— Дед Мороз не прикольный! — нахмурилась Даша. — Он суровый, но справедливый. Его уважают и даже боятся. Потому что он заморозить может.

— Санту хотя бы в рекламе показывают! — сказал Сашка. — А твой Дед Мороз — выдумка, сказочный персонаж. Я его не то, что не боюсь, а даже не уважаю! — с этими словами Сашка слепил снежок и запустил им в снеговика.

— Лопухов! Не смей так о нём говорить! — крикнула Даша, в прыжке пытаясь поймать снежок.

— Джек, фас! — крикнул Сашка щенку, и Джек тут же отозвался весёлым лаем. Даша растерялась, оглянувшись на Джека, а Сашка неожиданно прыгнул с вершины сугроба прямо на снеговика. И сломал его. — Вот так твоему Деду Морозу! — злобно рассмеялся он, отряхивая джинсы. — И ничего он мне не сделает! Потому что не существует!

Изображение к книге Юбилей Деда Мороза

Даша закусила губу и чуть не расплакалась. Она была готова броситься на Сашку с кулаками, на время забыв, что Сашка намного сильнее, и к тому же мальчишка. В эту минуту Даша не боялась Лопухова и вполне могла бы с ним подраться. Но она подумала, что сейчас важнее не показать своей слабости и не разреветься. Ведь именно этого ждал от неё Сашка. Для того-то он и старался…

Свершив своё чёрное дело, Лопухов ушёл, довольный собой. А Даша взяла себя в руки и с удвоенной силой принялась за работу.

«Сорок первому снеговику не повезло, — думала она, катая снежный ком. — Его жизнь оказалась самой короткой. Я не успела ни дать ему имя, ни сфотографировать».

Даша тяжело вздохнула и в это время услышала позади себя чьи-то лёгкие шаги.

«Так легко можно ходить только в валенках», — подумала Даша, но почему-то даже не взглянула на прохожего. Внезапно её окликнули:

— А кого это ты лепишь, девочка? — спросил кто-то густым раскатистым басом.

Даша оглянулась и обомлела. Перед ней — в синей, расшитой серебром, шубе, в отороченной лебяжьим пухом шапке, с хрустальным посохом в руках — стоял Мороз Иванович. САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ ДЕД МОРОЗ! Ошибиться было невозможно. От него даже холодом веяло. Был он высокого роста, крепкий и статный. Седовласый и бородатый, но вовсе не старик. Во всём его облике чувствовалась необычайная добрая сила. А лицо было румяное и весёлое.

Заметив Дашино замешательство, Мороз Иванович улыбнулся в бороду и повторил вопрос:

— Так кого же ты лепишь, красавица?

— Вас, дедушка Мороз! — осмелев, ответила Даша.

— Меня?! — удивился и рассмеялся Мороз Иванович. — Откуда же ты знаешь, как меня лепить, если никогда не видала? А вдруг ошибёшься?

— Теперь знаю. Уже не ошибусь, — Даша улыбнулась, но на всякий случай спросила: — Дедушка Мороз, а вы не против, что я вас леплю?

— Не против. Вот только есть у меня одно замечание. Если уж назвала дедушкой, так обращайся ко мне на «ты». Ведь я всем детям дед.

— Ладно… Дедушка Мороз, а куда ты идёшь? — спросила Даша.

— Куда иду? — Мороз Иванович усмехнулся. — Конечно, на Ёлку, к ребятам, в школу номер двенадцать. Обычно я сам не хожу на такие мероприятия. Своих помощников посылаю — людей, которые меня изображают. Но раз в сто лет я праздную юбилей и тогда — в честь этого события — сам прихожу к людям.

Даша вспомнила, что сегодня двенадцатое января — канун Старого Нового года.

— Люди встречают Новый год, когда захотят — и первого января, и тринадцатого, и по восточному календарю. А это неправильно. Я признаю только Старый Новый год. Я привык к нему за триста лет моей службы и не хочу отвыкать. Новогодней я по-прежнему считаю только одну ночь — ночь с тринадцатого на четырнадцатое января.

— Дедушка, значит, у тебя сегодня юбилей? — спросила Даша.

— Да. Уже третий по счёту. Сегодня исполняется ровно триста лет с тех пор, как стал я Повелителем Нового года.

— Дедушка, неужели тебе триста лет? — удивилась Даша.

— Что? Слишком молодо выгляжу? — улыбнулся Дед Мороз. — Триста… На юбилей пригласил я в гости близких родственников — чужестранных дедов Морозов.

— Каких же это Морозов, дедушка?

— Пэр-Ноэля из Франции, Одзисана из Японии, Святого Василия из Греции, Корбобо из Узбекистана, фею Бефану из Италии и, конечно же, Санта Клауса. А также многих и многих других. Может, не все приедут, но поздравительных эсэмэсок пришло мне уже сорок штук!

— Дедушка, а вот я слышала, что твой день рождения — восемнадцатого ноября.

— Именно так, Дашенька. Это дети придумали отмечать мой день рождения восемнадцатого ноября. И я им за это признателен, потому что сам я своего дня рождения не помню. Но день рождения и юбилей моей службы — это, Дашенька, два разных праздника. Если день рождения можно отмечать каждый год, то юбилей — это круглая дата: пятьдесят, шестьдесят, сто лет. И вот сегодня отмечать трёхсотлетие моей службы в гостиницу «Сказка» съедутся мои родственники со всего мира.

— А где же эта гостиница, дедушка?

— Рукой подать — в Сказке, посреди леса. Вот только попасть в Сказку дано не каждому. В Сказку, как ты, Дашенька, сама знаешь, путь открыт только доброму человеку. Тебе, например.

— Дедушка, а почему ты сейчас один, без Снегурочки?

— Снегурочка с утра уехала в школу. Там мы с ней и встретимся. Оттуда и обратно в Сказку возвратимся. А я нарочно пошёл пешком, чтобы тебя, Дашенька, повидать.

— Меня?! Почему?! — удивилась Даша. — Кстати, дедушка, откуда ты знаешь, как меня зовут?

Мороз Иванович опять рассмеялся.

— Да разве был бы я Дедом Морозом, если бы не знал всех детей поимённо?! Знаю не только, как тебя зовут, но всё-всё о тебе знаю. Ты — Даша Суворова. Живёшь вместе с бабушкой в седьмой квартире, в доме номер три по Кирпичному переулку. Бабушку слушаешься, помогаешь ей по хозяйству, хорошо учишься и любишь лепить снеговиков. Вот зашёл посмотреть на тебя, поздравить с Новым годом и одно твоё желание исполнить. Загадывай!

— Желание? — У Даши от удивления округлились глаза. Она закусила губу и замолчала.

«Надо же! Такой ответственный момент, а в голове ни одного желания», — подумала Даша, и вдруг её осенило.

— Дедушка, а можно я тебя сфотографирую? На память!

— Можно. Я охотно сфотографируюсь вместе с тобой, Дашенька. Но это просто так. А желание всё-таки загадывай!

«Что же загадать?» — Даша опять задумалась.

— Дедушка, а сделай так, чтобы моих снеговиков больше никто никогда не ломал! — придумала Даша. — Сможешь?

— Отчего же не смочь?! Смогу! Пусть твоё желание исполнится! — с этими словами Дед Мороз взмахнул волшебным посохом, и вокруг Даши закружился хоровод разноцветных снежинок.

Даша заулыбалась, достала из кармана куртки фотоаппарат и сфотографировала Мороза Ивановича.

Изображение к книге Юбилей Деда Мороза

Глава 2
Настоящий Дед Мороз

Изображение к книге Юбилей Деда Мороза

Откуда ни возьмись появился Джек. Виляя хвостом, он подбежал к Морозу Ивановичу и начал пританцовывать возле его ног, обутых в белые посеребрённые валенки.

— Хороший пёс! Умница! — похвалил щенка Дед Мороз. — А где твой хозяин?!

Сашка Лопухов не заставил себя ждать. Он подбежал к Джеку, и потащил его в сторону от Деда Мороза.

— Не бойтесь, он вас не покусает, — хмуро сказал Сашка.

— А я и не боюсь, — ответил Мороз Иванович. — Все звери лесные, да и домашние тоже, меня знают, любят и слушаются. А тебе, Саша, за заботу обо мне спасибо!

— За какую заботу?! — Сашка передёрнул плечом и опустил глаза. — Я Джека так просто, на всякий случай, оттащил. Он ведь ещё щенок. Глупый. Вас покусает, а мне отвечать.

— Саша, ты оправдываешься так, будто совершил плохой поступок. Ты хочешь казаться хуже, чем есть на самом деле. Но ведь это же плохо.

— Вот только не надо меня воспитывать! — неожиданно разозлился Сашка. — Идите на Ёлку, товарищ артист. Снегурочка вас, поди, уже заждалась!

Услышав такую грубость, Джек сердито зарычал на Сашку.

— Ты что?! На хозяина рычать?! — замахнулся на щенка Лопухов. — Вот я тебе сейчас задам!

— Лопухов, это я тебе сейчас задам! — вспыхнула Даша. — Какая наглость! Мороза Ивановича артистом назвать!

— Ну-ну, Даша! Не кипятись! — остановил её Дед Мороз. — Я привык, что в меня мало кто верит, и на Сашины слова не обижаюсь. Сейчас такое время, что люди не верят в Сказку и забыли дорогу туда. Сказка никому не нужна. Но она рядом и продолжает жить своей удивительной жизнью. Сказка близко — рукой можно достать.

— Скажете тоже, рукой достать! — усмехнулся Сашка Лопухов. — Нет! Я уже взрослый и во всякую сказочную чепуху не верю! Скажите ещё, что вы — самый настоящий Дед Мороз, а не артист!

— Да, Саша, именно так, — посуровел Мороз Иванович. — Я и есть самый настоящий Дед Мороз. Хочешь, заморожу? А хочешь, скажу о тебе такое, что только ты один о себе знаешь.

— Заморозить всякий может, — Сашка опасливо покосился на Деда Мороза и поёжился. — Скажите лучше, что обо мне знаете.