«Вообрази истину и молись о ней, во время молитвы вращай ее в уме и молитвы составляй из нее же. Придет момент, когда истина сия войдет в сердце и обымет все существо души, питая ее и обвеселяя. Это есть сроднение души с истиною; после сего сомнения уже не могут колебать ее. Они могут в памяти приходить, но бывают далеко от души, как говор или топот за стеной».

«Чтобы истину проводить в сердце, вот как делать надо!.. Берите истину какую–либо и полнее уясните в сознании, как она исповедуется, и за тем молитесь Господу, да напишет Он ее в сердце, как она исповедуется… Молитвы наши все исходят из догматов. Пришел Господь на землю ради нашего спасения. Исповедуя сию истину, молитесь: «Господи! Как тогда, ходя по земле, исцелял Ты всякие недуги, прокаженных очищал, слепым даровал зрение, — прииде теперь и ко мне и просвети очи ума моего, и проказу грехов сними с меня». Так в отношении ко всякой истине. Когда все истины впадут в сердце, тогда всем сомнениям конец. Они сами будут отскакивать, как стрелы от того, кто покрыт латами. Средство это, иными словами, есть – вкусить истину, радоваться ею, с утешением и сладостью воспоминать об ней, и теплотою сердечно вращать ее в уме. Помоги вам Господи достигнуть сего!»


У слова символ – несколько значений; так было в греческом языке, из которого это слово пришло, так и в русском. Особенно обросло это слово философскими осмыслениями (о символе в философском значении написаны сотни томов книг). Вот разные определения из разных словарей: то, что служит условным знаком какого–либо понятия; в науке – то же, что знак; в искусстве, в широком смысле, символ есть образ в аспекте своей знаковости и знак, наделенный всей органичностью и неисчерпаемостью образа; полная картина, сущность в немногих словах или знаках. Исходное греческое слово означает: стык, скрещение, соединение, слияние, встреча, сочленение. Означало это и опознавательный знак, по которому можно было узнать друг друга вернее, чем по паролю: монету или кость раскалывали на две половинки; если предъявленная половинка полностью подходила к вашей, было ясно, что перед вами – именно тот человек.

Молитва 1–я, святого Макария Великого

Боже, очисти мя грешного, яко николеже сотворих благое пред Тобою, но избави мя от лукавого, и да будет во мне воля Твоя, да неосужденно отверзу уста моя недостойная и восхвалю имя Твое святое, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Якоздесь: так как. Николиже – никогда. Сотворих – я сотворил (соделал).

Боже, очисти мя грешнаго, яко николиже сотворих благое пред Тобою… «Благоискусные перед Богом сами себя признают весьма малыми и крайне неблагоискусными, и для них стало естественным и непременным делом почитать себя низкими или даже ничем… Богатые перед Богом сами для себя кажутся бедными».

И восхвалю имя Твое святое, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь. Окончание этой молитвы (как и многих других) вводит в перспективу человеческой жизни сопричастие Божественной вечности: ныне, всегда и во веки веков да восхвалит человек Триединого Бога! В этой «формуле» уже содержится обетование нашего пребывания в вечности, где, подобно Ангелам, мы будем возносить хвалу Богу, — и напоминание о том, что вечность эта предстоит нам.


Сотворих – форма 1–го лица единственного числа прошедшего времени глагола сотворити. В церковнославянском языке существует четыре типа прошедшего времени глагола; данная форма принадлежит к наиболее общему из этих времен – аористу. Тем, кто не изучает специально грамматику церковнославянского языка, достаточно обратить внимание на то, что во всех прошедших временах глаголы изменяются и по лицам (в русском языке – и я, и ты, и он – сотворил; в церковнославянском: аз сотворих, ты сотвори, он сотвори).

Молитва 2–я того же святого

От сна восстав, полунощную песнь приношу Ти, Спасе, и приподая вопию Ти: не даждь ми уснути во греховней смерти, но ущедри мя, распныйся волею, и лежащаго мя в лености возстави, и спаси мя в предстоянии и молитве, и по сне нощнем возсияй ми день безгрешен, Христе Боже, и спаси мя.

Не даждь ми – не дай мне. Ущедри мя– буквально: сжалься надо мною. Распныйся волею – добровольно распявшийся.


+ Приведем еще изречение преподобного Макария Великого: «Вникни в умную сущность души, и вникни не слегка. Бессмертная душа есть драгоценный некий сосуд. Смотри, как велико небо и земля, и не о них благословил Бог, а только о тебе. Воззри на свое благородство и достоинство, потому что не Ангелов послал, но Сам Господь пришел ходатаем за тебя, чтобы воззвать погибшего, изъявленного, возвратить тебе первоначальный образ чистого Адама. Сам Бог пришел вступиться за тебя и избавить тебя от смерти. Стань же твердо и представь себе, какое о тебе промышление».

Молитва 3–я, того же святого

К Тебе, Владыко Человеколюбче, от сна востав прибегаю, и на дела Твоя подвизаюся милосердием Твоим, и молюся Тебе: помози ми на всякое время, во всякой вещи, и избави мя от всякия мирския злыя вещи и диавольского поспешения, и спаси мя, и введи в Царство Твое вечное. Ты бо еси мой Сотворитель и всякому благу Промысленник и Податель, о Тебе же все упование мое, и Тебе славу возсылаю, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Прибегаю – прихожу, ища помощи, обращаюсь за помощью. Подвизаюся милосердием Твоим – то есть по милости Твоей. Диавольского поспешения – содействия диавола, диавольского соблазна (поспешение – помощь, в достижении чего–либо). Помысленник – Помыслитель. О Тебе же все упование мое – в Тебе – вся моя надежда.


К Тебе, Владыко Человеколюбче… прибегаю… Хотя в современном языке сохранился глагол прибегать, прибегнуть (прибегнуть к решительным мерам), как и родственное слово прибежище, — смысл слова, его внутренняя форма обычно ускользает от нашего сознания. Детское восприятие слова прибегнуть как прибежать совершенно справедливо. Как ребенок от страха всегда прибегает к материнскому лону, и к защите рук матери – так и мы в молитве прибегаем под защиту Господа, Его Матери, Его святых. Вспомним образ средневекового города – огороженного каменными стенами пространства. Городская ограда очень скоро начала не вмещать жителей, которые вынуждены были селиться снаружи, за стенами (загородные жители). Но когда надвигались войска неприятеля, врага – загородные жители бежали (нередко при этом сжигая свои дома) в город–град – прибежище, убежище, на которое они с великой надеждой смотрели. Это образ возводит нас к Богу и Пресвятой Богородице: Они – наше прибежище от всякого нашествия вражеского. Известный образ Божией Матери «Нерушимая Стена» (в храме Софии Киевской) воплощает именно этот символ.


…И избави мя от всякия мирския злыя вещи и диавольского поспешения, и спаси мя, и введи в Царство Твое вечное. Строку из молитвы преподобного Макария Великого дополним словами его поучений. «Душа, действительно стремящаяся к Господу, вся и всецело к Нему простирает любовь свою и, сколько есть сил, к Нему единому привязуется своим произволением, и в этом приобретает помощь благодати, отрицается сама себя и не следует хотениям ума своего, потому что по причине неотлучного с нами и обольщающего нас зла ходит он лукаво. Таким образом, как скоро душа возлюбила Господа, исхищается из сетей собственною своею верою и великой рачительностью, а вместе и помощью свыше, сподобляется Вечного Царства и, действительно возлюбив оное, по собственной своей воле и при помощи Господней, не лишится уже вечной жизни».

«Сказываю тебе, что всего этого желает и вожделевает всякий человек: блудники, и мытари, и несправедливые люди хотели бы получить Царствие так легко, без трудов и подвигов. Для того–то и предлежат на пути искушения, многие испытания, скорби, борения и пролития пота, чтобы явными соделались те, которые действительно от всего произволения и всеми силами даже до смерти любили единого Господа и при такой любви к Нему не имели уже ничего иного для себя вожделенного. Посему–то по правде входят они в Небесное Царство, отрекшись от себя самих, по Господнему слову, и паче дыхания своего возлюбив единого Господа, почему за высокую любовь свою и будут вознаграждены высокими небесными дарами».


Ты бо еси… всякому благу Помысленик и Податель… Господь назван здесь Помыслителем: Тем, Кто создает и направляет все в мире Своей опережающей и определяющей все сущее мыслью. Вспомним слова Библии: Что помыслил Ты, то и совершилось: что определил, то и явилось и сказало: вот я (Иудифь 9, 5–6). Чаще мы употребляем существительное промысл (иногда в славянском тексте – промышление) – «непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией, которым Бог сохраняет бытие и силы тварей, направляет их к благим целям, всякому добру вспомошествует, а возникающее через удаление от добра зло пресекает или исправляет и обращает к добрым последствиям» («Пространный христианский катихизис» святителя Филарета Московского). В светских словарях современного русского языка мы можем встретить слово того же значения и крайне схожей формы – провидение; ср. церковнославянское: смотрение (другое слово того же значения).