Религия рассуждает в терминах субъективности, наука в терминах объективности: «Измените ситуацию, - говорит наука, - и не прикасайтесь к человеку!» А религия говорит: «Измените человека, а ситуация не важна!» Какой бы ни была ситуация, каким бы ни было умонастроение, преображенное бытие возносит вас выше всех трудностей. Вот почему Будда находился в совершенном покое, даже будучи нищим, а Мидас не мог жить в покое, даже несмотря на то, что он обладал мистическим даром, все, к чему бы он ни прикасался, превращалось в золото. Мидас находился просто в золотой ситуации, все, к чему бы он ни прикасался, становилось золотым. Но это ничего не меняет. Скорее Мидас находился в более сложной ситуации, чем обычные люди.

Теперь наш мир благодаря науке попал в положение Мидаса. Мы теперь можем прикоснуться ко всему, чему угодно, и это превращается в золото. Будда, который жил, как нищий, жил в таком глубоком покое и тишине, что императоры просто завидовали ему. В чем же была его тайна? Он обращал больше внимания на самого человека, на его внутреннее содержание, вот что было для него важно, а не сама ситуация, в которой оказывался человек. И он считал, что нужно изменить внутреннее содержание человека. А возможна была только одна перемена: если ваша осознанность растет, вы меняетесь, вы преображаетесь. Если же ваша осознанность уменьшается, вы снова меняетесь, но дело в том, что если ваша осознанность уменьшается, вы меняетесь и переходите в животное существование, а если ваша осознанность увеличивается, вы переходите в божественное существование.

Это единственная трудность для религии. Ее задача увеличить осознанность. Вот почему религия всегда выступала против наркотиков. И это происходило не по этической, не по моральной причине, нет. Так называемые моральные пуритане придали всему совершенно другой оттенок. Религии так много внимания обращают на это не из-за морали, не из-за этого они запрещают прием наркотиков. Для них вопрос вообще не в морали. Потому что мораль начинается только с того мгновения, когда вы приходите в соприкосновение с кем-то другим. Если же я принимаю алкогольные напитки и впадаю в состояние полной бессознательности, это уже не ваше дело. Я уже делаю что-то с собой. Мораль имеет отношение к насилию, но только не алкоголь. Даже если я пообещаю вам встретиться в определенное время с вами, и не приду, это аморально, потому что в это вовлечен кто-то другой. Алкоголь может иметь отношение к кому-то другому только в том случае, если вовлечен кто-то другой, это вопрос не имеет никакого отношения к морали. Это нечто, что вы делаете с собой. И поэтому религия в данном вопросе думает не о морали вовсе. Для религии данный вопрос лежит глубже, это вопрос увеличения и уменьшения осознанности.

После того, как у вас появляется привычка впадать в бессознательное состояние, вам будет все труднее и труднее увеличить вашу осознанность. Вам будет все труднее и труднее из-за того, что ваше тело не будет идти вам на встречу в попытках стать более осознанными. Оно будет поддерживать вас только в уменьшении осознанности. Сам метаболизм вашего тела будет делать вас более бессознательными. Он не поможет вам становиться более сознательными. И все, что становится препятствием к тому, чтобы становиться более сознающими, становится препятствием, религиозной трудностью, а не моральной проблемой.

И поэтому иногда алкоголик может стать более моральным человеком, чем не алкоголик, но он никогда не станет более религиозным. Алкоголик может быть более сострадательным, чем не алкоголик, он может быть более любящим, более честным, но он никогда не будет более религиозным. И когда я говорю, что он никогда не будет более религиозным, я имею в виду, что он никогда не будет более осознанным и сознающим. Этот рост осознанности заставляет страдать больше.

Вам будет полезно понять библейскую историю Адама и Евы. Они были изгнаны с небес, из Эдемского Сада. Это глубокая психологическая история. Бог позволил им есть все, что они хотят, кроме одного плода. К одному дереву он не позволил им касаться ни в коем случае, и это было Древом Познания. Это странно, Бог запретил своим детям есть с плода Древа Познания. Это выглядит очень противоречивым. Что же это был за Бог? И что это был за отец, который не хотел, чтобы его дети были мудрыми и знающими? Эта история стала загадкой для многих умов. Почему Бог должен запрещать быть знающими? Мы оцениваем знание и ставим его на самое высокое место, но Бог запретил им становиться знающими, почему?

Адам и Ева жили в животном мире. Они были блаженны, но были невежественны. Блаженны дети, но они также невежественны. Дети, если вырастают, должны также получить знание. Нет другого пути для роста. Если вы невежественны, вы можете быть блаженными, но вы не можете осознавать свое блаженство.

Это следует понять правильно. Когда вы невежественны, вы можете быть блаженными, но вы не можете почувствовать свое блаженство, вы не можете осознать свое блаженство. В тот миг, в который вы начинаете чувствовать свое блаженство, вы выходите из состояния невежества. К вам пришло знание, и вы стали знающими. И поэтому Адам и Ева жили просто как животные, они были совершенно невежественными и блаженными. Но помните о том, что это блаженство, им было также не знакомо. Они были просто блаженными, но не осознавали этого.

История гласит, что дьявол соблазнил Еву на то, чтобы съесть яблоко, а причина, по которой это ему удалось, была такой. Он сказал ей: «Если ты вкусишь этот плод, ты будешь богоподобной». Это имеет глубокий смысл. До тех пор, пока вы не вкусите с плода познания, с Дерева Знания, вы никогда не можете стать подобными богам, вы будете оставаться животными. И как раз по этой причине Бог запретил им вкушать с этого Древа, и запрещая, О прикоснулся к Дереву. Это было искушение.

Это слово «дьявол» очень красиво, и особенно для индусов. Оно обладает другим значением, чем для христиан, потому что слово «дьявол» происходит от того же слова, от того же корня, как и «дева», или «девата», - что значит боги. Слова «дьявол» и «божественное» имеют одни корни. И поэтому создается такое ощущение, что христианское объяснение этой истории ошибочное, незавершенное. Известно только одно. Дьявол сам был восставшим богом, восставшим ангелом, который восстал против Бога. Но он был самим богом.

Почему я так говорю? Потому что с моей точки зрения в этом мире нет двух сил, которые противостоят друг другу, нет Бога и Дьявола. И их противоборство ошибочно. Есть только одна сила! И нет разобщенности, нет двух врагов, которые противостоят друг другу, есть просто две стороны одной силы, есть Бог и дьявол. Это одна сила, которая проявляется в двух противоположностях, потому что до тех пор, пока какая-то сила не будет действовать в виде противоположностей, она не сможет действовать.

Поэтому с моей точки зрения библейский сюжет обладает новым значением. Бог запретил просто потому, что соблазнить модно только в том случае, если запретить. Если бы Бог даже не упомянул имени Древа Познания, если бы он не дал запрета, Адам никогда бы даже не представил, не вообразил того, что вкусит с этого Древа плод. Эдемский Сад был большим, там было бесконечное число деревьев. И мы даже не знаем имен других деревьев.

Это дерево стало важным из-за того, что оно было запрещено. Этот запрет стал приглашением, это отрицание стало искушением. На самом деле искушал не дьявол. На первом месте стоит Бог. Таково было искушение: «Не подходите к Древу Познания, не вкушайте его плода. Есть только одно запретное дерево, а все остальные плоды с других деревьев вы можете вкушать свободно!» Внезапно одно это дерево стало самым важным в Саду.

С моей точки зрения дьявол - это просто другое имя Бога, это Его другая противоположность, и дьявол искусил Еву, потому что сказал ей, что она сможет быть, как боги, таково было его обещание. А кому не захочется стать подобным богам? Кому этого не захочется?

Адам и Ева были искушены, и потом были изгнаны из рая. Но это изгнание - только часть процесса. На самом деле, Небеса были животным существованием, блаженным, но невежественным. Из-за того, что они вкусили с Древа Познания, Адам и Ева стали людьми. До этого они не были людьми вообще. Они стали людьми, и когда я говорю это, я имею в виду, что они стали проблематичными.

Говорят, что первые слова, которые Адам произнес, когда прошел через Небесные ворота, когда его изгнали из Сада, были такими: «Мы живем во время больших перемен». Это было революционное время. Никогда человеческий ум не узнает таких революционных времен вновь, как во время изгнания из Эдемского Сада Адама и Евы, изгнания из животного мира, из блаженства, невежественного состояния. Эти времена были действительно революционные. Другие революции не идут ни в какое сравнение с этой. Это самая большая революция - изгнание.