Эриол. Судьба королевы

Татьяна Зинина



Пролог.



- Хватит!

В тишине огромной королевской спальни этот крик прозвучал, как гонг, возвещающий о начале битвы.

- Отпусти. Я больше не могу на это смотреть! Чувствовать это! – голос девушки дрожал, то и дело, срываясь на крик.

Молодой менталист кивнул и молча убрал от неё руки. В тот же момент Эри закрыла лицо ладонями и, странно скорчившись, сползла с края кровати. Её дыхание стало частым, всё тело затрясло, а с губ сорвался стон.

- Боги… - прошептала она, лёжа на полу собственной спальни.

Мысли… Её мысли будто взорвались, наполняясь яркими картинками из памяти. Вот мама… папа… Артур. Первый зов стихии. Море… Игры… Усадьбы барона Виттара. Кай…

Против воли она улыбнулась. Её дыхание стало ровнее, мягче. Она вспомнила их первую встречу… его мягкий взгляд. Первый поцелуй на берегу, тайком ото всех… Его слова, объятия… Боль от расставания.

И снова мрак. Убийство родителей. Коронация. Ссоры с Артуром. Жажда мести. Первый подписанный смертный приговор. Первое присутствие на Совете. Первый страх в глазах подданных. Отчаянье… от невозможности быть рядом с любимым. И опять темнота…

Встреча с Каем на королевском ужине. Его взгляд. Её истерика. Весть о его свадьбе… Её срыв. Сомнения перед подписанием приговора его отцу… Казнь старшего Мадели. И… ночной визит Кери в её комнату.

Девушка глубоко вздохнула. Потом ещё раз.

Медленно подняла голову и открыла глаза…

Синие глаза королевы Эриол.

Глава 1.


В королевских покоях стояла странная тяжёлая тишина. Она была такой давящей, что Кери казалось, ей по силам расплющить его и физически, и морально. Он сидел под стеной и со всё больше нарастающим ужасом смотрел на Эриол.

Дыхание девушки всё ещё оставалось тяжёлым. И пусть она до сих пор не поднялась с пола, но уже не выглядела такой разбитой и поверженной. Она молчала, глядя куда-то в пустоту, и напряжённо сжимала кулаки.

- Ты хоть представляешь, что сделал? – едва слышно проговорила королева, но в тяжёлой тишине комнаты эти слова прозвучали как настоящий взрыв. – Ты даже в страшных снах не увидишь того, что мне пришлось пережить... из-за тебя.

- Эри… - начал он, но тут же себя поправил: – Ваше Величество…

- Замолчи! – выкрикнула она. – Не смей говорить! Не произноси моё имя!

Кери нервно сглотнул и опустил голову. Он как никто другой знал, что когда Эриол в гневе, лучше всего сразу заткнуться и прикинуться мёртвым.

- Боги… - она снова схватилась за голову и вся будто бы сжалась.

В сознании одно за другим всплывали воспоминания этого проклятого года, который она провела рабыней. Она! Великая Эриол! Та кого боялись и уважали все в этом королевстве, и даже за его пределами.

А ведь это именно её наказывали ударами плети. И её бросали в холодный подвал и не выпускали оттуда неделями. Её голую выставляли на продажу на невольничьем рынке. И именно её избивали за неповиновение.

- Боги… - повторила королева, сжимая собственные виски. – Это безумие!

Кери долго мялся, борясь собственным оцепенением, но всё же решился сказать:

- Я могу помочь, - предложил тихо.

- Спасибо, ты уже помог! – злобно бросила девушка.

- Эри, я, правда, помогу. Чуть приглушу поток воспоминаний. Они перестанут тебя душить, но сама ты сможешь выудить их из памяти, просто потянувшись за ними, - проговорил маг, подползая к ней ближе. Вставать на ноги, в то время как сама Эриол сидела на полу, он не рискнул. – Клянусь собственной жизнью, что сделаю только это и не больше.

Она подняла на него тяжёлый недоверчивый взгляд и всё-таки кивнула.

- Ладно. Давай, потому что иначе я просто тронусь умом от этой лавины новых ощущений.

Он присел напротив и посмотрел ей в глаза, а через несколько мгновений гул в её голове стих, мысли упорядочились, а обрывки памяти будто бы сами разложились по местам, причём каждое на своей полке. И теперь всё что чувствовала Эриол это боль от предательства одного из самых близких, коим считала Кери, и безумную всепоглощающую ярость.

Дабы хоть немного успокоиться, девушка прикрыла глаза и откинулась на бок кровати, у которой продолжала сидеть. Она снова молчала, теперь уже просто обдумывая и анализируя именно ту информацию, что получила от молодого мага. Ведь он не мог соврать, показывая ей воспоминания, а значит всё это действительно правда.

- Я хочу тебя убить, - прошептала Эри, и от этого шёпота по коже Кертона побежали мурашки. – Но не сделаю этого. По многим причинам. Ведь… действовал ты не со зла. Хотя это тебя не прощает.

Она замолчала, но вдруг встрепенулась, дёрнулась и быстро принялась поднимать вверх штанину на своей левой ноге. А как только стал виден след от первой рабской метки, на несколько секунд застыла неподвижно.

- Дай мне кинжал, - приказала королева, протягивая руку.

- Эри, я не думаю… - попытался остановить её парень, правильно определив ход её мыслей.

- Кинжал, - леденящим тоном повторила она.

И ему не оставалось ничего иного, как просто повиноваться и протянуть ей оружие. И как только нож оказался в руке Эриол, она с каким-то жутким спокойствием вонзила его в собственную голень прямо под самой старой меткой. Сделала надрез и, подковырнув, вытащила оттуда злополучную пластину.

Кровь из раны капала на светлый ковёр, в ней же были перепачканы пальцы королевы, но, несмотря на боль, ей стало намного легче. Эри с наслаждением ощущала, как к ней по крупицам начинает возвращаться собственная сила, как родная стихия снова откликается на её зов. И на фоне всего этого кровоточащий порез на ноге казался ей сущей мелочью.

Просидев так ещё несколько минут, она всё же поднялась и отправилась в ванную. И уже там, промывая рану, с улыбкой отметила, как быстро та затягивается и исчезает под действием водной стихии.

Но тут Эриол подняла глаза к зеркалу и сразу же перестала улыбаться. Трясущимися руками потянулась к кулону и, сдёрнув его, уставилась на собственное отражение.

- Кери! – властным тоном позвала она, и как только парень появился в проходе, повернулась к нему лицом. – Как ты можешь объяснить всё это?

- Что именно?

- Почему я выгляжу на восемнадцать? Ну, максимум на двадцать? На моём теле нет шрама от удара ножом в сердце, и главное… Почему я выжила?

Сжав в руке собственный кулон, она гордо прошагала мимо парня и снова вернулась в спальню.

- Не знаю… могу только предположить, - несмело начал маг.

- Я слушаю, - бросила королева, с надменным видом усаживаясь в кресло. Ему же она присесть не предложила.

- Они сбросили тебя в реку. А там вода… то есть, твоя стихия. Видимо, в этот момент ты была ещё жива.

- Но во мне уже находился этот проклятый металл, - раздражённым тоном парировала она.

- Наверно, тогда он ещё не прижился, и ты пока могла держать связь со стихией. Но я подозреваю, что в реке ты провела очень много времени. Неделю, как минимум.

- Это можно узнать, - равнодушно заметила девушка. – Лекаря, к которому меня принесли, зовут Брис Эвари. Он живёт в Сепире.

- Я узнаю, - кивнул Кери.

- Узнаешь. Ты вообще теперь будешь во всём мне помогать, причём тайно от остальных, - она вздохнула, с силой сжала поручни кресла и выпалила, наконец, позволяя эмоциям вырваться наружу: - Боги, Кери… ты предал меня! Ты – тот, кому я доверяла безгранично! Ведь фактически, ты сам отдал меня им в руки. Причём именно тогда, когда я не могла за себя постоять! Они же специально спровоцировали тебя на действия. Просчитали, как ребёнка!

- Я знаю, - он виновато склонил голову. – И я никогда не придавал тебя. Ты мне ближе, чем сестра. Эри… прошу, прости меня… Пожалуйста. Я готов на всё, чтобы загладить эту вину, хоть и знаю, что невероятно виноват перед тобой. Из-за меня… из-за моей глупости ты провела год в рабстве. И я пойму, если ты решишь отправить меня на плаху.

- Не дождёшься, - холодно усмехнулась девушка. – Ты нужен мне, Кертон. Живой и невредимый. Но со спокойствием можешь попрощаться. Я не собираюсь оставлять безнаказанным никого из тех, кто виновен в моей смерти. А ещё у меня есть множество неоплаченных счетов к бывшим хозяевам.

И тут она осеклась, расправила напряжённые плечи и произнесла церемониальным тоном, обращаясь при этом к самой себе:

- На правах законной королевы Карилии дарую тебе, рабыня Русина… свободу.

В одно мгновение перед её глазами всё словно полыхнуло, а тело скрутило от жуткой боли. Это было вспышкой... в тысячи раз сильнее, чем от обычного приказа, но как только спазм отпустил, а тело расслабилось, Эриол, наконец, обрела свободу.

Кери смотрел на неё с нескрываемым опасением. Всё же он слишком хорошо знал эту девушку, как и то, что прощать она не умела. Никого и никогда. А значит, каждый из тех, кто имел отношение ко всей этой истории, теперь обязательно получит своё наказание.