Свет Кометы, который прежде ровно лился сквозь верхние иллюминаторы, теперь мелькал, будто взбешенный луч прожектора, пронизывая кабину то сверху, то снизу, — и наконец потух совсем. Вместо него сквозь стекло иллюминаторов пробивалось едва заметное зеленоватое мерцание.

«Ракетоплан мчится где-то в глубине волн вдоль степей», — подумал я.

Стрелки, которые светились на циферблате моих часов, показывали одиннадцать часов сорок минут. Приближалось время второго взрыва, более сильного чем первый.

В полутемной кабине я заметил, что Стенуа, махая рукой, что-то кричит. Я наклонился вперед, силясь услышать его голос, но в этот миг что-то тяжелое сильно ударило меня по голове, перед глазами вспыхнули огненные молнии, резкая боль взорвалась в затылке. Последнее, что я видел, — бледное лицо Жанны, которая повернулась ко мне.

Больше я не помню ничего…


* * *

…Я приходил в себя будто после тяжелой болезни. Сознание мало-помалу возвращалось. Мне казалось, что меня бросает из стороны в сторону, что я, превратившись в подвешенный на эластичной пружине маятник, качаюсь огромными взмахами. Взмахи становились все меньшие и меньшие, пока не превратились в легкие приятные покачивания. Я почувствовал, что лежу на чем-то мягком.

Я с трудом открыл глаза и сразу зажмурился, ослепленный ярким дневным светом. Ласковый голос надо мной произнес:

— Успокойтесь, все прошло. Вы в полнейшей безопасности.

Это был голос Жанны. Я удовлетворенно улыбнулся и осторожно приоткрыл глаза. Жанна и в самом деле сидела возле меня, а я лежал на мягких пневматических подушках в небольшой продолговатой комнате. Около окна за столом сидел профессор Пелюзье и что-то писал. Эмиль Стенуа стоял позади и листал книжку.

Профессор обернулся, его лицо осветила мягкая улыбка. Он сказал:

— Как видите, все мы живые и, думаю, скоро достигнем цели нашего путешествия.

— Разве… — хотел спросить я.

Но Жанна прикрыла мне рот нежной ладошкой:

— Молчите, вам нельзя разговаривать. Я сейчас расскажу вам все. Вы потеряли сознание перед вторым ударом. Рычаг, обломившись, ударил вас по голове. Ракетоплан выдержал все испытания, и волна вынесла его в глубь степей, за триста километров от места нашей стоянки. Там нас отыскал разведывательный ракетоплан, высланный Комитетом из Москвы в Австралию через Южную Америку и Антарктику. Он подобрал нас, и теперь мы летим над Антарктикой. Вы все время были без сознания. Все прошло, товарищ Троянов, Земля спасена.

Так вот чем объяснялось легкое покачивание, которое я ощутил, очнувшись: мы летели в ракетоплане.

«Итак, мы летим над Антарктикой, — подумал я. — Однако же ее нет — она выброшена в космическое пространство?..»

Будто отвечая на немой вопрос, профессор Пелюзье подошел к окну и сказал:

— Мы летим над полярной областью, точнее, над тем, что раньше было Антарктикой. Теперь здесь сплошной океан. Воды Тихого и Атлантического океанов ринулись с севера в огромную пропасть, которая образовалась здесь, и заполнили ее.

Я хотел встать, но не смог. Жанна поняла меня:

— Вы хотите посмотреть? Сейчас я помогу вам.

Она осторожно приподняла мои плечи и голову к иллюминатору над креслом. Сквозь толстое стекло был виден безграничный океан, по которому катились огромные волны с седыми гребнями. Так вот какая теперь Антарктика! Я много раз пролетал раньше над ее вечными льдами. Теперь их не было… Теплая океанская вода еще не успела замерзнуть. Со временем, наверное, здесь застынут новые льды. А теперь — вода, вода, бескрайние волны потревоженной стихии!..

Я снова устало откинулся на подушки.

Может, вы хотите послушать, что творится в мире? — спросила меня Жанна.

Я послушно кивнул главой. Жанна нажала на кнопку радиоприемника. Знакомый голос диктора продолжал начатую фразу:


«…осталось на своем месте. План инженера Андреева был безусловно верен. Антарктика выброшена взрывами в космическое пространство. Землетрясение, которое возникло после взрывов, послужило причиной больших разрушений только в южном полушарии — до тропика Козерога. Комета уходит к созвездию Столовой Горы. Земля спасена. Внимание! Предположение астронома Бермигтона оправдалось: Земля потеряла своего спутника — Луну. Сила притяжения Кометы сорвала с орбиты Луну и захватила ее в плен. Астрономические обсерватории Южного полушария, которые наблюдали небесные явления в ночь на 22 июня, установили, что Луна, сорвавшись со своей орбиты, с неистовой скоростью полетела к ядру Кометы. Спустя некоторое время Луна исчезла из поля зрения телескопов, отдаляясь в направлении ядра. В скором времени астрономы увидели на ядре Кометы, которая удалялась в космическое пространство, огромную вспышку. Это упала Луна, оставив на диске ядра Кометы яркое огненное пятно. Внимание! От разведывательного ракетоплана Л-306, посланного из Москвы через Южную Америку и Антарктику к Австралии, получено сообщения о судьбе пилота Троянова и экспедиции профессора Пелюзье, которая вылетела 21 июня на ракетоплане С-218 с островов Фолкленда на север. Внимание! Ракетоплан С-218 потерпел крушение и принужден был приземлиться возле бухты Бланка. Пилота и пассажиров океанские волны вынесли в глубь степей, где их заметил и забрал ракетоплан Л-306…»

Я нетерпеливым движением руки попросил выключить репродуктор. Все прошло. Жизнь течет дальше. Неожиданно я ощутил, что очень устал и хочу спать. Сладкая истома разливалась по всему телу.

Я улыбнулся и закрыл глаза.


* * *

Первая публикация в 1929 г. в харьковском журнале в журнале "Знаня та праця"

Авторский сборник "Ракетоплан С-218", Екатеринбург "Тардис", 2010.

Перевод Я. Грековой.[1]

В файле использована иллюстрация Георгия Малакова


Приложение


История Ракетоплана С-218

Перед Вами первый научно-фантастический рассказ, написанный Владимиром Николаевичем Владко еще в 1926 году. Тогда и псевдонима такого "Владко" еще не существовало, а подписывал свои многочисленные публикации журналист и молодой писатель своей настоящей фамилией — "Владимир Еремченко".

Рассказу не очень повезло — опубликовать его автор смог только в 1929 году в харьковском журнале "Знаня та праця". Через семь лет, в 1936 году Владко включил его в свой сборник «12 оповідань», а в 1971 году — в пятый том Собрания сочинений. В советское время на русском языке рассказ так и не был опубликован. Что этому помешало — трудно сказать, возможно он не понравился описанием мировой катастрофы, возможно в нем не была показана классовая борьба и руководящая роль партии и рабочего класса. А может и сам автор не очень хотел этот рассказ "продвинуть", понимая, что многое в нем устарело, начиная от астрономических результатов сближения нашей планеты с кометой и кончая последствиями массового применения атомных бомб для спасения Земли.

Неизвестно, сохранилась ли русская рукопись рассказа. Возможно он изначально был написан на украинском языке. Известно, что Владимир Николаевич одинаково легко писал на обоих языках. Но русский читатель смог познакомиться с этим рассказом только в 2000-е годы, когда энтузиасты и люди желающие заработать немного денег начали разыскивать в библиотеках старые подшивки, переводить и издавать небольшими тиражами советскую фантастику, казалось уже навечно канувшую в Лету.


Осталось только рассказать про разные редакции рассказа.

Мы имеем три прижизненных публикации этого рассказа — 1929, 1936 и 1971 гг. Все три отличаются, видно как автор работал над рассказом перед тем как сдать его в печать. Наиболее интересно сравнивать первую журнальную публикацию 1929 г. и последнюю 1971. Дадим несколько примеров.


Были основательно переписаны и перекомпонованы 1 и 2 главки. Убрано описание голографического изображения во Дворце Конгрессов во время выступления главы Всемирного комитета спасения Земли.


Тусклый свет, заливавший своим мягким сиянием все уголки зала, померк. На центральной трибуне, сначала неясно, затем все ощутимее — стала вырисовываться огромная фигура человека в темном плаще, складки которого свободно спадали с плеч.

Лицо человека было серьезным и сосредоточенным, он смотрел вперед и, казалось, будто чего-то ждал. Каждый из присутствующих во дворце знал, что эта гигантская фигура является лишь увеличенным объемным изображением докладчика, видимым благодаря своеобразному пересечению в воздухе лучей нескольких проекционных прожекторов. Этот удивительный оптический эффект был изобретен только год назад — в 1984 году. Фигура двигалась, и зрители видели перед собой живого человека-великана, который свободным движением поднял вверх руку и начала говорить. Голос, усиленный громкоговорителями, легко доходил до последних рядов.