Владимир Владко
Ракетоплан С-218



Изображение к книге Ракетоплан С-218


1

Каждое утро она раскидывала по небу свой сияющий широкий хвост, и он, будто исполинская метла, сметал за собой мерцающие звезды; хвост касался их — и они сразу затухали, тускнели, исчезали в его широком сиянии.

Люди забыли, что такое полумгла. Едва красный шар солнца прятался за далеким горизонтом, как на противоположной стороне неба уже расцветало загадочное зеленоватое сияние. Сначала в зените показывалось зеленое с блеском ядро: оно росло, казалось, каждую ночь. И люди уже привыкли говорить, упоминая о чем-то: «Это было еще тогда, когда Комета была не больше, чем Луна». Или: «Это случилось тогда, когда диск Кометы был не больше двух Лун».

Потом от исполинского ядра во все стороны, будто странное холодное зарево, начинало расходиться сияние; оно тянулось через все небо и исчезало за горизонтом. Казалось, этот фантастический хвост обвил всю Землю.

Теперь на небе не было ни Млечного Пути, ни звезд и созвездий — их, словно мелкую пыль, стерла Комета. Только иногда на западе или востоке можно было заметить отдельные ярчайшие звезды. Но даже самые большие с них, те, что раньше, несколько лет тому назад, люди привыкли видеть блестящими искрами на черном небесном бархате, теперь виднелись тусклыми, едва заметными светящимися пятнышками.

Астрономы вынуждены были прекратить почти все небесные наблюдения. Впрочем, никто из них и не интересовался теперь старыми исследованиями. Внимание всех притянула к себе Комета — ведь ныне от нее зависела судьба Земли.

И никто теперь не называл уже Комету так, как именовали ее несколько лет тому назад, — кометой Гриверса. Это не было доказательством пренебрежительного отношения к имени славного астронома. Совсем нет. Гриверс по-прежнему жил в небольшом доме возле своей обсерватории и вместе со своими многочисленными помощниками систематически и настойчиво вел астрономические наблюдения. Человечество называло теперь угрожающее небесное тело просто Кометой. Каждый понимал: если речь идет о Комете, то только о той исполинской, которую американский астроном Гриверс открыл в созвездии Скорпиона.


* * *

Тогда, в первые дни после открытия Гриверса, едва ли кто-то из широкой публики обратил серьезное внимание на сообщение об этом. Разве мало за последние годы было открыто новых звезд, новых небесных тел?..

Еще одна комета, еще одно небесное тело, еще один неизвестный космический путешественник — что же здесь странного?

Но вслед за первым сообщением Гриверс опубликовал второе. В нем известный астроном серьезно и основательно доложил о своих дальнейших наблюдениях. Он адресовал свое сообщение не узкому кругу специалистов-астрономов, а широчайшим массам. Вот самое основное из того, что сообщил Гриверс:

«Новая комета приближается из далеких космических пространств к нашей Солнечной системе с неслыханной до сих пор скоростью. Пока комету заметно только в мощнейшие телескопы. Но в скором времени люди смогут увидеть ее собственными глазами без каких-либо астрономических приборов. Комета мчится по Вселенной с чрезвычайной скоростью — около шестидесяти тысяч километров за секунду. Она движется по открытой кривой — гиперболе, линия которой проходит по Вселенной между орбитами планет Солнечной системы. Вполне вероятно, что комета столкнется с каким-то телом нашей Солнечной системы. Дальнейшие наблюдения и вычисления ведутся».

Это сообщения Гриверса принудило людей обратить взоры в небо. И вскоре многие любители-астрономы в свои небольшие телескопы или даже бинокли были в состоянии найти на небе среди бессчетных блестящих звезд новое маленькое огненное пятнышко — комету Гриверса. Газеты всего земного шара заинтересовались новой кометой, охотно печатая небесные карты, где черным крестиком было обозначено место кометы среди звезд.

Некоторые научно-популярные журналы напомнили читателям по этому поводу судьбу известной кометы Галлея. Один из таких журналов обратился даже к научным работникам с вопросом: «Что они думают о приближении к Солнечной системе кометы Гриверса? Не угрожает ли это нашей Земле какими-то неожиданностями?»

Ученые высказали относительно этого противоречивые мысли. Комета передвигалась в космическом просторе весьма быстро, изучить ее не успели и путь еще не вычислили. Но журнал сделал из этой анкеты своеобразную сенсацию, использовав один из ответов. Малоизвестный астроном Джонс ответил так:

«Путь кометы еще не вычислен. Но уже известно, что гипербола ее проходит между орбитами планет. Вполне возможно, что комета столкнется именно с Землей. Следствия такого столкновения будут, безусловно, катастрофические».

Журнал в связи с этим рассказал читателям историю кометы Галлея, последнее появление которой так напугало Землю в 1911 году. Астрономы, вычислившие орбиту кометы Галлея, твердили тогда, что именно в 1911 году эта комета на своем пути столкнется с Землей. Они не ошиблись: орбиты Земли и кометы Галлея в самом деле пересеклись. Но, к счастью, прежде чем это произошло, комета Галлея в далеких космических пространствах рассыпалась на скопище пыли и мелких осколков. Когда Земля столкнулась с этим облаком, на нее просыпался огненный метеоритный дождь, который отнюдь не повредил человечеству. Более того — это оказалось волшебным зрелищем.

Так прошло две недели. Астроном Гриверс молчал, углубившись в свои наблюдения. Газеты, которые подняли шум вокруг его второго сообщения, в скором времени забыли о сенсации. Тем временем Комета приближалась, и на небе словно бы вырастала новая зеленоватая звезда с едва заметным огненным хвостом, который на некотором расстоянии от ядра Кометы таял среди звезд, будто растворяясь в черном небе. Несколько дней, точнее, несколько ночей, Комету замечали лишь астрономы-любители.

Еще через неделю астроном Гриверс опубликовал свое знаменитое третье сообщение. Оно произвело эффект бомбы, которая неожиданно взорвалась среди людной площади. Астроном Гриверс писал:

«Мои последние наблюдения подтвердили все предыдущие предположения и мысли. Новая комета имеет исполинские размеры. Плотность ее ядра втрое больше чем плотность Земли. Скорость передвижения новой кометы в пространстве 60 000 километров за секунду. Вычисления свидетельствуют, что комета не столкнется с Землей. Но нашей планете угрожает другая опасность, не менее серьезная. В своем стремительном движении по гиперболе к Солнцу, путешественница Вселенной — комета — так близко пронесется около Земли, что, как следует из вычислений, захватит своим притяжением Землю, сорвет ее с орбиты и потащит за собой в неизвестные космические пространства. Земля превратится в спутник кометы. Эта космическая катастрофа случится через несколько лет…».

Невероятная паника охватила человечество после этого сообщения. Наверное, на всей Земле не было человека, который бы каждую ночь не смотрела в небо, разыскивая там Комету. И каждый, кто видел ее, удивлялся:

— Разве может эта мерцающая небесная гостя, эта небольшая зеленоватая блестящая крапинка с малюсеньким хвостом, разве может она угрожать Земле и вызвать катастрофу, которую пророчит астроном Гриверс?..

А Комета неустанно увеличивалась в размерах. На протяжении первого года она вырастала незаметно. Но через несколько лет Комета уже была самой яркой звездой на небосклоне. И с той поры ее рост набрал фантастические темпы, а хвост Кометы обвивал уже все небо. И в этом не было ничего странного: ведь Комета приближалась к земной орбите.

Она приближалась, как грозный враг, который должен был поразить Землю насмерть. Ведь планета, сорванная со своей орбиты притяжением гостьи, прежде всего потеряет атмосферу, и человечество задохнется. И в неизвестные холодные пространства, оборачиваясь вокруг Кометы, освещаемый ее зеленым сиянием, полетит уже мертвый ледяной шар, который еще недавно был прекрасной, покрытой растительностью и изобильной жизнью планетой…

Понятно, с какой радостью встретило человечество гениальный проект инженера Андреева, который предложил свой смелый план спасения Земли.


2

Глухой и долгий удар гонга разом перекрыл гул многотысячной толпы, собравшейся под хрустальным сводом Дворца Конгрессов. Необъятный зал заполнили несколько десятков тысяч людей, которые расположились на широких и мягких пневматических сидениях, концентрическими кругами охватывающих центральную трибуну.