из посвященных ему книг)? И революционером, и священником он был неважным — но чтобы судить его в одном из этих качеств, надо верить в безусловную правоту церкви или революции. Сам он не верил, видимо, ни в то, ни в другое.

Был ли Гапон провокатором? Но в каком смысле? Провокатором в том специфическом значении, которое придавалось этому слову русскими революционерами, то есть агентом-осведомителем полиции, он не был никогда. Он был одно время «агентом влияния», ведущим, впрочем, свою игру. Перед смертью он (не по своей воле и не в своих личных интересах, а «для пользы дела») попытался выступить в роли агента-вербовщика — тоже надеясь переиграть и обмануть охранников.

Если же говорить о провокации в словарном смысле слова — о намеренном подталкивании других людей к невыгодным или опасным для них шагам, — то на этом, к сожалению, держится политика. А Гапон оказался втянут в сложные и кровавые политические игры. Одно обвинение, однако, с него должно быть снято: конечно, он в числе тех, чьи ошибочные шаги вызвали бойню 9 января, — но он ни одной минуты не хотел этой бойни и лишь по случайности сам не стал ее жертвой.

Несомненно, Гапон обладал двумя блестящими талантами — проповедника, ведущего за собой толпу (но находящего ключ и к сердцу отдельного человека), и организатора-практика. Ему не было бы цены, например, в колониях поселенцев-пионеров в Америке XVII века. Впрочем, и в свое время в России, где он выбрал своим поприщем профессиональную организацию рабочих, он сумел сделать немало. Трагедия Гапона состояла в том, что он оказался зажат в тиски между двумя силами — революцией и политической полицией, каждая из которых хотела использовать его дело в своих интересах. А он пытался переиграть обе эти силы, сам увлекаясь этой игрой и не чуждаясь авантюризма. Это привело его к моральной и физической гибели.

Люди, попадавшие под влияние, под «гипноз» Гапона, часто потом не могли простить ему этого и старались в своих мемуарах представить его ничтожеством или негодяем. Не стоит им верить, но не стоит и впадать в другую крайность, делать из Гапона святого, мудреца или рыцаря без страха и упрека — ни тем, ни другим, ни третьим он, конечно, не был. Важно подойти к личности этого человека без предубеждения, попытаться понять ее. Гапоновская эпопея — не только яркий эпизод российской истории, но и волнующий пример частной судьбы.

ИЛЛЮСТРАЦИИ

Изображение к книге Гапон
Родители и брат Георгия Гапона — Аполлон Федорович, Ирина Михайловна и Яков Аполлонович Гапоны. Фото 1905 г.
Изображение к книге Гапон
Первая жена Гапона (слева). Имя ее забыто
Изображение к книге Гапон
Дом семьи Гапонов в Беликах. Фото 1905 г.
Изображение к книге Гапон
Свидетельство о рождении Георгия Гапона
Изображение к книге Гапон
Духовная семинария в Полтаве. Фото 1905 г.
Изображение к книге Гапон
Кладбищенская церковь в Полтаве, где служил Гапон. Фото 1905 г.
Изображение к книге Гапон
Священник Г. А. Гапон
Изображение к книге Гапон
За Нарвской заставой. Фото начала XX в.
Изображение к книге Гапон
Цех Путиловского завода. Фото К. Буллы. 1909 г.
Изображение к книге Гапон
Паспорт Гапона
Изображение к книге Гапон
Ночлежный дом в Петербурге. Фото К. Буллы. 1913 г.
Изображение к книге Гапон
Г. А. Гапон и И. А. Фуллон в окружении рабочих. Фото 1904 г.
Изображение к книге Гапон
Б. В. Савинков
Изображение к книге Гапон
Е. Ф. Азеф
Изображение к книге Гапон
В. М. Чернов
Изображение к книге Гапон
А. В. Герасимов
Изображение к книге Гапон
Гапон (во втором ряду в центре) в кругу руководителей «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Петербурга» Лето 1904 г.
Изображение к книге Гапон
П. И. Рачковский (справа). Один из организаторов российского политического сыска
Изображение к книге Гапон
Члены Святейшего синода. Начало XX в.
Изображение к книге Гапон
К. П. Победоносцев
Изображение к книге Гапон
В. Н. Коковцов
Изображение к книге Гапон
С. В. Зубатов
Изображение к книге Гапон
П. М. Рутенберг
Изображение к книге Гапон
Д. Ф. Трепов
Изображение к книге Гапон
Н. В. Клейгельс
Изображение к книге Гапон
С. Ю. Витте
Изображение к книге Гапон
Карикатура на Г. А. Гапона, С. Ю. Витте и П. Н. Дурново. Журнал «Зарницы», № 5 за 1906 г.
Изображение к книге Гапон
Обращение рабочих к царю Николаю II
Изображение к книге Гапон
Григорий Гапон (сидит в центре) с группой рабочих
Изображение к книге Гапон
Отец Иоанн Кронштадтский
Изображение к книге Гапон
Письмо Георгия Гапона царю Николаю II. 8 января 1905 г.
Изображение к книге Гапон
Гапон выступает перед рабочими
Изображение к книге Гапон
Гапон у Нарвской заставы. Рисунок неизвестного художника
Изображение к книге Гапон
Расстрел рабочих у Зимнего дворца. Художник И. А. Владимиров
Изображение к книге Гапон
Гапон в Лондоне. 1906 г.
Изображение к книге Гапон
В. И. Ленин
Изображение к книге Гапон
Н. К. Крупская
Изображение к книге Гапон
А. М. Горький
Изображение к книге Гапон
Железнодорожная станция «Озерки». Фото начала XX в.
Изображение к книге Гапон
А. В. Чудинов
Изображение к книге Гапон
А. А. Дикгоф-Деренталь
Изображение к книге Гапон
Дача Звержинской, на которой был убит Гапон
Изображение к книге Гапон
Бумажник Гапона, найденный при нем убийцами и отосланный С. П. Марголину, с ключом от банковского сейфа. Фотография 1906 г.
Изображение к книге Гапон
Труп Гапона
Изображение к книге Гапон
Комната, в которой произошло убийство
Изображение к книге Гапон
Опознание трупа Г. А. Гапона
Изображение к книге ГапонИзображение к книге Гапон
Похороны Г. А. Гапона
Изображение к книге Гапон
Могила Гапона
Изображение к книге Гапон
Воспоминания Георгия Гапона. Изданы посмертно
Изображение к книге Гапон
Портрет Гапона. Работа неизвестного художника. 1904 г.

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Г. А. ГАПОНА

1870, 5 (17) февраля — родился в местечке Белики Кобелякского уезда Полтавской губернии, в семье волостного писаря Аполлона Федоровича Гапона и его жены Ирины Михайловны.

1883 — поступил в Полтавское духовное училище.

1886 — смерть младшей сестры. Тяжелая болезнь. Увлечение толстовством, сближение с И. М. Трегубовым и И. Б. Файнерманом.

1887 поступление в Полтавскую духовную семинарию.

1893 из-за конфликта с преподавателем В. П. Щегловым оканчивает семинарию со званием «богослова», без права продолжать образование. Устраивается статистиком в земство.

1894 — женитьба. Становится дьячком.

1895 — рукоположен в дьяконы, затем в священники. Получает приход в кладбищенской церкви Всех Святых в Полтаве. Рождение дочери Марии.

1897рождение сына Алексея.

1898 начало года — смерть жены.

Июль — допущен к экзаменам в Петербургскую духовную академию. Успешно сдает экзамены, получает стипендию Марии и Василия Чубинских.

Осень — участвует в миссионерских беседах среди рабочих в Покровской церкви на Боровой улице.

1899, весна — тяжелая болезнь. Не сдает по состоянию здоровья экзаменов в академии и оставлен на второй год на первом курсе.

Лето — лечится в Крыму. Сближается с В. В. Верещагиным, Г. И. Михайловым и Г. А. Джаншиевым. Начало переписки с Г. И. Михайловым.

Ноябрь — возвращается в Петербург и возобновляет занятия в академии. По предложению В. Саблера начинает проводить нравственные беседы в церкви Всех Скорбящих в Василеостровской гавани.

1900, ноябрь — получает место законоучителя в приюте трудолюбия Святой Ольги и место священника и настоятеля церкви в приюте Синего Креста. Переезжает в служебную квартиру в приюте Синего Креста.

1901, конец года — начинает посещать Религиозно-философские собрания.

1902, весна — составляет проект «К вопросу о мерах против босяцкого нищенства и тунеядства», выходящий отдельным изданием.

17 июля — смещен с кафедры настоятеля церкви и законоучителя Убежища Синего Креста.

Конец июля — вместе с Александрой Уздалевой уезжает в Полтаву. Вскоре возвращается в Петербург.

Июль — август — уволен из Ольгинского убежища. Принят на службу в Убежище Красного Креста. По доносу Н. Н. Аничкова уволен из Убежища Красного Креста и запрещен в служении.

16 сентября — отчислен из академии.

Конец сентября — начало октября — встреча с агентом охранного отделения Н. Н. Михайловым.

16 октября — восстановлен в академии, допущен к переводным экзаменам на четвертый курс.

Октябрь или начало ноября — знакомство с С. В. Зубатовым.

10 ноября — присутствует в качестве гостя на учредительном собрании Общества взаимного вспомоществования рабочим механического производства г. Санкт-Петербурга. Знакомство с Н. М. Варнашёвым.

Конец декабря — командирован в Москву для знакомства с зубатовскими организациями.

1903, март — по просьбе Зубатова пишет на имя Витте письмо о деятельности зубатовских организаций в Петербурге от имени рабочих. Апрель — в МВД подается прошение об учреждении «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Петербурга».