– Я хочу это услышать, – говорю я ей. – Скажи мне, что ты хочешь его.

– Я хочу его, – без колебаний произносит она.

Мне не нужны дополнительные поощрения.

Я хватаю оба ее запястья и удерживаю их вместе в руке, поднимая их высоко над головой и вдавливая в подушку. Мои губы обрушиваются на ее, а язык вторгается в ее рот. Она вздыхает и кричит мне в рот, но я не останавливаюсь. Даже не замедляюсь.

Мне это нужно так же, как и ей.

Свободная рука движется к боксерам и стаскивает их вниз достаточно, чтобы освободить мой жесткий и ждущий ствол перед тем, как я начну двигаться с определенной целью. Хватаю подол ее рубашки и тяну вверх, пока не показывается бюстгальтер. Оседлав ее, и все еще не отрывая от нее свой рот, я трусь членом о кожу ее обнаженного живота. Протягиваю руку вниз, надеясь, что бюстгальтер, который на ней, застегивается спереди, но это не так, и поэтому я рву эту ее гребаную вещицу.

На этот раз она стонет в знак протеста, борясь против моей хватки на ее руках. Я отодвигаюсь назад достаточно, чтобы освободить ее губы.

– Какого черта ты делаешь? – восклицает она.

– Я собираюсь сорвать твою одежду и трахнуть тебя так сильно, что ты не сможешь ходить в течение недели, – отвечаю я. – Хочешь, чтобы я остановился?

Ее глаза расширяются еще сильнее, грудь поднимается и быстро опадает, рот пару раз открывается и закрывается, прежде чем она энергично кивает головой. На этот раз мне не нужно словесное подтверждение, вместо этого я спускаю ее шорты вниз по ногам. Вместе с ними и ее трусики, я не снимаю их до конца, потому что мои пальцы уже могут достать то, что мой член стремится найти.

Кончики моих пальцев легонько скользят по ее внешним половым губам – дразня. Ее бедра толкаются вверх, пытаясь сильнее тереться, но я пока не разрешаю ей это получить. Сначала я слегка прикасаюсь к ней, пока она не начинает извиваться подо мной. Кончик моего указательного пальца сначала скользит по ее клитору, потом ищет ее щелочку и толкается внутрь.

Она задыхается от ощущений, и уже достаточно мокрая. Достаточно для меня – не потому, что иначе я буду испытывать дискомфорт, а, скорее всего, в предвкушении того, что почувствует мой член. Она по-прежнему много двигается, хотя ее руки все еще прижаты. Я склоняюсь над ней, кружу языком вокруг ее соска, и она стонет.

Тогда я кусаю ее.

Не сильно – недостаточно больно, но определенно достаточно, чтобы ее почувствовать. Ее тело пытается приподняться с кровати, но это не работает – она в ловушке подо мной, и это делает меня действительно очень твердым. Я добавляю еще один палец, скольжу внутрь и обратно еще пару раз, а затем вытаскиваю их и использую влагу, чтобы смазать мой ствол.

– Ты готова? – хриплым голосом спрашиваю я, располагая себя у ее входа. – У меня нет презерватива, и я трахну тебя без защиты. Если хочешь, я выйду.

– Я... я на таблетках, – говорит она, тяжело дыша.

– Это хорошо, – отвечаю я и резко толкаюсь в нее.

Она чуть ли не кричит, и на краткий миг я думаю, что перешел черту. Отпускаю ее руки, и она тут же хватает меня за голову и притягивает мой рот к своему. Я мгновенно чувствую облегчение, и прежде чем грубо ее поцеловать, использую свою теперь свободную руку, обхватывая ее грудь, и тяну сосок. Однако большая часть моего внимания сосредоточена на теплом, чрезвычайно тесном канале, где как раз и находится мой член.

Твою ж мать.

Прошло столько времени – очень много времени – и я чувствую себя ох**нно фантастически.

Я быстро погружаюсь внутрь – затем почти полностью выхожу, прежде чем резко вернуться обратно. Ее тело дергается каждый раз, когда я попадаю в ее центр, что заставляет ее сжиматься и стискивать мой член. Я практически не осознаю, что ее язык в моем рту, потому что мой член ощущает себя слишком великолепно.

Я вонзаюсь в нее все жестче, и она запрокидывает голову, прерывая наш поцелуй. Громко стонет, а я, пользуясь возможностью, немного откидываюсь назад и обхватываю руками ее бедра.

– Тебе лучше подождать, детка.

Она издает тихий звук, немного похожий на писк, но подчиняется – сжав руками мои предплечья и обхватив ногами мои голени. Кровать начинает скрипеть, когда мы наращиваем темп, я ритмично двигаюсь, и мой член заявляет свои права на ее киску. Каждый мой толчок быстрый и глубокий – почти яростный, с каждым выпадом достигающий самого предела, погружаясь по самые яйца. Я вбиваюсь и вбиваюсь в нее до тех пор, пока пот не начинает стекать вниз по моей спине и попадает со лба в глаза.

Я поднимаю руки вверх по ее бокам и концентрируюсь на ее сиськах. Мне нравится, как они чувствуются в моих руках – идеально круглые полушария, мягкая кожа и твердые горошины сосков. Я тяну за них и хочу сосать их больше, но мне нравится темп, который я установил, трахая ее, и мне нужно замедлиться, чтобы добраться до них ртом. Даже легкое прикосновение к ним замедляет меня, а я хочу вбиваться в нее сильнее. Но что еще более важно, мне хочется иметь достойный обзор на ее задницу.

Я выхожу, и она хнычет подо мной, когда я встаю на колени и отцепляю ее руки от своих.

– Стань на четвереньки, – говорю я ей. – Раздвинь ноги.

Мой голос тихий, но тон все же придает словам форму приказа. Она немедленно подчиняется, и я слышу, как она немного поскуливает, когда я продвигаюсь на коленях и располагаюсь между ее ног. Хватаю ее за бедра и резко вхожу в нее. Ее задница потрясающая, и, двигаясь в ней, я погружаю свои пальцы в мягкую плоть.

Она, блядь, такая тесная, и каждый раз, когда я в нее вколачиваюсь, она хватает ртом воздух, а ее киска сжимается. Я закрываю глаза, запрокидываю голову и сосредотачиваюсь на ощущении, стискивающей мой член, пока я ее глубоко трахаю. Когда мои глаза снова открываются, я минуту смотрю вниз, туда, где мой член скользит в нее и обратно, но это зрелище так охренительно потрясающе, что я не могу продолжать смотреть, иначе взорвусь. Вместо этого я наклоняюсь к ее спине и скольжу руками по ее бокам и вниз, чтобы захватить ее сиськи. Тяну ее за соски – не сильно, но достаточно, чтобы немного больше ее возбудить. Она стонет и пытается повернуть голову, чтобы увидеть меня.

Кладу одну руку на ее затылок. Чуть надавив, направляю ее голову к подушке и жду, пока она повернет лицо в сторону, потом опираюсь на нее с немного большим весом, удерживая ее в таком положении. Продолжая вбиваться в нее, другой рукой тянусь южнее и нахожу ее дрожащий живот, а затем пульсирующий клитор.

Я подвожу ее к грани, даю немного остыть, а затем снова довожу до предела. Она вскрикивает, покрывается потом и ее практически трясет. Мои собственные ноги угрожают не выдержать, поэтому я толкаю ее вниз, накрывая ее своим телом. Я лежу на ее спине, ноги между ее ног. Моя рука зажата между киской и матрасом, и я продолжаю кружить пальцем на ее клиторе. Я немного смещаюсь, и несколько мгновений спустя снова погружаюсь в нее – не так глубоко, потому что угол не подходит для глубокого проникновения – но также жестко, как и раньше.

Моя рука освобождает ее шею, и я хватаю ее за волосы.

– Мой член чувствует себя так хорошо, трахая тебя, – рычу я в ее ухо. – Тебе нравится? Да?

Стон – единственный ответ, который я получаю, но этого достаточно.

Я резко вхожу в нее, на мгновение удерживаю себя глубоко внутри, а затем медленно, почти полностью выскальзываю. Я бы вышел полностью, но в таком положении слишком затруднительно будет обратно возвращаться внутрь нее, не встав снова на колени, а мне нравится, когда она, вся распластанная, так лежит подо мной.

Ей тоже нравится.

– Ты знаешь, как легко было бы, – стону я, и мой голос звучит тяжело и хрипло в ее ухо, – трахнуть тебя в задницу в таком положении?

Чувствую, как она напрягается, а на ее шее и плечах появляются мурашки. Я слегка улыбаюсь – она раньше никогда не принимала член в свою попку. Мои губы прижимаются к ее коже ниже уха.

– Не в этот раз, – шепчу я, и чувствую, как она ненадолго расслабляется подо мной. Мой палец снова кружит на ее клиторе, и она стонет. Ее лоно сжимается на моем члене, и я с рычанием толкаюсь в нее. Мои движения неглубокие, но быстрые. Я не перестаю кружить пальцем по ее клитору, пока вбиваюсь в нее так сильно, как могу физически. Скрип кровати совпадает с ритмом моих движений и с ее криками.

Я чувствую, что кончаю, чувствую напряжение в бедрах и ощущение сжатия в моих яйцах прямо перед тем, как волна удовольствия проходит через меня, заставляя что-то бормотать и задерживать дыхание. Я кончаю жестко и глубоко в ней, чуть изгибая спину, чтобы протолкнуться еще глубже, насколько смогу. Когда оргазм утихает, я падаю на ее спину, мои короткие вздохи переходят в жаркое тяжелое дыхание, опаляющее ее кожу между лопаток.