Католицизм продолжал занимать все новые и новые позиции. Это было обусловлено несколькими факторами, главные из которых, на наш взгляд, – страх и отдаленность от родины.

Страх за свою жизнь: практикующий раб сантеро мог быть убит исповедующим католицизм белым – хозяином. Не менее важен и второй фактор – отдаленность от родины. Экспансия другой религии на своей территории, безусловно, переносится иначе, нежели на чужой.

Таким образом, появление сантерии было обусловлено основными причинами:

1. Первичное усвоение католицизма неграми-рабами;

2. Смена поколений;

3. Адаптация к новым условиям жизни.

К данным причинам можно добавить и четвертую, которая, на наш взгляд, также оказала весьма существенное влияние на формирование рассматриваемой религии: прагматизм. В сборнике Евангелиестического Миссиологического Общества приводится весьма интересный пример того, как современные африканцы принимают христианство, оставаясь при этом приверженцами и своей местной религии:

«Я сидел в африканском доме, заполненном молящимися людьми. Это был глинобитный дом с соломенной крышей, размером в пятнадцать шагов от одной стены до другой. Некоторые сидели на стульях, расставленных по кругу, многие на табуретах, а кто то и просто на полу. Где то через полчаса молитв нервная женщина по имена Такванья вошла в дом. Заняв пустой стул рядом со мной, она зашептала на своем языке: “Я хочу стать баптисткой”. Я вежливо кивнул. После активных песнопений, молитв и проповеди те, кто еще не принял путь Иисуса Христа, были приглашены сделать это. Такванья сказала (на этот раз публично): “Я хочу стать баптисткой”. Я был удивлен, когда старшие сказали, что они будут молиться за сестру и направят ее на путь Иисуса. Позже я узнал от Такваньи и местного церковного главы, что она была тяжело больна на протяжении нескольких месяцев. Она была в отчаянии. Ее родственники – нехристиане, наблюдавшие за изменениями тех, кто принял веру, сказали ей, что, если бы она была баптисткой, она могла бы исцелиться. Такванья, воспринимающая баптизм как магический ритуал, нежели как участие в смерти, похоронах и воскрешение Иисуса, решила попробывать «христианский путь»[25].

Приведенная история ярко свидетельствует о том, что в ряде случаев формальное принятие чужой религии может быть обусловлено тяжелыми обстоятельствами. В случае с йоруба, попавшими в рабство и отвезенными на Кубу, этот фактор тоже должен учитываться. При этом он имел место именно на первом этапе развития сантерии, т.е. в период принятия католицизма в целях самосохранения йоруба как социокультурной общности.

Со временем же принятия католицизма теряло свой первоначальный смысл, и нахождение в рамках этой религии начинало восприниматься как само собой разумеющееся.

Сантеро Рауль Канизарес утверждает, что и в современном мире, чем выше ступень иерархической лестницы сантерии, тем меньше на ней следов католицизма. В своей книге он дает график, отражающий пропорции двух религий на разных этапах посвящения в сантерию.

График взаимодействия между католической и африканской составляющими сантерии[26].

Изображение к книге Кубинская сантерия: опыт религиозного синкретизма

На графике видно, как меняется соотношение при переходе от первой степени посвященности к девятой. Нельзя отрицать, что жрецы сантерии высших степеней являются адептами чистой религии Ифа. Но также невозможно отрицать и то, что подавляющее большинство кубинцев находятся на самых низких стадиях в иерархии Реглы де Оче, что делает подобные построения практически бессмысленными. Согласно мнению кубинского антрополога Наталии Боливар, «…больше чем 70% кубинцев верят в сантерию»[27].

Так, на вопрос, почему они делают выбор в пользу сантерии, ответ звучит следующим образом: «Католическая вера не является такой “немедленной”, как религия йоруба. Хотя она такая же добрая, терпеливая и духовная. В католилицизме человек, просящий что-либо у святого, не может быть уверен, что получит это. В религии йоруба у человека есть возможность знать ответ немедленно, будь он положительный или отрицательный. То есть, в католицизме ты молишься и надеешься, а в сантерии – получаешь быстрый ответ»[28].

При этом никто не отказывается от посещения католических месс и, даже наоборот, сантеристы стремятся на них попасть. Один из респондентов журнала «Mundo Negro» сообщил: «Я посещаю восемь церквей, так как имею ту же духовность, что и вы. Когда я прихожу в церковь, то прошу Бога помочь мне с моими проблемами. Я не вижу его в виде какого то образа, я вижу его как все: Бог – это все, и находится во всем. Я не персонифицирую его ни как черного, ни как белого. Можно называть его Богом, Олодумаре, Иеговой. Именно за это я и люблю сантерию»[29].

Мы видим утилитарный подход к религии. В данном случае можно говорить о синкретизме как о некоей религиозной всеядности, неразборчивости. Принятие другой религии в этом контексте становится не сменой системы духовных координат, а всего лишь способом решить проблемы. В результате кубинская сантерия как синкретическая религия – пример сразу нескольких видов синкретизма:

1. Синкретизм на метафизическом уровне (духовный синкретизм);

2. Синкретизм на практическом уровне (бытовой синкретизм).

Следует определить: какой из уровней является ведущим, а какой – второстепенным. Очевидно, что первый уровень более презентативный, а следовательно, и крепкий; второй – формальный и ненадежный. Вместе же они образуют единую конструкцию, которая позволяет говорить о самостоятельной и самодостаточной культурной единице, претендующей на уникальность и самобытность. В пользу синкретизма первого уровня говорит тот факт, что уже на протяжении нескольких столетий сантеристы используют католический пантеон святых, в котором произошло своего рода «растворение сущностей» оришей йоруба. Как уже указывалось, в настоящее время сантеристам не имеет смысла скрывать свою религию за фасадом католицизма. С начала 1990-х гг., когда Куба вступила в так называемый особый период в мирное время власти дали ощутимое послабление верующим. Религия, хотя и осталась отделенной от государства, но активизировался процесс открытия храмов различных конфессий. В 1998 г. Кубу посетил Иоанн Павел II. В 2004 г. на Кубе побывал Вселенский Патриарх Варфоломей, а в 2008 г. – будущий Патриарх Московский и всея Руси митрополит Кирилл. Второе дыхание получила и сантерия, последователи которой официально считаются католиками.

Важной темой, ждущей своего исследователя является проблема взаимоотношений религиозного синкретизма и политической власти. Как известно, спустившиеся с гор Сьерра-Маэстры партизаны во главе с Ф. Кастро (1959 г.) были не чужды сантерии. Довольно скоро стало ясно, [что] среди них было много людей, исповедующих эту религию. Одной них была и Селия Санчес, которая со времен партизанской войны служила бессменным личным секретарем Фиделя Кастро вплоть до своей смерти в 1979 г. Кубинские сантерос уверены, что Верховный Главнокомандующий пользуется высочайшим покровительством африканских богов. В январе 2008 г. сантеро Антонио Кастейнда заявил агентству Reuters: «Боги йоруба защищают больного Фиделя Кастро от колдовства и желают, чтобы он продолжал руководить Островом Свободы»[30]. Следует отметить, что Кастейнда сделал это заявление сразу после его избрания депутатом Национального собрания Кубы. В парламент этого сантеро избрали как Президента Культурной ассоциация йорубов Кубы, деятельность которой поддерживается правительством[31]. Одним из самых известных сантеро из ближайшего окружения Фиделя Кастро называют Реце Вальехо, долгие годы [бывшим] его личным врач[ом]. На Кубе существует «легенда», согласно которой в шесть лет Кастро серьезно заболел. Потерявшая последние надежды на спасение сына мать Кастро послушала совета негритянки, работавшей у нее служанкой, и призвала на помощь сантерос. Считается, что Кастро находится под покровительством ориша Аягуна.

Разумеется, эти сведения являются всего лишь народными легендами, но некоторые факты говорят о том, что они имеют под собой некоторое основание. Известно, что после победы Кубинской революции Католическая Церковь подверглась жесткому прессингу со стороны новой власти. По отношению к католическим священникам применялись репрессии, а сама Церковь была объявлена «пособницей контрреволюции». При этом в отношении сантерии подобных шагов предпринято не было. Некоторые кубинцы отмечают тот факт, что официальными цветами «Движения 26 июля» были красный и черный, которые в сантерии ассоциируются с оришей Эллегуа[32].