— А что вы с ней сделаете? Ведь никто, кроме меня, не может истратить ни пенса с моего расчетного счета. Я никому не могу передать свои деньги, не могу их проиграть, даже выбросить в корзину не могу. Лишь я один, самолично, могу тратить получаемые мной доходы.

— Посмотрим, — проговорил Рекс Моран, кивая головой. — Давайте-ка вашу универсальную кредитную карточку.

Он слегка поиграл пистолетом.

Старик с презрительным видом достал из внутреннего кармана красивый сафьяновый бумажник и, вытащив карточку, протянул ее Морану.

— В этой комнате есть бокс автоматической доставки товаров на дом? — спросил Моран. — Ага, вот он. Посмотрите-ка на эту громадину! Вот что значит быть представителем высших слоев общества, мистер Весайлис. Вам бы стоило взглянуть на крошечный бокс в мини-квартире. Когда мне нужно получить товар более крупного размера, я вынужден спускаться вниз и использовать общий бокс.

— Молодой человек, повторяю, вы дурак. Представители власти, не теряя ни минуты, придут за вами, — заметил Весайлис.

Рекс лишь усмехнулся, сел перед боксом, вставил карточку в экран телевидеофона и сказал.

— Подведите сальдо, пожалуйста.

— Десять акций основного капитала, две тысячи сто сорок шесть акций оборотного. На текущем счету — сорок две с половиной тысячи сто двадцать шесть долларов девяносто центов, — ответил механический голос.

Рекс Моран присвистнул.

— Живут же люди! Две тысячи сто сорок шесть акций оборотного капитала!

Моран набрал номер ультрасупермаркета, секцию огнестрельного оружия, выбрал безотказный пистолет «Рекойлес» 38-го калибра и купил его вместе с коробкой патронов. Немного подумав, он позвонил в отдел фототоваров и выбрал фотокамеру «поляроид-пентакс» вместе с пленкой.

— Уж не обобрать ли мне вас как липку? — заметил он старику в припадке болтливости. — Взять да и проделать изрядную дыру в вашем расчетном счете, а-а?

— Никакой дыры вообще не будет, — едко ответил Весайлис. — Когда я сообщу властям об ограблении, мне тут же возместят похищенное.

Рекс Моран позвонил в отдел мужской одежды и, не торопясь, отобрал полную экипировку для себя.

— Так, настала решающая минута, — пробормотал он задумчиво и набрал ювелирный отдел. Выбрав бриллиантовый перстень ценой в две тысячи долларов, он воскликнул: — Ну, теперь, кажется, все. А-а, забыл!

Снова набрав спортивный отдел, он купил длинную веревку.

— Старина, подойдите-ка сюда и прижмите свой большой палец к экрану, сказал он, обращаясь к Фрэнку Весайлису.

— А если я откажусь?

Рекс Моран осклабился.

— Откажетесь! А зачем? Разве не вы сказали, что власти тут же возместят убытки и начнут искать меня, как только узнают о краже? Вы же ничего не теряете.

Старик, ворча, поднялся с кресла, подошел к боксу автоматической доставки на дом и, изрыгнув проклятие, прижал большой палец правой руки к экрану телевидеофона.

Не прошло и двух минут, как все товары прибыли. Весайлис вновь опустился в мягкое кресло.

Рекс Моран принялся поспешно выгребать из бокса заказанные им вещи. Он зарядил пистолет и, положив его возле себя на расстоянии вытянутой руки, переоделся, затем взял фотоаппарат и повесил его через плечо. Оглядев восхищенно перстень, он сунул его и пистолет во внутренний карман нового костюма.

— Я бы не прочь заказать еще несколько таких колец, но боюсь, подобное опустошение вашего счета включит какое-нибудь реле у вычислительной машины и потребует перепроверки покупок.

— Вор! — презрительно бросил Весайлис.

Моран усмехнулся:

— Вам-то на что жаловаться! Вы же ничего не теряете.

Он поднял веревку.

— Так, вначале свяжем вас, старина, а потом заарканим вашего Франклина или как вы его там зовете.

— Ну, вы далеко не уйдете, — прорычал Весайлис.

— Последние слова великих, — фыркнул в ответ Моран.

II

Очутившись на улице, он вспомнил, что придется тащиться пешком состояние его финансов не позволяло ему тратиться на оплату проезда в пневмотрубе. К счастью, идти было недалеко. По дороге он вытащил из кармана игрушечный пистолет и выбросил в сточную трубу. Теперь у него имелся настоящий.

Он отыскал нужный квартал и увидел там три необходимых ему магазина. Выбрав, что поменьше, он зашел внутрь.

Из задней комнатки показался маленький, щупленький, неприметного вида мужчина, который, прежде чем заговорить мягким, елейным голосом, внимательно осмотрел Рекса.

— Так-с, слушаю вас, сэр. Что вам угодно?

Рекс Моран приступил к выполнению второй части задуманного плана. Заикаясь, он проговорил.

— Вы занимаетесь скупкой личных вещей?

— Да, скупка и перепродажа. А что у вас за товар, если не секрет, мистер…

— Адамс, — подсказал Моран. — Тимоти Адамс. У меня есть золотое кольцо с бриллиантом, принадлежащее моей матери. Мать недавно умерла, мне оно не нужно, вот я и подумал… Ну, я хотел узнать, сколько за него дадут…

— Давайте посмотрим. Присаживайтесь. Фамильные драгоценности — товар нынче не ходкий, но взглянуть можно.

Хозяин магазинчика уселся за прилавок, кивнул головой посетителю на голый стул. Рекс сел и, вытащив из кармана перстень, протянул его продавцу.

— Мистер Адамс, а оправа-то совсем новая. Мне казалось, вы говорили насчет семейной реликвии, оставленной вам матерью.

— Да нет, — возразил Моран. — Она купила его незадолго до смерти. Если бы я был женат, то подарил бы кольцо жене, но поскольку…

Продавец продолжал спокойно смотреть на него.

— Мистер Адамс, мы, как вы сами понимаете, не занимаемся скупкой краденого. У нас легальный бизнес.

— Скупкой краденого?! — воскликнул растерянно Моран.

— Я покупаю и продаю предметы искусства или вещи ювелирной работы, а краденые товары не принимаю. Где, вы сказали, ваша мать купила это кольцо?

— Во время отпуска, при поездке в Общую Евразию. То ли в Будапеште, то ли в Белграде.

— В таком случае оно не могло быть зарегистрировано здесь, в Соединенных Штатах Северной и Южной Америк.

— Разве?! Хм, мне это никогда не приходило в голову.

Владелец магазина взял кольцо в руки и стал внимательно рассматривать.

Наконец он положил его на место и взглянул на Морана:

— Что ж, могу дать за него двести долларов.

— Двести?! Да вы что, с ума сошли? Моя мать заплатила за него больше двух тысяч!

— Значит, она переплатила, только и всего. Цены на драгоценные камни теперь поднялись, мистер Адамс, и такая вещь долго пролежит, прежде чем ее кто-нибудь купит.

— Ну, хорошо. Сойдемся на трехстах.

После некоторого колебания продавец ответил:

— Ладно. Правда, я делаю глупость.

— Неужели? — саркастически бросил Моран.

Он достал из кармана свою универсальную кредитную карточку и сунул ее в щель автомата, производящего трансферт. Владелец магазина положил кольцо в ящик стола, вытащил свою универсальную кредитную карточку и, вставив ее в другую щель автомата, произнес:

— Будьте добры, переведите триста долларов с моего счета на этот.

— Трансферт совершен, — сообщил механический голос.

Рекс Моран выхватил из щели автомата свою кредитную карточку и вскочил на ноги.

— Похоже, что меня ограбили, — проворчал он.

Владелец магазина сидел за прилавком и ждал, когда Моран покинет его заведение.

Рекс спешно двинулся к ближайшей станции пневмотранспорта, вышел на перрон и сел в двухместный вагон, идущий в деловую часть псевдополиса.

Итак, на его счету триста долларов. Это, конечно, гораздо меньше, чем он рассчитывал. Однако хорошо, что он не рискнул купить в супермаркете что-нибудь подороже.

Хозяин скупочной стал бы выяснять у властей о дорогой вещи, его тут же схватили бы, да и компьютер сразу же переправил бы заказ на перепроверку.

Время близилось к полудню, а поскольку утром финансовое положение не позволило Морану позавтракать, он был голоден. Что ж, имея триста долларов, вполне можно раскошелиться на хороший обед в автомат-кафетерии.

Не мешкая, Рекс зашел в закусочную, уселся за столик и принялся изучать меню, стоящее на столе. К черту всякую антарктическую дрянь: планктон, сою; надоели, как президент со вторым сроком правления. Морану давно хотелось отведать настоящих животных белков — какой-нибудь баранины или, на худой конец, свинины.

Он сунул свою кредитную карточку в щель стола, оставив отпечаток большого пальца на экране, заказал настоящий шашлык из баранины и кружку матросского эля.

Вдруг на его руке зажужжал видеофон.

Рекс Моран с удивлением посмотрел на экран: строгое и внушительное лицо незнакомого человека.

Голос отчетливо произнес:

— Говорит полиция, отдел службы распределения благ. Рекс Моран, вы арестованы за попытку нарушить правила пользования универсальной кредитной карточкой. Немедленно явитесь в ближайший райотдел полиции и доложите о себе. За неявку будете нести ответственность в уголовном порядке.