- Вади-и-ик... - страдальческий кашель резанул по ушам, а продолжение обескуражило: - Турбаза "Юбилейный", всего лишь с восьми до одиннадцати! Потом будешь свободен, как орел! Спасай, больше некому!

- Какая турбаза? - недоверчиво уточнив и подумав, что ослышался, Вадим нервно хмыкнул.

- "Юбилейный".

- Ты уже там?

- Да.

- Еду.

- Спаситель!

Отключив телефон и не став слушать дальнейшие счастливые вопли, Вадим тронулся в путь. Ему ещё необходимо будет предупредить грозную и суровую родню, а потом хотя бы пару раз прочитать текст. Интересно, кем он будет сегодня? Котом Вареником или Кощеем Бессмертным? Эх, Костя-Костя, и почему ты работаешь актером в театре, а не менеджером в банке? Как бы тогда ты облегчил нашу дружбу!


День прошел волшебно! Накатались на лыжах, на тюбах, на коньках и даже успели поиграть в бильярд, когда стемнело и Татьяна объявила всеобщий сбор.

- Девочки, одеваться-малеваться! Новый Год ждет своих Снегурочек!

Девочки от тридцати до пятидесяти в количестве девяти персон послушно покивали, сдали прокатное оборудование и дружным возбужденным табором разбрелись по комнатам, предупредив мужчин, чтобы не смели заглядывать к ним и мешать процессу.

К моему невероятному счастью и огорчению Анатолия и Татьяны, их идеальный и невероятно перспективный племянник задерживался на неопределенное время и теперь я ехидно радовалась, что мне никто не дышал в спину, не задавал ненужных вопросов и не мешал переодеваться. Ещё в понедельник вечером я старательно перебрала свой гардероб и нашла в нём то самое платье, которое когда-то было куплено, но ни разу не надевано. Когда я его купила, то была немного не в себе от очередной промывки мозгов любимой мамочкой, но стоило мне придти домой и повторно примерить его перед зеркалом, как стало понятно – оно мне не нужно и это был глупый порыв обиженной.

Теперь же… Теперь оно было как раз кстати. Мой любимый голубой цвет, пышная юбка до колена с подъюбником, спереди целомудренный вырез лодочкой, а сзади полностью оголенная спина и игривый бант на попе. Рукавов у этого платья не было, но в комплекте шли миленькие гипюровые перчатки. И вообще, голубой действительно мой цвет.

И сегодня я буду чудить!


- Кристина-а-а…

Простонав, Вадим уже не мог ругаться. Снегурочка отравилась и уже десять минут не могла выйти из туалета, откуда слышались жалобные стоны, трехэтажные маты и обещания убить продавщичку, порекомендовавшую ей именно это шампанское.

- Костя, какого черта вы вообще пили?!

- Это традиция, - просипел Костя и сам понимающий, что срыв праздника уже практически неизбежен. – Бокал шампанского перед выходом – это традиция на Новогодние корпоративы. Пойми, если не следовать традициям, то корпоратив не удастся, проверено.

- А сейчас он удастся, да?! – язвительности Вадима не было предела.

Дед Мороз разговаривает шепотом, Снегурочка обнимается с унитазом. Из пока ещё живых – Яга и Кощей, но и те сидят понурые и одновременно радостные, что задержались и подошли уже после того, как Кристина и Костя выпили по бокалу. В Косте переваривался любой алкоголь, причем абсолютно безболезненно для актера, а вот Кристине сегодня не повезло.

Но кто мог подумать, что «Абрау Дюрсо», купленное в специализированном магазине, будет паленым?

- Вадик, только без паники! – переглянувшись с Ягой-Аллой, Кощей-Димка принял единственное возможное решение. – Ты говорил, у тебя здесь сегодня будет родня? Может девчонка приличная есть? Дадим текст, пару наставлений и отыграем этот чертов корпоратив. Да нам вообще нужно только тело и смазливая мордашка! Ну и минимум интеллекта, чтобы смогла прочитать по бумажке.

- Девчонка? – задумавшись, Мороз-Вадим недовольно поморщился и выдохнул. – Понятия не имею. Из родни нет, но с ними должны быть сотрудницы…

Не став уточнять, что сотрудница будет одна и в качестве его гипотетической девушки, мужчина поморщился снова и без лишних разговоров отправился на поиски дяди и его жены. Чувствовал он себя в этот момент невероятно глупо, но это был единственный приемлемый вариант. Искать на турбазе, расположенной в тридцати километрах от города, другую кандидатку в Снегурочки было нереально…


Я уже заканчивала с макияжем, как в дверь постучали.

- Да, секундочку!

Мазок, ещё… Прищурившись и отстранившись от большого зеркала, оценила свои старания и, удовлетворенно кивнув, отправилась открывать дверь, которую предусмотрительно заперла на ключ. Мне совсем не нужны были случайные посетители во время переодевания.

Вот только стоило мне открыть дверь, как моя вежливая улыбка стала больше похожа на шокированный оскал, а и без того большие, аккуратно подведенные глаза стали ещё круглее.

Кстати у стоящего напротив меня Деда Мороза глаза были такого же размера.

- А что, чудеса уже с доставкой на дом? – ляпнула я первое, что пришло мне в голову и мужчина, переодетый в костюм Деда Мороза, наконец взял себя в руки и странно хрюкнув, сначала отрицательно мотнул головой, а затем начал усердно кивать. – В смысле?

- В смысле, да, красавица. С доставкой на дом, – ответил загримированный дед, а затем шумно и печально выдохнул, продолжив говорить немного измененным голосом. Таким, каким говорили все Деды Морозы. – Вот, зашел помощи просить. Внученька моя, Снегурочка приболела слегка… Не изволит ли красавица подменить её на пару часиков? Взамен обязуюсь исполнить самое сокровенное желание.

- Э…

Вот тут я снова удивленно вздернула брови, не совсем понимая сути происходящего, но тут из-за спины Деда Мороза вышел Анатолий и, хлопнув актера по плечу, подмигнул почему-то мне.

- Лизавета, помогай деду. У актеров Снегурка траванулась, остаются без главного действующего лица. Мы тут уже весь корпус оббежали в поисках замены, ни одной приличной кандидатки кроме тебя. Спасай ситуацию.

- Я? А почему я? Я отдыхать приехала, а не вкалывать, - возмущенно сложив руки на груди, я переводила недовольный взгляд с Деда Мороза на Анатолия.

- Лизавета, не капризничай, - укоризненно покачав головой, а затем и вовсе погрозив мне пальцем, как маленькой, начальник юридического отдела вдруг загадочно прищурился. – Премию хочешь? Я замолвлю словечко.

- Сколько?

Вообще-то здесь и сейчас не хочу, но раз уж разговор зашел о деньгах, то это значит, что на меня будут давить до последнего. Не люблю, когда давят.

Услышав сумму, я удивленно округлила глаза, причем то же самое сделал и актер.

- А зачем так много?

- Много? – тут уже удивился Анатолий. Затем посмотрел на меня, на актера и, усмехнувшись каким-то своим мыслям, развел руками. – А сколько надо?

- А чудесами не даете?

Ситуация была глупее не придумаешь, так что и вопросы я задавала соответствующие.

- Чудесами? – Анатолий снова переглянулся с Дедом Морозом и рассмеявшись, снова хлопнул того по плечу, зародив в моей душе подозрения, что они очень хорошо знакомы. – Нет, Лизавета, чудесами я не даю, это в ведении иных сил. Вот допустим этого персонажа. Ну, так как? Согласна? Таня говорила, ты в институте драмкружок посещала…

Что-то слишком много Таня обо мне вам говорила. Надеюсь, о моей периодически отъезжающей крыше она вам не говорила? Это надо же! Я ведь об этом всего пару раз упоминала и то больше года назад. Не-е-ет, помнят… И вообще, я была репкой.

Эх.

Была, не была!

- Что надо делать?


Когда загадочная Елизавета, описанная ему лишь с положительной стороны, открыла дверь, он едва удержался от того, чтобы не ляпнуть «Снегурочка?!». Она! Это точно была она! На этот раз накрашенная в платье, на каблуках и с завитыми русыми кудряшками, убранными под тонкий ободок со стразами, но это однозначно была она – та самая субботняя голубоглазая Снегурочка.

- …взамен обязуюсь исполнить самое сокровенное желание.

Господи, что он несет?

А её шок? Это позор. Он не позорился так уже лет десять.

Дядя Толя подошел очень вовремя и спас ситуацию, потому что у самого Вадима было только одно желание – сорвать бороду и провести «ритуал», который исполнит её желание.

Это было настолько навязчивым желанием, что испугало его самого. Невероятно привлекательные губы, накрашенные розовым блеском манили, как ничто иное…

Господи, как хорошо, что его лицо под гримом и бородой, которая не просто на резинке, а приклеена!

- Что надо делать?

Снегурочка Лиза смотрела на него с ожиданием, причем не раздраженным, как раньше, а с ироничным.

- Так вы согласны?

- Конечно, вы же согласились в ответ исполнить моё самое сокровенное желание, верно? Отчего не помочь хорошему человеку?