Анна Сойтту
Целитель душ
Том 2: Война

Глава 1

— Погода совершенно нелётная! — отфыркиваясь и стряхивая с тёмных волос переливающиеся на свету прозрачные капли, в Главный Зал ввалился сын одного из Владык подгорного драконьего рода. — Давно такого ливня не было!

Баярат на ходу стянул насквозь промокшую куртку и, оставшись в свободной навыпуск льняной рубахе и штанах, присоединился к нашей компании, что расположилась у одного из драконьих очагов, согревающих самую большую пещеру.

— Ребятки, вы чего приуныли? — насмешливый голос зелёного дракона загремел под сводами пещеры, привлекая к себе внимание снующих мимо торговцев и жителей. — Пора освежиться!

Бай встряхнул свою куртку и в завизжавшую Фару, которая попыталась спрятаться за широкой спиной Минара, полетели мокрые брызги, обдав не только блондинку, но и бронзового дракона вместе с огненным воплощённым, который не преминул высказаться по этому поводу. К моему удивлению, на обнажённые участки моей кожи не упало ни капли.

После пропажи моего мужа больше месяца назад, драконы с какой-то маниакальной заботливостью незаметно кружили рядом, присматривая, охраняя. Единственным солнечным лучом, что мелькнул в это время, было завершение строительства Драконьей Тропы на Айлис. Сами Владыки остервенело кидались в Промежуток, из которого состояло пространство между мирами и вливали свои магические резервы в переливающуюся радугой магическую дорогу. Итогом их усилий стал тайный проход, видимый только драконам.

И вот под покровом одной из особенно тёмных ночей года, небольшое драконье крыло улетело в мой мир, чтобы узнать, что там творится, а заодно проникнуть на заброшенную территорию возле башен Скаарди. К сожалению, из-за моего вмешательства, многих пленников успели перепрятать в другое место, но несколько саан и одного шэдоу удалось спасти.

Саан отправили на исцеление в башню магов, Самантир обещал присмотреть за их выздоровлением лично. Спасённым шэдоу оказался Сарастэль и всё время Фары уходило на заботу о своём любимом, который с помощью драконов постепенно приходил в себя. Сарастэль выдержал пять ударов. Как чуть позже рассказал отец Баярата — Владыка Шанатэа — неугомонному адепту не хватило одного взмаха Плети Подчинения, чтобы его разум оказался окончательно потерян.

Чтобы отвлечься от тяжёлых раздумий, я, Фара, Минар и Сайн решили погреться у очага и отдохнуть от той скальной массы, что нависала над нами в жилых пещерах. Удавалось это не так часто. По мнению драконов, местонахождение неподвластного больше чужому внушению Целителя Душ должно было тщательно охраняться и чем глубже, тем лучше. Но иногда, в дни когда Главный Зал не был до отказа забит торговцами, мы устраивали побег из своих уже обжитых пещер, а разноцветные ящеры смотрели на это сквозь пальцы, приглядывая лишь издали.

— Ина, — Баярат устроился рядом со мной и озорно мигнув жёлтыми глазами, стряхнул всю воду со своих длинных завивающихся кольцами волос прямо на меня. — для тебя отдельный душик, потеплее.

— Бай, ты хуже демона. — Зелёный дракон весело расхохотался, когда получил от меня ответный ощутимый тычок в плечо.

В такие минуты, я особенно верила, что по-прежнему живу и мой мир не рассыпался пепельной горсткой у моих ног. Со временем, драконы научились оставлять меня в том одиночестве, что мне было необходимо. Чрезмерная опека, что душила меня вначале, оказалась объяснима одним простым фактом. Связь крылатых ящеров в полном браке настолько прочна, что если по какой-то причине умирает один из пары, то второй следует за ним по собственной воле. Этого и боялись Владыки, когда не отходили от меня ни на шаг и подзуживали моих друзей всё время быть рядом. Ведь призрачный шанс, что Фарейн ещё жив — оставался, а если бы со мной что-то случилось, то и он бы исчез окончательно.

Без своего Владыки Снежные драконы окончательно потеряли бы связь с миром и к каким бы последствиям это привело? Хватало того, что больной, жаждущий власти род Фарейна, скрывался за каждым мало-мальски заметным происшествием на Риане. То тут, то там обнаруживался кончик их хвоста, хотя самого рода на Риане не было уже много лет. Работа по схлёстыванию народов между собой велась так давно и методично, что потерялись её концы.

Оставался без ответа лишь один вопрос: голубая драконица Алэна по-прежнему мелькала в рассказываемых пленёнными воинами историях и оставалась непойманной и незаметной даже для Самантира. Учинённая тэрессами и шэдоу война постепенно сходила на нет, отпущенные драконами воины с исцелёнными мною душами возвращались домой и больше не поддавались внушению со стороны заинтересованных в этом лиц.

По доносящимся под землю слухам, стало известно, что короли через своих послов выбирают условия мира, что в скором времени должен воцариться на их землях. Первый шаг к соглашению был сделан королём шэдоу Наравэлем ан'нур Райтэ, а король тэрессов Тэрилен ан'нур Гонтавир ответил на него согласием. Но это лишь битва, война с демонами за Межмирье и его миры насмешливо взирала с порога на попытки её остановить.

— Ина, — протянул на ухо источающий патоку голос зелёного. — Ты с нами? Даже не посмотришь кого я привёл?

Вздрогнув и выныривая из своих воспоминаний, перевела растерянный взгляд со смеющихся жёлтых глаз на вход в Главный Зал, возле которого переминался с ноги на ногу крупный дракон насыщенного лилового оттенка. Тхартэш. Изначальный.

Бурная волна радости, о которой я давным-давно забыла огнём пронеслась по венам и кинула на встречу единственной моей связи с прежней жизнью. Приплюснутая морда дракона оскалила клыки в намёке на улыбку, а в разум ворвались потоки его мыслеобразов. Не имеющие возможности к обороту и человеческой речи, Изначальные общались с помощью мыслей, посылая в чужой разум картинки из того, что они хотели донести.

Но не успела я обнять старого знакомого как мне в живот упёрся острый отливающий ониксовым оттенком коготь, останавливая на полдороги. Дракон задумчиво уставился на янтарит и, подцепив когтём цепочку, что показалась в его лапах тонкой как нить, опустил свою морду ближе к камню, а затем поднял на меня вопросительный взгляд. Возникшие в голове изображения горной слезы и мой образ служили подсказками к пониманию заданного им вопроса.

— Не спрашивай, — дотронулась до лиловых чешуек и погладила их рукой. — Я сама до конца не поняла. Это что-то вроде амулета или талисмана, гора подарила.

Глубокое урчание вырвавшееся из горла Тхартэша напоминало смех и очередной поток образов показал меня посреди пещеры в прозрачном коконе.

— Защищает? — дракон кивнул в ответ и, отпустив цепочку, позволил обнять себя за подставленную шею.

— Ты смотри, — донёсся из глубины большой пещеры восторженный бархатный голос рыжего Шанатэа. — И правда Изначальный её выбрал. Небось и деду помогал с камнями работать, чтобы защитить?

Лиловый совсем по-собачьи сел на попу и, насмешливо изогнув надбровные дуги, склонил голову на бок, окончательно сравнявшись в своём облике с мохнатым животным.

— И что же ты в ней разглядел, старый друг? — черноволосый Владыка пересёк просторы Главного Зала и почесал чешуйки на подставленном с этой целью лиловом носу. — Серьёзно?

Гримонт задумчиво «слушал» образную мыслеречь крупного крылатого зверя и не сводил с меня внимательного взгляда.

— Вот и ещё одна загадка раскрылась, — протянул Владыка, отрывая руку от расстроенно заворчавшего дракона. — А значит, у нас есть козырь перед демонами.

— Что такое? — заинтересованные взгляды друзей сошлись на чёрном драконе.

— Род Ины истребили не из-за её дара, — ответил Гримонт. — И не из-за него её хотели подчинить.

— Ну же, дядя, не тяни, — Баярат нетерпеливо подпрыгивал рядом, не сводя изнывающего любопытством взгляда с Изначального.

— Она — последняя из рода Айвери, — усмехнувшись, начал с общеизвестного факта Владыка, но дальнейшие его слова ввергли меня в шок. — Одного из семи родов, что заперли Айзо в Межмирье. Её кровь сорвёт часть Печати, но демонам нужны все семь потомков. Печать с верховного демона может быть снята только единовременным жертвоприношением тех, в ком течёт кровь её создавших. Тхартэш один из тех, кто сохранял эту тайну, пока в ней была необходимость. Теперь на Айлисе в этом нет нужды. В остальных мирах хранители предупреждены и будут глядеть в оба. Нам теперь нужно найти того, кто замыкал печать от Риана.