Татьяна Ленина
АНОМАЛЬНАЯ ЗОНА. СКВОЗЬ РАДУГУ
Русские секретные материалы

Глава 1

С самого раннего детства Леша Галибин проводил лето в деревне Краснозорино у бабушки: свежий воздух, чистая речка, молоко от своей коровки, овощи со своего огорода — что еще нужно для отдыха?

А еще там был очень страшный лес, где водились чудовища.

Бабушка каждое лето предупреждала Лешу и его младшую сестру Ларку, чтобы в лес они не ходили ни в коем случае, даже не приближались к нему. И Леша ей верил. Сначала — потому что был маленький и верил вообще всему, что говорят взрослые, особенно те, кому стоит доверять. Потом — оттого, что чувствовал: бабушка сама верит в то, что говорит.

Лет в восемь у него появились некоторые сомнения, да и одноклассники скептически восприняли его рассказы о чудовищах, которых даже его бабушка боится. Некоторые ребята говорили, что их родители тоже пугали: злой собакой, милиционером или дядькой с мешком, которые придут и заберут, если не будет слушаться… Но со временем выяснилось, что милиционерам нету дела до непослушных мальчиков, а собакам и подавно. Другие ребята вспоминали собственные страхи: кто-то боялся чудовищ в большом шкафу, кто-то в темном чулане. Но, набравшись смелости и исследовав чулан и шкаф, никого они там не находили. Может, и с лесом так же?

Сомнения были заразительны, доводы ребят — убедительны. Однако когда Леша приезжал летом в Краснозорино, он снова начинал верить в чудовищ. Похоже, в деревне все боялись ходить в этот лес! По крайней мере, его лучшего друга, Мишку Перлова, мать тоже строго-настрого предупреждала в лес не ходить и так же пугала жуткими зверями, которые там якобы водятся. И даже Мишкин дядя, деревенский милиционер, которого все, несмотря на его нестарый еще возраст, уважительно называли Сергей Васильевич, даже он побаивался леса! А ведь у Сергея Васильевича был пистолет… И еще Леша знал, что деревенские не любили выходить во двор ночью. Будто и правда думали, что в темноте может затаиться что-то опасное.

Рос Леша без папы, и мама просто из сил выбивалась, пытаясь прокормить двоих детей, Лешу и Ларку. Когда Леша был совсем маленький, его очень смущало это выражение «прокормить». Ведь не так уж много они с Ларкой едят, чтобы маме приходилось целые дни на работе проводить! Он даже пытался подговорить сестренку поменьше есть, чтобы мама могла раньше возвращаться с работы. Ему тогда казалось, что существует прямая зависимость между тем, сколько они съели, и ее поздними возвращениями. Но потом он понял, что так только говорят — прокормить. А на самом деле «прокорм» — это еще и покупка одежды и обуви, игрушек и карандашей, и плата за квартиру и за транспорт… Все-все требовало денег, а зарабатывала у них одна мама.

Бабушки деньгами помогать не могли.

Мамина мама, которую звали бабушка Катя, помогала тем, что забирала их с Ларкой из детского сада, а потом из школы, кормила обедом и сидела с ними до возвращения мамы.

Папина мама, которую звали бабушка Аня, жила в Краснозорино и брала их к себе на лето, да еще и продукты присылала, овощи у них всегда были свои, лежали в мешках на балконе.

Бабушку Аню Леша обожал: она была добрая, щедрая и рассказывала много интересного: на все случаи жизни у нее были припасены занимательные истории.

А бабушку Катю Леша недолюбливал: она была злая, все время ругала их с Ларкой за шалости, а маму — за то, что так плохо устроила свою жизнь, вышла замуж за деревенского, да еще и пропал муж без вести… Как будто он виноват, что пропал! Да и мама не виновата. Она и так жила трудно, все время ходила поникшая и серая от усталости, а после разговоров с бабушкой всегда запиралась в ванной и подолгу плакала. Леша с Ларкой сидели тогда тихо, даже не играли и все пытались придумать, как бы маму утешить. Но, наверное, ее вообще утешить было нельзя…

Мама очень любила папу. У них по дому везде были развешены его фотографии. Леша его почти и не помнил. Только какой-то смутный образ большого и веселого человека, чье присутствие заряжало близких силой и бодростью. Леше не было трех лет, когда папа пропал. А Ларке тогда только год исполнился. Это летом случилось, в Краснозорине. Лешин папа со своим лучшим другом Андреем Перловым — кстати, Мишкиным отцом! — ушли в лес и там пропали.

Когда Леша потребовал от бабушки подробной истории отцовского исчезновения, она рассказала, что в тот день деревенские видели на краю леса «белого зверя», а эти белые звери — самые страшные из всех, какие из лесу выходят. И местные мужики собрались и пошли с оружием. Все вернулись — а Лешин и Мишин папа сгинули. И даже следов не осталось. Поскольку мертвыми их не видели, то все еще надеялись, что они когда-нибудь вернутся. Бывало, что пропавшие в этом лесу потом возвращались…

Леша все детство мечтал, что папа вернется. С мамой говорить об этом было нельзя: она принималась плакать. А вот с бабушкой Аней они подолгу мечтали о том, как он однажды выйдет из леса или постучится вдруг в дверь. И не сразу даже поймет, что вот этот большой мальчик — его маленький Лешка, а вот эта девочка с толстенькими косичками — Ларка, которую папа оставил совсем еще крохой с прозрачным пушком на головке! В школе Леша дрался с мальчишками, которые утверждали, что мама и бабушка его попросту обманывают, что их с Ларкой отец сбежал, как все другие отцы от нелюбимых жен сбегают… Может, другие отцы и сбегают, а вот его отец был не такой.

Но годы шли, и образ отца становился все более призрачным. Да и сомнения по поводу чудовищ в лесу все больше одолевали Лешу. Он прочел немало сказок, где герой гнался за «таинственным белым зверем» и либо пропадал на сто лет, либо оказывался у замка Спящей Красавицы. Сходство между этими сказками и бабушкиными рассказами неприятно удивило Лешу. А может, действительно она все придумала, а правду от Леши и Ларки скрывают? Ведь эти взрослые — они все серьезное от детей скрывают, считая, что детям просто не под силу понять и принять что-то страшное.

Глава 2

В четвертом классе Леша уже серьезно увлекался биологией, перечитал множество книг и к лету дозрел до открытого бунта.

— Никаких чудовищ не существует, — заявил он бабушке в ответ на ее привычные предупреждения насчет опасностей местного леса. — И страшных диких зверей тут тоже быть не может. Они разве что в Сибири и сохранились-то.

Мишка смотрел на друга с восхищением и согласно кивал. И добавил от себя:

— Вы, баба Аня, наверное, преступников боитесь. Маньяков. Но они тоже вряд ли в наш лес забредут. Маньяки предпочитают город, большое скопление людей, где проще выбрать себе жертву и остаться незамеченным.

Мишка собирался пойти по стопам дяди, стать милиционером, поэтому читал в основном детективы.

Бабушка, вопреки ожиданиям, не удивилась и не возмутилась. Только улыбнулась загадочно. И предложила кое-что мальчикам показать, чтобы убедить их в правдивости ее слов и обоснованности ее страхов.

— Давно бы следовало, да пугать вас зря не хотелось. Но, я вижу, вы выросли. Не испугаетесь уже. А знать вам нужно, что не пустые страхи все это… Особый у нас тут лес. И в Сибири такого не водится, что у нас возле Краснозорина, — певуче говорила бабушка, пока вела их на соседнюю улицу, к дому Надежды Дмитриевны Поповой — «бабки Митревны».

Жила Митревна одна, несмотря на пожилой возраст, легко справлялась со значительным хозяйством, не снимая, носила траур по погибшему несколько лет назад мужу. Отчего он погиб, Леша не знал. Но всегда говорили — не умер, а именно погиб. Еще Леша знал, что покойный Попов был знатным охотником. И в деревне очень жалели о том, что его больше нет. Потому что он «всегда стрелял без промаха» — так о нем говорили. На кого он охотился — Леша опять же не знал. На кого вообще можно охотиться в средней полосе России? И почему все так о его смерти жалеют? Должно быть, хорошим человеком был. Но вот вдова его, бабка Митревна, была угрюмой, молчаливой, злой старухой. Все до единого дети ее недолюбливали, ибо она, в отличие от прочих взрослых, за любую шалость, в ее присутствии совершаемую, карала моментально и, не тратя время на разговоры, сразу переходила к подзатыльникам, шлепкам, а то обхватит ухо заскорузлыми цепкими пальцами и как повернет! И никогда не забудет нажаловаться родителям, причем неизменно преувеличивала, а то и просто клеветала… В общем, противная она была бабка. И Лешке с Мишкой очень не хотелось к ней идти. Однако бабушка Аня привела их именно во двор к Митревне.