В бывших советских республиках с преимущественно мусульманским населением до сих пор преследуют гомосексуалов в уголовном порядке [19]. Однако в последнее время общество столкнулось с отстаиванием гомосексуалами своих прав и в арабском мире в виде движения «Голубой Джихад». Сторонники этого движения, создавшие международную мусульманскую организацию геев и лесбиянок «Аль-Фатиха», на нескольких сайтах Интернета разъясняют суть гомоэротизма, который, по их мнению, с религиозной точки зрения, является подарком Аллаха и проявлением воли Аллаха.


З.З.Гомосексуализм в Древнем Риме


Как не печально, но даже мощные цивилизации, огромные империи с их культурными достижениями гибнут, оставляя для потомков лишь крохи того, что ценилось когда-то. На смену утонченному аристократическому эллинизму пришла грубость и жестокость Римской Империи, которая, возвысившись в жажде наживы, постепенно деградировала, захлебнувшись в жестокостях и изобретенном Римом садизме. Жестокость и садизм, миллионы необразованных рабов, наемников и бывших крестьян заполнили Рим, ослабили и погубили его.

Римляне, занявшие земли этрусков, изначально были необразованными земледельцами и пастухами, затем они стали жестокими воинами, лишь горстка интеллектуально одаренных превратились в государственных деятелей и в «богему». Именно им: драматургам, поэтам и философам удалось соединить римскую мощь с изяществом эллинизма, но основная масса людей не задумывались об утонченных возможностях духовной и сексуальной жизни [16].

В первые века нашей эры проблема любви к мальчикам, пережившая свой рассвет в возвышенных размышлениях классической эпохи, утрачивает если не актуальность, то, по крайней мере, серьезность и живость. Но это не значит, что такого

рода практика исчезла или подверглась какой-либо

дисквалификации. Как это следует из произведений литературы и философии Древнего Рима, она еще оставалась в ходу и продолжала считаться вполне естественной. Однако в рамках римской культуры сложный вопрос о мальчиках как объектах наслаждения стоял не так остро, и далеко не на первом месте, как в Греции. Детей благородного происхождения надежно охраняли, государственные законы защищали свободного подростка от сексуального понуждения или насилия. В Риме свободнорожденного заменил раб [47]. Взоры мужчин обратились на молодых рабов, положение которых никого не заботило, даже если к рабу применялось явное насилие. Среди свободных юных римлян был широко распространен обычай - иметь до женитьбы сексуальные отношения с красивыми рабами юного возраста, такого раба называли сопсиЬтш, что подтверждается сочинениями Катулла [15, 16]. Палинур - персонаж комедии Плавта [32] «Куркулион» (35) говорил:

«Запрета нет...

Коль от замужних, вдов и дев воздержишься,

И от свободных мальчиков. Других люби».

Утонченные чувства сменились грубостью, и уже немногие римские философы и поэты воспевали юношей, скорее даже едва касались этой темы в своих сочинениях, исключением, пожалуй, были явно бисексуальные Катулл, Тибулл и Петроний. Великий Овидий, похоже, вовсе отвергал гомосексуальную любовь, неудачно вкусив ее [30]:

«Я ненавижу, когда один лишь доволен в постели,

Вот почему для меня мальчик-любовник не мил» (II, 683-684).

Римляне с самого начала своих завоеваний были суровы, а порой жестоки и грубы. Не случайно поэтому, что внешними символами римской власти были связка прутьев с топором посередине. Но это был не только официальный символ, но и средство наказания. Образование в Древнем Риме также проходило под бичом - символом властолюбия. Формы педагогической практики латинян отошли от платоновкой модели, усложнились введением публичных физических наказаний. Жестоко -садистская порка за малейшие провинности заменила духовное слияние наставника и ученика. Пороли везде и почти всех - школ в Риме было много.

В каждом человеческом сообществе существует неизменная связь между идеалами, которым подчинено общество, и методом обучения детей, поскольку, в конечном счете, их обучают, чтобы они в последующем воплощали эти идеалы. При наличии милитаристских, властолюбивых идеалов воспитание детей идет жестко и безжалостно с подавлением индивидуальности, нивелированием личности. Риму были нужны закаленные воины и крепкие земледельцы, все остальное оказывалось ненужным и, в сущности, нежелательным. По крайней мере, этот метод воспитания, казавшийся римлянам идеальным, передался и в последующие эпохи. Риму нужны были солдаты, поэтому ввели закон, позволивший наказывать за безбрачие и за бездетность, ограничить разводы [16]. Брак претерпел изменения, постепенно происходила экономическая и политическая эмансипация женщин, которые в позднем Риме даже стали влиять на политическую жизнь. Прекратились и споры, распространенные в греческой литературе, чья любовь лучше, чище, чем поцелуй нежнее, девушки или мальчика (см. Ахилл Татий «Левкиппа и Клитофон», Лукиан «Две любви») и т.д.

Садизм если не родился, то чрезвычайно распространился в Римской империи. Утонченную греческую драматургию и театры заменили кровавые поединки в цирках, которые у этрусков первоначально были погребальными играми. Империя столетиями существовала в состоянии войн. Даже казням пленников и преступников, которые проводили публично, предшествовала жестокая порка, так как смерть рассматривалась как своего рода освобождение от мук и была недостаточным наказанием, вовсе не наказанием. Были и другие садистские методы казни, методы пыток, которые христианское Средневековье позаимствовало у языческого Рима, но на которых мы не будем останавливать свое внимание, ибо наша тема - гомосексуализм. Сексуально-садистские оргии бисексуальных римских императоров детально описал Светоний в своей вечно актуальной книге «Жизнь двенадцати Цезарей» [38]. Но в любом случае, причины падения Римской империи были не сексуальные, как это наивно пытаются представить нам христианские морализаторы, а социально -экономические. Изначально естественные бисексуальность и гомосексуализм влились в Средневековье как неотъемлемая часть жизни людей.


4. Терминология


Ганс Лихт [25] проанализировал в историческом плане употребляемую в Древней Греции терминологию, относящуюся к мужскому гомоэротизму. Нам будет полезно и интересно ознакомиться с ней. Наиболее часто употребляемое понятие «педерастия» происходит из двух греческих корней (далее используются латинские буквы) — paеs (мальчик) и егап (любить).

При этом слово «мальчик» не следует понимать в буквальном современном смысле слова. В греческом языке слово «педерастия» не звучало столь уродливо, как оно звучит для нас, поскольку оно обозначало лишь одну из разновидностей любовных отношений и не имело никакого непристойного или бранного смысла, появившегося много позже.

Слово paеderos встречается в литературе лишь однажды в смысле «педераст», однако слово paеderastein встречается часто. Лукиан лишь однажды употребил ta paеderastika в смысле «педерастия». Безумная бесконтрольная страсть к мальчикам называлась словом paеdomania, а человек, наполненный такой страстью, — paеdomanes, оба слова происходят от корня mania — страсть, безумие. Слово paеdopipes — тот, кто смотрит на или шпионит за мальчиками, — имело дополнительный, но безобидный смысл, оно представляет оттенок значения, то есть «тот, кто страстно желает и строит глазки мальчикам со светлыми волосами». Слова paеdotribes и paеdotribem, ранее безобидные, первоначально означали наставников мальчиков в искусстве борьбы. Были в ходу и выражения paеdon eras, paеdikos eras (любовь мальчиков, мальчишеская любовь).

Поздние авторы, особенно отцы христианской церкви, предпочитали использовать в непристойном смысле слова paеdoftoria, paеdoftoros, paеdoftorein (совращение мальчиков, совратитель мальчиков, совращать мальчиков).

Слово ephebophilia не является древним, это новообразование; оно означает любовь к эфебам, под которыми понимались юноши, прошедшие пубертатный период; конечно же, существовало выражение philephebos (любовь молодого человека).

Существительное paеdophilia (любовь мальчика, к мальчику) не встречается ни у одного греческого автора; однако слова paеdophilein (любить мальчика) и paеdophiles (любовник мальчика) встречаются относительно часто.

Любовь к мальчику в разных греческих диалектах имела разные названия; например, на острове Крит, где любовь к мальчикам процветала с древних времен, любовники назывались erastes, а после окончательной стадии взаимоотношений — philetor, слово труднопереводимое, которое означало «возлюбленный и друг»; мальчик, бывший объектом страсти, назывался eromenos (любимый) до тех пор, пока длился период ухаживания, но, если становился другом взрослого человека, его называли kleinos (знаменитый, прославленный). Само по себе стоит слово philobupais, оно применялось к тем, кто добивался любви уже возмужавших юношей. Bupais — это тот, кого мы называем «большой мальчик».