Ребекка Уинтерз
Праздник любви

Глава 1

Финансовый район Сан-Франциско был известен как Уолл-стрит Запада. Ник вышел из лимузина и невольно замер: яркое солнце уже успело прогреть воздух до пятидесяти восьми градусов по Фаренгейту, словно на улице царила весна, а вовсе не последняя декада декабря. В другой день он, возможно, постоял бы немного, наслаждаясь приятным теплом. Но — не сегодня. Ник вздохнул и быстрым шагом направился к высотному зданию, где находилась штаб-квартира «Холден отельс».

Снега в этом городе у залива, может, и не было, но американцы явно сходили с ума от рождественских елок. Одна из них, большая, украшенная розовыми лентами, ангелами и гирляндами, красовалась в центре просторного холла, словно символ достатка и счастливой жизни. Отели Ричарда Холдена считались одними из лучших во всей Калифорнии.

Полчаса назад, неподалеку от аэропорта, Ник зарегистрировался в таком же отеле. Елка в его отеле была немного меньше, но тоже в лентах и ангелочках, а в углу красовался огромный Санта-Клаус, вызывающий неизменный интерес и у детей и у взрослых. Это восторженное ожидание сказки напомнило Нику его самого несколько лет назад. Когда-то он тоже любил Рождество… Сейчас оно превратилось в болезненную череду дней, которые нужно было как-то пережить.

Сотрудник на ресепшен прервал его мрачные мысли:

— Я могу вам помочь, сэр?

— Надеюсь, что да. Я должен встретиться с мисс Лаурой Холден-Тейт. Если не ошибаюсь, она менеджер отдела маркетинга.

— У вас назначена встреча?

— Нет. Но дело очень срочное. Передайте, что ее спрашивает месье Валфор. Ей знакомо мое имя.

— Минутку, пожалуйста, я позвоню ее секретарю.

Ждать ответа пришлось недолго.

— Присядьте, мисс Тейт скоро спустится.

Значит, она была на месте. Хорошо. Ник намеренно опустил свое имя, чтобы заставить ее нервничать. Он ничуть бы не удивился, если бы узнал, что мисс Тейт бросила все дела и сейчас спешит вниз, чтобы выяснить, что привело сюда столь нежеланного гостя. Он не мог не признать, что и сам ждет ее с нетерпением. Ему хотелось посмотреть на женщину, которая на протяжении долгих дет не проявляла ни любви, ни заботы, ни мало-мальски оправданного интереса к своей родной бабушке. Ник многое готов был простить людям. Но только не холодность и равнодушие.

Мелодично прозвенел прибывший в холл лифт, и из кабины к выходу потянулась стайка молодых, хорошо одетых людей. Ник пожалел, что у него нет фотографии мисс Тейт. Он знал, что она руководитель среднего звена, что ей двадцать семь лет и что у нее светлые волосы. Не слишком много информации.

Клерки проходили мимо, и Ник уже решил, что Лауру что-то задержало, когда вдруг заметил пепельную блондинку с шелковистыми волосами до плеч в шикарном голубом костюме. Она шла от лестницы прямо к нему.

Неожиданно Ник почувствовал к незнакомке невольное влечение. Он не испытывал такого мощного желания уже несколько лет.

Неужели это и была та самая женщина, из-за которой он преодолел столько миль?

Она подошла ближе, и Ник поразился еще больше. Незнакомка оказалась не просто красива — черты ее лица словно повторяли черты лица ее бабушки, Ирэн Холден. Тот же изящный контур губ, такие же голубые глаза… Даже нитка жемчуга на шее была точно такой же, как та, которую Ник так часто видел на Ирэн. Только вот взгляд оказался холодным и надменным.

— Я Лаура Тейт. Кем именно вы являетесь в семействе Валфор?

Она сразу приступила к делу, но он был готов к этому.

— Николас. Мой дед Морис женился на вашей бабушке Ирэн.

Ник услышал, как она перевела дыхание. К его досаде, это сразу же привлекло его взгляд к пышной груди, которую не смог бы скрыть ни один деловой костюм. О да, она была внучкой Ирэн!

— Пол сказал мне, что ваше дело срочное. Должно быть, это вопрос жизни и смерти, раз вы решились явиться в стан врага.

Ник с подчеркнутым спокойствием выдержал ее презрительный тон.

— Я здесь, чтобы сообщить вам, что ваша бабушка умерла позавчера в госпитале Святого Луки в Ницце.

В лице надменной красавицы что-то дрогнуло, и Ник продолжил:

— Мой дед хотел, чтобы вы и ваша мать узнали об этом лично. Он предвидел, что ему здесь не будут рады, и попросил приехать меня. Если вы пройдете со мной к лимузину, я расскажу вам все.

Ирэн Холден была смыслом существования его деда. Ник сам еще только пытался свыкнуться с утратой. Он любил Ирэн. Но что могла понимать в любви эта бесчувственная женщина в стильном дорогом костюме?!


…О чем говорит этот надменный француз? Ее бабушка мертва? И он еще посмел явиться к ней с этим известием?!

Лауре казалось, что она задыхается. Она почти не знала Ирэн, не общалась и не звонила на Рождество. Но для этого были свои причины. И одна из этих причин сейчас стояла прямо перед ней.

Слегка за тридцать, на пальце обручальное кольцо. Отличный английский с соблазнительным французским акцентом. Несомненно, так же разговаривает его мерзавец дед, который обманул ее бабушку и разбил их семью. Ирэн потеряла голову при первой же встрече с Морисом. Что ж, все Валфоры одинаковы. Привлекательные негодяи.

Лаура дала себе слово ни в коем случае не поддаваться на обаяние непрошеного гостя. Не дожидаясь повторного предложения, она решительно последовала к выходу.

Они расположились в салоне лимузина напротив друг друга. Лаура видела совсем близко жгучие черные волосы, жесткие черты лица, а главное — внимательные серые глаза, в которых застыло какое-то странное выражение. Николас смотрел на нее так, словно она была неприятной задачей, которую он не мог, а признаться откровенно, и не хотел решать.

— Я привез вам ее фотографии. Их сделали в последний год до того, как Ирэн заболела.

Ник открыл конверт, лежащий на сиденье, и протянул с полдюжины цветных снимков. На пяти из них Ирэн была одна. На последнем — стояла в саду с красивым седым мужчиной. С Морисом Валфором.

Лаура несколько минут молча смотрела на фотографии. Даже в восемьдесят ее бабушка по-прежнему была невероятно красива. У Лауры перехватило горло от боли.

— Я попросил, чтобы ее тело погрузили на корпоративный борт «Сансет Морчуэри». В Сан-Франциско их люди встретят самолет. Вот их телефоны. Они ждут ваших распоряжений.

Эти Валфоры были невероятно любезны. Словно их семьи не разделяли океан и долгие годы непримиримой вражды.

— Морис решил, что ваша бабушка должна быть похоронена с ее первым мужем Ричардом в окружении семьи.

О боже! Неужели после смерти они наконец-то вспомнили и про Ричарда, и про чувства ее семьи?!

— Есть еще кое-что… — Ник сделал небольшую паузу. — Ваша бабушка оставила завещание, в котором упомянула и вас. Она надеялась, что вы не откажетесь. Несмотря на обиду и ссору с вашей матерью, Ирэн никогда не теряла надежды на примирение…

Лауре показалось, что она сейчас разрыдается. Последние слова она слышала как будто сквозь пелену.

— Это значит, что вам придется прилететь в Ниццу, чтобы встретиться с поверенным в течение следующих семи дней. Как только вы примете решение, позвоните мне. Я распоряжусь, чтобы за вами отправили личный самолет Валфоров. Мы делаем это из уважения к последней воле Ирэн. В аэропорту Ниццы я вас встречу и отвезу к поверенному. Вот моя визитка. — Ник протянул ее Лауре. — Вы можете позвонить мне в «Валфор технолоджи» в любое время.

Лаура не поверила своим ушам. Он не работает на сказочно богатую семью Валфор?! Всемирно известная гостиничная сеть — вечный конкурент отелей «Холден» — ему не принадлежит?!

— У вас есть ко мне вопросы, мисс Тейт?

— Пока только два. — Лаура приложила усилия, чтобы ее голос не дрожал. — Вы хорошо ее знали?

— Очень, — жестко ответил Ник.

Лаура услышала невысказанный упрек и снова ощутила приступ острой боли. Какое он имел право упрекать ее! Этот жестокий француз, ничего не знающий об истории семьи Холден! Во всем был виноват Морис Валфор — и никто больше.

Сузив глаза, Лаура спросила:

— Должна ли я предположить, что она была счастлива с вашим дедом?

— С ним — да, смею вас уверить.

А вот это вряд ли. Лаура никогда бы не согласилась это принять.

— Разумеется, это ваша версия.

Ответа не последовало. Он ничего не собирался объяснять, и Лаура отвела взгляд. Ей было нужно немедленно выйти из лимузина и остаться одной. Последний раз она видела Ирэн, когда ей было всего шесть лет. Позже, уже повзрослев, год за годом она втайне желала навестить бабушку, но ее останавливала любовь к матери и опасение ранить ее. А теперь очаровательная старая женщина с фотографий ушла. Смерть необратима.