Да, правила правилами, но я устала от того, что они никогда мне не помогают .

Расстроившись, Трент провел рукой по своим волосам.

– Понятно, – отрезал он. – Хорошо, если Морган не допускается на корт, то мне не понадобится стартовое время.

Мои глаза расширились, и я положила руку на Трента в знак протеста.

– Сэр... – умолял Кевин, но Трент поднял неторопливо руку в мягком возражении.

– Я не сержусь, – сказал он, а Дженкс фыркнул, выражая свое мнение. – Я просто изменил свои планы. Несмотря на всю свою отсталость мышления, Лаймбкос прав в одном, – сказал он, взглянув на меня. – Если вы хотите продержаться в фарватере[5], то вы должны знать, как играть. Я собираюсь научить тебя этому.

Мое сердце, казалось, запнулось, прежде чем оно забилось еще быстрее.

– Меня? – запнулась я, стреляя взглядом в Дженкса, и замолчала, когда он бросился назад веселясь. – Я не хочу знать, как играть в гольф. – Он хочет научить меня гольфу?

Нисколько не смутившись, Трент положил свою руку на мою, сумка с клюшками била меня по плечу.

– У меня есть старая тренировочная площадка на одном из пастбищ. Я выкошу ее, а ты сможешь попрактиковаться там, пока это не решено, – сказал он. Он повернулся к Кевину и пожал его руку. – Кевин, позвоните Джонатану сегодня попозже, и я отправлю средства для игры. – Он вздрогнул, но было ясно, что его настроение улучшилось. Я понятия не имела почему. – Это будет дорого.

– Спасибо, – сказал молодой человек, все так же нервно улыбаясь, когда тряс вверх и вниз руку Трента. – И еще раз, я сожалею обо всем, что здесь произошло.

Трент коснулся козырька своей кепки для гольфа и развернул нас. Его бутсы ступили на тротуар, и я почувствовала, как мое лицо вспыхнуло.

– Я не хочу знать, как играть в гольф, – повторила я, но темп Трента остался неизменным, когда мы шли к внедорожнику, он купил карт, чтобы подурачиться. Почему он хотел учить меня гольфу?

Джонатан повернулся к нам спиной, и я выдернула руку из хватки Трента. Это только сделало его улыбку шире, падающие волосы на половину скрывали его глаза. Смех Дженкса, когда он показывал жестами движение тела игрока при игре в гольф, не помогал. Боже, я не была тупой!Трент собирался жениться на Эласбет, как только его накажут за то, что он сбежал от алтаря в первый раз. Но тот поцелуй, который мы разделили три месяца назад, всплыл в моей памяти. Трент не был пьян, клянусь, но это не означало, что тот поцелуй не был ошибкой. Нельзя усидеть на двух стульях сразу. Я пробовала, и это не сработало. И я не буду его любовницей. Я была выше этого.

Черт, возьми, заболталась.

– Ты не должен объявлять им бойкот из-за меня, – сказала я, когда мы приблизились к внедорожнику. Дженкс метнулся к моей машине в тени, и осанка Трента расслабилась. Ему нравятся пикси, но Дженкс был шумным.

– Не должен, – сказал он мягко, когда передавал свои клюшки Джонатану. – Я не хочу быть здесь, без кого-то, кто будет наблюдать за моей спиной, ведь я видел их безопасность. Этот мяч не должен был взорваться. Не от такого маленького прикосновения, которое ты ему послала. Ты собираешься это проверить?

Я кивнула и напомнила себе, что мяч все еще был в его сумке, я пошла, чтобы забрать его. Холод ударил по мне, когда я взяла колючую, сжатую массу резины и пластмассы, и я посмотрела на преувеличено зеленую роскошь, радуясь, что расстояние и растительность скрывали нас от большинства любопытных глаз. Мне никогда не нравилось здесь, но я думала, что это была позиция сноба. Возможно, это было нечто большее.

– Я собираюсь спросить Ала об этом.

Трент дернулся при упоминании об Алгалиарепте, новый свет в его глазах, заставил меня задаться вопросом, захочет ли он пойти со мной.

– Са’ан? – спросил Джонатан, и свет умер, когда Трент взял туфли, которые тот протягивал.

– Просто позвони пораньше, Джон, – сказал Трент, в его голосе слышалась новая усталость. – Я получил сообщение об осечке заклинания от одной из удаленных лабораторий и хочу проверить их лично.

– Я тебе нужна? – спросила я, и пыльца Дженкса засверкала даже на расстоянии. У него был очень хороший слух.

Но Трент только улыбнулся.

– Нет, но спасибо. С этим все почти понятно, и я хочу поговорить лично с человеком, который обжегся. Убедится в том, что меня не обманули.

Я кивнула, мое чувство тревоги усиливалось до сирены, когда речь шла о перемещении между штатами.

– Я слышал крик, – сказал Джонатан явно убежденно, когда Трент сел на сидение у открытой задней двери и стал расшнуровывать свои ботинки.

– Мы об этом позаботились. – Трент остановился. Склонившись над своими ногами, как будто он не мог до них дотянуться, он наклонил голову и проследил за Джонатаном, ясно желая, чтобы тот ушел.

Тонкие губы Джонатана скривились, как будто он съел что-то кислое. Выпрямившись, он направился в сторону пассажирского сидения, и залез внутрь, хлопнув дверью в знак протеста. Губы Трента изогнулись, и он вернулся к своей обуви. Джонатан все еще мог слышать нас, но, по крайней мере, он не смотрел. Ветер путал волосы Трента, заставляя меня хотеть пригладить их.

Перестань, Рейч ел.

Мой автомобиль стоял через три места и немного наискосок, но я не хотела уходить. Трент выглядел утомленным, солнце светило на его лицо, а зеленые глаза смотрели, щурясь, когда он снял рифленую обувь и надел свои туфли. Я вспомнила, как он поддерживал меня, и что-то во мне затрепетало. Это происходило много раз в последнее время. Рейч ел, не вмешивайся. Ты знаете, что это происходит потому, что он вне досягаемости.

Трент поднялся, с бутсами в руке.

– Дай мне знать о том, что узнаешь.

– Завтра. Если это плохие новости, – сказала я, и Трент закрыл багажник внедорожника.

– Завтра, – подтвердил Трент, когда подошел ближе, и моя улыбка застыла. Я не была уверена в том, что он собирается сделать. – Спасибо за сегодня, – сказал он мягко, когда пожал мне руки.

– Всегда пожалуйста, – сказала я, хотя признать это, но боясь, и его рука ушла. Профессионал. Я была профессионалом. Он не хотел ничего кроме профессионала с тех пор, как мы целовались, и его рот дегустировал вино, а у меня перехватило дыхание, я хотела знать, сколько времени займет раздеть его. Я знала, что он собирался жениться на Эласбет, что у него была стандартная жизнь до этого, не включающая местную девушку с сумасшедшей матерью и отцом поп-звездой.

Но он продолжал прикасаться ко мне. И я хотела, чтобы он продолжал меня держать.

Дженкс вытаскивал насекомых из решетки радиатора мечом и скидывал их ногой. Посмотрев мне в глаза, он сделал жест «разберись с этим», но Трент не сделал никаких движений, чтобы уйти, и я не знала, чего он хотел.

– Тогда поговорим позже, – сказала я, делая шаг назад.

– Верно. Позже. – Опустив голову, Трент начал уже отходить, потом неожиданно повернулся. – Рейчел, ты свободна сегодня вечером?

Я продолжала отходить назад, идя носок-пятка, носок-пятка, не глядя, куда я шла. Там снова это было. Профессионал, но нет. Мой первый ответ должен был выключить его, но я могла использовать деньги, и я обещала Квену, что буду заботиться о нем. Пыльца Дженкса мелькнула раздраженным красным из-за задержки, и я сказала:

– Конечно. Обычное дело или неофициальное?

– Неофициальное, – сказал Трент, и я сунула свои руки в карманы. – В десять, ладно? Я заеду за тобой.

Он собирался вздремнуть около полуночи, таким образом, независимо от того, что это было, это будет закончено к тому времени. Либо то, либо это была встреча с кем-то по ночному графику, что нельзя было передвинуть.

– Десять, – сказала я, повторяя за ним. – Куда мы идем?

Трент пригнув голову, и развернувшись на пятках, подошел к своему внедорожнику.

– Боулинг! – крикнул он, не оглядываясь.

– Отлично, не говори мне, – пробормотала я. Это не имело значения. Я одела бы что-то черное и профессиональное независимо от того, куда бы мы пошли. Пускать воздушных змеев, кататься на лошадях, гулять по парку с Эласбет, когда она приедет, чтобы забрать или оставить девочек, потому что Трент не хотел, чтобы она появлялась на его земле. Даже для ночной поездки между штатами по делу. Мне нравилось работать с Трентом, но я всегда чувствовала себя подобно винтику, который был не на своем месте. Когда я должна была... когда я была его телохранителем, а не его девушкой.

– О, сладкая, вечнообожаемая Тинки! – заныл Дженкс, когда я добралась до своей машины. – Вы закончили? У меня есть чем заняться, чтобы этот день не был таким паршивым.

– Мы закончили, – тихо ответила я, проскальзывая за руль своей маленькой красной машинки Мини Купер. Трент сдал назад, и я подождала, пока он перегнулся через Джонатана, сидящего так прямо, словно деревяшку проглотил, и крикнул: