Матовый свет, который заливал мягкими лучами все уголки зала, померк. На центральной трибуне появился коренастый мужчина. Лицо его было серьезно и сосредоточенно; он смотрел вперед и, казалось, будто ждал чего-то.

Потом свободным движением он поднял руку и начал говорить. Голос, усиленный мощными репродукторами, легко доходил до самых последних рядов.

Так началось историческое собрание в Дворце Конгрессов. Все, что происходило на этом собрании, видели и слышали люди во всех уголках земного шара. На площадях были установлены огромные экраны иллюстрированных радиогазет. Люди собирались и перед ними и перед маленькими экранами домашних телевизоров. Весь земной шар слушал необыкновенную речь…

— Бесспорно, вы, товарищи, в основном знаете, почему вас призвали на это собрание. — так начал свою речь глава Всемирного комитета спасения Земли. — И все же для того, чтобы всесторонне осветить перед вами чрезвычайное событие, которое должно состояться 21 июня этого года, мне нужно повторить несколько широко известных утверждений. Вы знаете, что наблюдение и вычисление подтвердили, к сожалению, все выводы профессора Гриверса. Опять-таки к величайшему сожалению, я не могу добавить ничего нового к его выводам. Комета максимально приблизится к Земле 21 июня, и, если нам не посчастливится осуществить наш план, — количество планет Солнечной системы уменьшится на одну…

Общий вздох пронесся по исполинскому залу, пронесся по всему земному шару, сосредоточенно слушающему речь.

— Я хочу продемонстрировать вам схему движения Кометы на протяжении последних пятнадцати лет, с того времени как она появилась на земном небосклоне и ее открыл астроном Гриверс.

Докладчик снова поднял руку, — и темный хрустальный купол Дворца Конгрессов моментально ожил. На его матовой голубизне спокойным светом засияли ясные звезды, одна из которых все увеличивалась и увеличивалась. Именно на нее указала огненная стрелка, которая, покорная руке докладчика, побежала по темному искусственному небу. Эта звезда все время росла; вот из ее левого бока неожиданно появилось небольшое туманное образование, превратившееся вскоре в выгнутый хвост.

— Такой была Комета в первые годы после своего появления. — задумчиво сказал оратор.

Звезды медленно передвигались хрустальным небосклоном. А Комета все росла и росла. Вот она покрыла своим холодным сиянием соседние звезды, будто стерев их. Ее хвост раскинулся широко, словно Млечный Путь. Легкий шум и потрескивания привлекли внимание зрителей к центру зала. Там на массивной подставке стояла причудливая металлическая конструкция, похожая на двуглавого монстра. Из многочисленных отверстий её лился розовый свет, достигавший свода Дворца, его искусственного небосклона.

— То, что вы видите перед собой, — всего лишь работа большого планетария, устроенного в нашем зале, — спокойно объяснял докладчик. — Сейчас планетарий покажет вам орбиты Земли, планет и гиперболу Кометы.

Огненные линии возникли на куполе Дворца. Прежде всего — извечный эллипс земной орбиты, которым летел небольшой голубоватый шар — Земля. А сбоку слева от него появилась яркая, почти прямая линия гиперболы Кометы. Она проходила на расстоянии половины радиуса земной орбиты.

По линии гиперболы быстро двигалась Комета, таща за собой исполинский хвост. Она приближалась вместе с Землей к выпуклой части эллипса, к точке пересечения двух путей.

— Я не хочу останавливаться на подробностях, — сказал докладчик, — и потому ограничусь лишь несколькими главнейшими положениями. Многие, бесспорно, помнят тот безграничный ужас, который охватил человечество после сообщения астронома Гриверса. Упоминания о счастливых последствиях столкновения Земли с известной кометой Галлея в 1911 году никого не могли успокоить. Ведь комета Гриверса — исполинское небесное тело невероятной плотности…

Снова повисла пауза. Докладчик сделал широкий жест рукой:

— Вообще кометы всегда готовят нам неожиданности. Представьте себе огромное тело, которое свободно передвигается в просторах меж звезд и многочисленных солнечных систем по незамкнутой кривой линии — гиперболе. Если комета не очень большая, то, проходя мимо, скажем, нашей Солнечной системы, она покорится силе притяжения Солнца. Тогда комета меняет свой путь, искривляет его, гипербола превращается сначала на параболу, кривую, пока еще не замкнутую, но уже похожую на извлеченный эллипс. А потом, если комета совсем маленькая, она под влиянием притяжения Солнца облетает вокруг него и меняет свою орбиту на закрытый эллипс. Так Солнце, этот «ловец комет», захватывает комету. Она начинает оборачиваться вокруг нашего светила по эллипсу, отходя от Солнца в запланетное пространство и неизменно возвращаясь к нему через определенные промежутки времени. Гак случилось с кометой Галлея, кометой Энке и другими кометами, выловленными Солнцем из мирового пространства и превращенными в спутники нашей Солнечной системы. Они регулярно возвращаются к Солнцу и чаще всего меняют при этом свой вид. Кометы — не стойкие небесные тела. Они мало-помалу распадаются, превращаясь сначала в скопление болидов, потом в облака космической пыли, которая мчится дальше по эллиптической орбите уже исчезнувшей кометы. Именно так и случилось с кометой Галлея. К сожалению, все не так с нашей гигантской Кометой.

Докладчик едва заметно вздохнул — и общим вздохом ответил ему зал.

— Непрошеная гостья неуклонно приближалась, она, каждый год вырастая, перешла к южному зениту, к созвездию Жертвенника, потом промчалась по созвездию Павлина, неустанно направляясь к Земле. Спасения для Земли, казалось, не было. И вот инженер Андреев выдвинул фантастический на первый взгляд проект спасения Земли: с помощью сильнейших взрывов превратить планету как бы в исполинскую ракету и оттолкнуть ее от Кометы. Точнее, не оттолкнуть, а только нейтрализовать притяжение Кометы. Для этого инженер Андреев предложил использовать ядерные бомбы, заложив их в глубокие буровые скважины, размещенные тремя концентрическими кругами вокруг Южного полюса — 80 и 70 параллели и Полярного круга, который совпадает, как известно, с линией параллели 66,5. Вот схема проекта инженера Андреева.

Снова над докладчиком простерлись световые лучи — и в воздухе рельефно проявилась выпуклая поверхность Южного полушария Земли с нанесенными на ней огненными кругами буровых скважин, в которые должны были заложить ядерные бомбы.

Буровые скважины с ядерными бомбами направлены в глубь Земли по наклонным линиям — будто три вложенных друг в друга конуса, вершины которых лежат на воображаемой земной оси.

Зачем нужны эти три конуса буровых скважин, начиненных мощнейшими ядерными бомбами? Путь Кометы лежит примерно перпендикулярно к линии земной оси или под небольшим углом к ней. Если бы мы могли противопоставить притяжению Кометы какую-нибудь силу обратного действия, направленную вдоль земной оси, то такая сила нейтрализовала бы притяжение Кометы и удержала Землю на ее орбите. Но откуда взять эту силу?..

Инженер Андреев гениально предложил превратить Землю в момент наивысшего притяжения Кометы в грандиозную ракету. Ракета ни от чего не отталкивается. Она сама толкает себя обратным действием взрывов, которые происходят в ней. Не обязательно, чтобы ракета была продолговатая. Она может быть и круглая, как Земля. Именно конусы буровых скважин в Антарктике и станут, по мнению инженера Андреева, двигателями ракеты-Земли. Наименьший, первый конус будет выброшен с Земли как первый ракетный взрыв. Потом — второй и третий. Ракета-Земля с помощью этих трех взрывов нейтрализует силу притяжения Кометы в момент самой большой близости этого тела к нашей планете. Притяжение Кометы окажется недостаточно сильным для того, чтобы сорвать Землю с ее орбиты. Итак, весь земной шар превратится на исполинскую ракету весом 6000 триллионов тонн. А разрядной частью ракеты будет вся южная полярная область выше 66 параллели. Смело пожертвовав южной полярной областью, мы спасем земной шар с его населением. Комета понесет с собой в неизвестные космические пространства только часть Земли, которую мы ей добровольно отдадим.

На несколько секунд воцарилась тишина. Все были поражены сообщением.

— Образованный пять лет тому назад Комитет спасения Земли, который руководил осуществлением проекта Андреева, предусмотрел все возможные опасные последствия. Нет сомнения, что ядерные взрывы в южном полушарии вызовут сильное землетрясение, которое прокатится тремя нарастающими волнами по Земле с юга на север. Одновременно надо ждать исполинской морской волны, которая трижды поднимется в океанах и послужит причиной небывалого наводнения на побережных полосах материков. Все это угрожает наисерьезнейшим бедствием. Но у человечества нет другого выхода. Выбирать не из чего. Что же сделал Комитет спасения Земли?