Дженнифер Эстеп
Багряный холод

– Я бы хотела кое в чем признаться.

Логан Квинн взглянул на меня.

– В самом деле, цыганочка? В чём же?

Я переминалась с ноги на ногу.

– На самом деле я не люблю кофе.

Спартанец на мгновение уставился на меня, прежде чем его губы изогнулись в дразнящей улыбке.

– Стоило сказать об этом раньше.

Да, вероятно, следовало сделать это прежде, чем мы зашли в кафе. Большой прилавок; много удобных кожаных кресел; столы из кованого железа; картины с изображением богов и богинь на стенах; витрина, полная черничных булочек, малиновых пирогов и шоколадно-творожных чизкейков. Кафе «Kaldi» походило на типичную кофейную лавку, за исключением того, что всё здесь было первоклассным и супердорогим, начиная от причудливой шипящей и булькающей кофемашины и заканчивая ароматом смехотворно дорогого кофе, царящим в воздухе.

С другой стороны, такая роскошь была совершенно нормальной для шикарных магазинов «Сайпресс-Маунтин» в Северной Каролине. Ученики Мифакадемии всегда ожидали самого лучшего и «Kaldi» был одним из самых популярных мест, где можно было провести свободное время, поболтать и встретиться с друзьями, как сегодня это сделали и мы. Послеобеденные уроки и мероприятия были отменены для того, чтобы все ученики смогли посетить большое собрание в амфитеатре академии. Я не совсем уверена, по поводу чего будет собрание. Наверно профессора и сотрудники снова будут заверять всех нас, одарённых детей-воинов, что несмотря на то, что Локи разгуливает на свободе, в академии мы были в полной безопасности.

На мгновение перед моим внутренним взором промелькнуло лицо – самое ужасное из тех, которое я когда-либо видела. Одна сторона лица такая идеальная, с золотистыми волосами, пронзительным голубым глазом и гладкими чертами лица. Другая же совершенно обезображенная, с безжизненно свисающими чёрными прядями волос, красным глазом и расплавленной кожей.

Локи – злой бог, которого против своей же воли я помогла освободить.

По телу пробежала дрожь. Благодаря моей психометрии я никогда не забывала того, что увидела, но образ двойного лица Локи был выжжен в моей памяти. Независимо от того, что я делала, с кем встречалась и как бы старательно не пыталась забыть произошедшее, мне повсюду мерещился этот обманщик – скандинавский бог. Он появлялся в окнах моего класса, отражался на глянцевой поверхности стола в моей комнате в общежитии, мерцал в зеркале, подобно дьяволу, сидящему у меня на плече.

Я снова вздрогнула. Потребовалось много сил, чтобы не закричать, когда сегодня утром, расчёсывая волосы, я внезапно увидела ухмыляющегося мне в зеркале ванны Локи, идеальная сторона его лица улыбалась, а обезображенная была перекошена в жутком оскале…

– Цыганочка? – мягко позвал Логан. – Ты ещё здесь, со мной?

Я постаралась забыть о Локи и заставила себя улыбнуться спартанцу, хотя больше всего мне хотелось просто обхватить себя руками и свернуться в углу калачиком.

– Знаю, знаю, – проворчала я. – Я должна была сказать тебе, что на самом деле не пью кофе. Просто я не хотела испортить наше первое свидание, и когда ты предложил пойти выпить кофе...

– Ты подыграла, – закончил Логан.

Я пожала плечами.

Может все это из-за того, что я подумала о Локи и его двойном лице, но когда я вновь посмотрела на Логана, я еще раз напомнила себе о том, какими же разными мы были. Проще говоря, Логан Квинн с его густыми иссиня-чёрными волосами и невероятно голубыми глазами был великолепен. Дизайнерские джинсы, голубой свитер и дорогая кожаная куртка подчёркивали его сильное и мускулистое тело.

Рядом с ним я терялась как личность. В моих кудрявых каштановых волосах самым интересным было то, как сильно они вились. Быть может в мои глаза, необычно фиолетового оттенка, и можно было заглянуть дважды, но единственное, что было во мне особенного – ожерелье, которое я носила. Шесть изящных серебряных нитей облегали горло, а украшенные алмазами концы образовывали снежинку в середине. Рождественский подарок от Логана, который я носила практически не снимая, хотя оно совсем не сочеталось с моим простым серым свитером, курткой в фиолетовую клеточку и не дизайнерскими джинсами с кроссовками.

И мы отличались не только взглядами в выборе одежды. Логан был жестоким спартанским воином, самым лучшим бойцом академии. Я же до сих пор пыталась выяснить, как правильно владеть мечом, хотя и была чемпионом Ники, девушкой, которую выбрала греческая богиня победы для помощи в борьбе против Локи и Жнецов хаоса в мире смертных. В этом я с треском провалилась: Локи разгуливал на свободе и собирался погрузить мир во вторую Хаос-войну.

– Знаешь что, цыганочка? – сказал Логан, вновь прерывая мои беспокойные мысли. – Ничто не сможет испортить это свидание. Спроси меня, почему.

– Почему же?

Он закинул руку мне на плечо и улыбнулся.

– Потому что это свидание с тобой.

И вдруг всё снова стало хорошо, и я смогла нормально дышать.

Вот почему я была без памяти влюблена в спартанца. Логан может быть разным: весёлым и игривым, упрямым и приводить в бешенство, но также он мог внезапно сказать что-то подобное. Разве можно было удивляться тому, что я так сильно втрескалась в него?

Ладно, ладно, хоть я и втрескалась в него всего лишь пару месяцев назад, но, учитывая всё, через что мы прошли, мои чувства к нему быстро переросли в нечто большее – в любовь. По крайней мере, я считала, что это так, я так чувствовала: это тёплое, покалывающее чувство, что наполняло моё сердце всякий раз, когда спартанец мне улыбался, когда дразнил или пытался заставить забыть о заботах.

Как сейчас.

Я вздохнула и положила голову ему на плечо. Логан притянул меня к своей груди. Он ничего не сказал, но ему это было и не нужно. После всех этих месяцев, когда мы ходили вокруг друг друга, для меня было достаточно просто находиться с ним рядом.

– Вы, ребята, уже готовы сделать заказ? – спросила бариста.

Мы подошли к прилавку. Спартанец заказал тройной эспрессо, так как любил прилив бодрости, получаемый от кофеина, я же заказала горячий, подслащённый мёдом гранатовый чай. Логан уже начал вытаскивать бумажник из кармана джинсов, но я опередила его и протянула бариста двадцатидолларовую купюру.

– Я угощаю, – сказала я. – В конце концов, это я предложил пойти выпить кофе.

Логан кивнул. – Ладно. Хорошо, цыганочка. Угощаешь ты. В этот раз. В следующий раз угощать буду я.

Мы забрали наши напитки и направились к столу, стоящему в углу рядом с камином. Поскольку вторая половина дня у студентов была свободной, мы оказались не единственными из Мифакадемии, кто решил прийти в «Kaldi», чтобы немного перекусить и выпить чего-нибудь до собрания, начнется которое через полчаса или около того. Я обнаружила несколько знакомых лиц, включая Кензи Танаку, друга-спартанца Логана. У которого также было свидание с красивой амазонкой Талией Пицарро, мы вместе занимаемся с ней на физкультуре. Я помахала им, и прежде чем переключить своё внимание назад на Талию, Кензи подмигнул мне.

– Что он делает здесь с ней? – донёсся до меня насмешливый голос.

Я посмотрела направо и увидела пялящуюся на меня Хелену Пакстон. Хелена – сногсшибательная амазонка с волосами и глазами цвета карамели. После смерти Жасмин Эштон, Хелена заняла место новой королевы среди семнадцатилетних студентов-второкурсников Мифакадемии. Она сидела за соседним столиком с двумя своими подружками-амазонками. Все они были одеты в дорогие джинсы, сапожки на шпильках и обтягивающие, сшитые на заказ свитера. У них были идеальные прически, подходящие к наряду драгоценности, макияж и сумочки.

– Я-то думала у Логана немного более высокие требования. Видимо я ошибалась. Похоже парни готовы на всё – и с любой – чтобы получить своё.

Хелена говорила тихо, но её жестокая улыбка свидетельствовала о том, что она хотела, чтобы я услышала каждое слово. Я никогда не переходила Хелене дорогу, кроме как вступилась однажды за девушку, которую та дразнила, но и этого хватило, чтобы попасть в черный список амазонки. Теперь, увидев меня, Хелена каждый раз делала всё от неё зависящее, чтобы как-нибудь меня задеть. И как бы я не старалась, мне никогда не удавалось выйти победительницей их этих ситуаций. Мне даже не приходило в голову никакого остроумного ответа, чтобы заставить её замолчать.

Она прошептала своим подругам что-то еще, после чего все они злобно захихикали. Я сильнее сжала руку вокруг кружки. Уже не впервые мне хотелось иметь сверхъестественную скорость амазонки, чтобы я могла бросить чашку Хелене в голову. Но она поймает её и бросит назад раньше, чем я успею моргнуть.