Вместо того чтобы поспорить — что женщина очень любила, — миссис Блэйн просто улыбнулась, пока её помощник выкатывал её из дома.

— Меня не интересуют ваши деньги или положение вашей семьи, мистер Блэйн. Я женился на Хейли потому, что люблю её и собираюсь сделать счастливой. Если для вас этого недостаточно, уж простите. В мире нет ничего, что вы могли бы предложить мне в обмен на то, что я откажусь от самого лучшего в своей жизни, — произнёс Джейсон, позволив чеку упасть на пол.

— Это была очень долгая неделя, поэтому, если вы не возражаете, я намерен принять душ и пораньше лечь спать, поскольку утром мне предстоит разобраться с огромным количеством дел.

С этими словами он наклонился, поцеловал Хейли в макушку, молясь, чтобы это было не в последний раз, и заставил себя уйти, понимая, что в данной ситуации должен предоставить ей свободу выбора. Что бы Джейсон ни чувствовал к её родственникам, это всё-таки её семья, и он никогда не встанет между ними.

Поэтому, если пребывание Хейли в его жизни означает, что ему придётся мириться со скучными вечеринками, дурацкими ужинами и неудобными семейными посиделками, то так тому и быть. Джейсон будет держать рот на замке, выказывать её родителям уважение, которое ему привили, и просто находиться рядом с женой.

С этими угнетающими мыслями о будущем он прошёл по коридору, принял душ и забрался в кровать в ожидании дальнейших слов и действий Хейли, которые скажут ему, что она в нём нуждается. Когда спустя ещё какое-то время ничего такого не произошло, Джейсон закрыл глаза и смирился с реальностью. Что ж, ему больше не придётся беспокоиться о её семейном дерьме.

— Он ушёл, — присоединившись к мужу, печально прошептала Хейли и свернулась клубочком рядом с ним.

— Ты в порядке? — спросил мужчина, повернулся на бок и обнял её.

— Да, — ответила девушка, сосредоточив внимание на своих пальцах, пробегающих сквозь редкие волосы, покрывающие грудь мужчины.

— Я встречусь с твоим отцом на следующей неделе и постараюсь всё исправить, — пообещал Джейсон, пытаясь сдержаться и просто-напросто не избить новоиспечённого тестя.

— С ним не о чем говорить, — небрежно пожимая плечами, произнесла Хейли, пытаясь убедить мужа в правдивости своих слов.

— О, — выдавил Джейсон, заправляя ей за ухо выбившуюся прядь волос, — почему?

— Потому что я уверена, что моя семья попросту отреклась от меня, — твёрдо выговорила Хейли за секунду до того, как её тело задрожало, и тихие рыдания, которые она отчаянно пыталась сдержать, наконец вырвались наружу.

Держа жену в объятиях, Джейсон с разрывающимся сердцем мысленно пообещал себе, что никогда снова не заставит её страдать.

— Джейсон?

— Мм, — пробормотал мужчина, целуя её в плечо. Он передвинулся, чтобы Хейли смогла свернуться калачиком спиной к нему.

— Сделай мне одолжение, — прошептала она, схватив его за руку и прижав её к груди.

— Что угодно, — произнёс он, понимая, что сделает всё, чтобы загладить свою вину.

— Положи конец этому медовому месяцу, пожалуйста.

— Считай, что всё закончилось, — едва заметно улыбнувшись, сказал Джейсон. Наклонившись, он чмокнул жену в плечо, довольный, что всё дерьмо осталось позади и можно просто жить дальше.

— Джейсон? — прошептала Хейли, когда мужчина закрыл глаза, готовясь оставить этот день позади.

— Да? — подавил он зевок.

— Я… я не думаю, что всё закончилось.

— Почему ты так говоришь? — проворчал он, силясь открыть глаза.

— Помнишь котёнка?

— Да.

— Я не совсем уверена, но, кажется, он сидит на краю кровати и, похоже, собирается…


***


— Сукин сын! — воскликнул Джейсон, и Хейли увидела, как муж начал дико озираться по сторонам. Как бы сильно она его ни любила, девушка не могла перестать смеяться и начать ему помогать.

— П-перестань бороться. — Она привстала и, протянув руку, ухватилась за край трельяжа, когда поняла, что из-за неудержимого судорожного смеха может не удержаться и свалиться на задницу. Но даже случись подобное, Хейли несомненно продолжила бы смеяться над мужем, который сейчас изо всех сил пытался освободиться от пушистого рыжего шарика, вцепившегося ему в спину.

— Ну всё! — проревел Джейсон, не на шутку разозлившись. А учитывая то, что они пережили за последнюю пару дней, это говорило о многом.

Прижимая руку к бедру, Хейли изо всех сил пыталась выровнять дыхание, наблюдая, как размытая фигура Джейсона ринулась в ванную. Через несколько секунд звук воды и кошачьего возмущённого шипения наполнили тишину комнаты. Прежде чем Хейли смогла восстановить дыхание или убедиться, что Джейсон в порядке, он подошёл к ней, взял на руки и бросил на кровать.

— Ч-что ты делаешь? — еле выдавила между смешками девушка.

— Собираюсь положить конец этому проклятому медовому месяцу, — прорычал он, срывая с неё трусики.

— Что ты… О боже! — Хейли вздрогнула, когда его голова оказалась у неё между ног.

— Этот чёртов медовый месяц закончен! — Джейсон слегка отстранился, скользнув пальцами внутрь неё, в то время как девушка пыталась понять, какое отношение ко всему произошедшему имеет секс.

— Ты моя! — властно прорычал Джейсон поверх её клитора. Что ж, учитывая, что он творил своим языком, Хейли не стоило беспокоиться о том, что у мужа будет нервный срыв.

Джейсон, — простонала девушка и запустила пальцы в его волосы, побуждая мужа продолжать и посылая молчаливое предупреждение о том, что убьёт его, если он вдруг решит остановиться.

— Так чертовски сладко, — прорычал Джейсон поверх её кожи, неторопливо работая языком. Хейли же продолжала играть с его волосами, пока приятное возбуждение не растеклось по телу, заставив девушку простонать имя мужа.

— Я люблю тебя, Хейли, — тихо прошептал он, внезапно двинувшись вверх по её телу.

Девушка обняла его вспотевшие плечи, раздвинула ноги и ахнула, когда он вошёл в неё. Хейли притянула лицо мужа ближе к себе и поцеловала. Джейсон двигался внутри неё твёрдыми жёсткими толчками, явно стремясь закончить действо до того, как произойдёт что-нибудь ещё, что окончательно подорвёт их психику.

Хейли была полна решимости получить максимум от происходящего. Нежно посасывая его язык, девушка поцеловала Джейсона, вкладывая в этот поцелуй все свои эмоции. Толчки мужчины стали более жёсткими, более решительными, и вскоре Хейли уже не осознавала, что выкрикивает имя мужа.

— Слава богу, — бормотал Джейсон снова и снова, пока Хейли, полностью измождённая, не почувствовала, как засыпает с улыбкой на губах, превратившейся в смешок, стоило ей безошибочно распознать мурлыканье котёнка.

Эпилог

Три месяца спустя…


— Все учили вчера вечером? — спросил Джейсон и, подняв взгляд от стола, увидел, как все ученики с энтузиазмом закивали. — Итак, готовы к контрольной? — поинтересовался он, пряча улыбку, когда напряжённые лица детей в ужасе застыли.

— Да? — последовал дружный ответ.

— Врунишки, — посмеиваясь, произнёс Джейсон. Поднявшись из-за стола, он направился к доске. — Почему бы нам не закрепить пройденное, чтобы убедиться, что мы усвоили материал? — предложил он и, услышав облегчённые вздохи, с усмешкой покачал головой.

— Давайте начнём с…

— Извините, — заглянув в комнату, произнесла Хейли, привлекая внимание мужчины к задней части класса. — Прости, что прерываю, но можешь уделить мне минутку?

— Мы только начали подготовку к проверке, — сказал он, взглянув на часы. До конца урока оставалось двадцать минут, его ученики отчаянно нуждались в этой проверке, ведь она поможет им написать завтрашнюю контрольную. — Это не может подождать до конца занятий? — спросил он, хоть и не желал отказывать жене, но знал, что Хейли поймёт. Тем более, если бы дело было безотлагательным, она бы ему сказала.

— О, — нервно покусывая нижнюю губу, произнесла девушка и поправила очки на носу. — Да, конечно, прости, — ответила она с той самой милой улыбкой, которую он так любил.

— Увидимся через двадцать минут, милая, — сказал Джейсон, игнорируя хихиканье парочки спортсменов.

Она рассеянно кивнула, соглашаясь:

— Хорошо, через двадцать минут.

Он снова взялся за мел, но остановился, когда заметил, что девушка не ушла. Она просто стояла в конце класса, с беспокойством заламывая нервно дрожащие руки.

— Всё в порядке? — спросил Джейсон и нахмурился, понимая, что его жена почему-то нервничает.

— А? — переспросила Хейли, словно забыв, что он вообще находится в комнате. — Да-да, конечно.

— Ладно, — мягко протянул он, надеясь, что его улыбка выглядит ободряющей. — Тогда увидимся через двадцать минут.