Павел Боровец
И БУДЕТ ПЛАМЯ…

— Ну, зажигай!

— Сейчас…

— Да что это такое! Зажигай же…

— Одно мгновение…

Огонек сорвался с дрожащих пальцев и упал на горку высушенной травы. Та ярко вспыхнула, маленький слабый язычок пламени задрожал от порыва холодного ветра, а затем огонь все-таки перекинулся на сухие ветки. Вскоре небольшой костерок весело потрескивал.

Зима уже была не за горами, и поэтому погода стояла холодная. К тому же, досаждали бесконечные осенние дожди, но, хвала Спасителю, сегодня небеса решили сделать передышку и перестали извергать потоки воды. А где-то на севере сейчас свирепствовал Смертный Ливень — жуткое наказание всему живому.

Родрик с удовлетворением протянул озябшие ладони поближе к пламени. Тепло по чуть-чуть проникало в замерзшие фаланги пальцев. Как приятен… огонь, вызванный собственной магией.

Юноша был весьма доволен собой. Он, как и обещал друзьям, Жаклин и Летару, что с открытыми от удивления ртами сидели рядом, показал свое редкое умение. И пусть маги Радуги отлавливали всех мало-мальски способных обращаться с Силой, он не боялся, что друзья выдадут его. Родрик не сомневался в преданности юной и прекрасной Жаклин и гордого, частенько весьма упрямого, Летара.

— Ну, видели? — не без гордости спросил юноша.

— Еще бы, — одними губами заворожено прошептала Жаклин, большими от изумления глазами вглядываясь в лицо Родрика. Она до сего момента не верила рассказам приятеля о владении магией. — Огонь появился прямо из твоих пальцев!

— Жаклинка, а откуда же пламени еще было появиться? — насмешливо произнес Летар, крепкий сероглазый парень в куртке-капюшонке, ни днем, ни ночью не расстававшийся с подаренным отцом на восемнадцатилетие мечом. В следующем году он собирался поступить на службу в Имперскую армию и поэтому уже сейчас старался вести себя как заправский легионер, прошедший не одну жестокую битву. — Сказал бы, да боюсь нежные девичьи ушки не выдержат!

— Дурак! — коротко бросила девушка, обиженно показав парню язык. — Неужели ты не понимаешь, какие неприятности могут быть у Родрика из-за этого? Забыл, как прошлой весной в Шавере магики Кутула сожгли купца, что с помощью заклятий пытался надуть торговца зерном Диметрия? Ведь не из-за обмана купец на костер попал, а за то, что с магией умел пользоваться!

— Ничего я не забыл, — огрызнулся Летар, смущенно взъерошив соломенные волосы на голове. — Здесь Родрику бояться нечего. Зря, что ли, забрались в эту глушь? На Тракте в это время года ни одного путешественника не сыщешь, не говоря уже о магиках Радуги.

— Да ладно вам, еще поссорьтесь из-за таких глупостей! — весело рассмеялся Родрик, успокаивающе обняв друзей за плечи. — Я обещал показать вам свое магическое умение — вот за этим мы и приехали в наш тайный лагерь, а не для того, чтобы ругаться!

— Мы не ругаемся, — деловито отметил Летар, рассматривая кожаные ножны меча, — а всего лишь обсуждаем.

— Да! — хмуро поддакнула девушка, но не удержалась и тихонько захихикала. Криво ухмыльнулся и Летар.

Родрик встал с собственноручно выкорчеванного много лет назад пня и прошелся по поляне, дабы размять затекшие ноги. Дошел до притаившейся под исполинским дубом приземистой землянки-сруба и повернул обратно.

Свой собственный тайный лагерь они соорудили еще пять зим назад. Правда, назвать лагерем хлипкую деревянную хибарку и несколько сваленных в кучу поленьев, расположенных в чаще леса неподалеку от Тракта и брода через Тиллу, язык не поворачивался. Но ребята искренне гордились своей работой и при каждом удобном случае выбирались сюда, чтобы несколько дней пожить дикой жизнью.

— Разжигать костры — это самая ничтожная малость из того, что я умею! — воодушевленно сказал Родрик, меряя шагами поляну. — Посмотрите, как я метаю в цель огненные шары, вот тогда-то челюсти и отвиснут!

— Правда? Чего, правда можешь огненные шары бросать? — с отчаянием закусил губу Летар. Он всегда мечтал стать боевым магом Радуги и сражаться против богомерзкой Нелюди во славу Мельинской Империи, но, к превеликому своему сожалению, не обладал ни щепоткой Силы. А тут приятель, которого знаешь много-много лет как облупленного, таинственно зовет в скрытый в лесу лагерь, обещая показать что-то невероятное, и там вдруг заявляет, что умеет управляться с магией. Ну почему в жизни всегда так получается? — Покажи, а то не поверю!

— Покажу, Летар, покажу, но позже, — успокоил товарища Родрик. — Сперва давайте поедим, а то, пока мы сюда ехали, я уже проголодался.

— Родрик, а почему ты только сейчас признался, что владеешь магией? — заинтересованно произнесла Жаклин, немигающее смотря на пламя. Она была не по годам умна, и ее, несомненно, ждало большое будущее.

Родрик нахмурился. Затем поудобнее натянул плащ на плечи и вновь сел к костру.

И в самом деле, почему он только сейчас смог рассказать о своих способностях, что даны ему были с самого рождения? Почему его жизнь сложилась именно так, а не иначе? Отчего и почему родители испугались отдавать малолетнего сына суровым адептам Ордена Арка, когда те проезжали этими местами в поисках детей, имеющих ростки магической Силы? Ради чего много лет оберегали Родрика от чужих взглядов, рискуя навлечь на себя гнев всемогущей Радуги? Почему не спросили у самого Родрика, как бы он хотел распорядиться своей судьбой?

А ведь он хотел, да что там хотел — просто жаждал стать настоящим магом и носить красный плащ адепта Арка, Ордена всепожирающего Огня! Но родители его не отдали, утаили, спрятали за свои спины!

— Да, действительно, почему только сейчас решился? — вскинул бровь Летар.

— Глупо все получилось, — невесело проговорил Родрик. — Родители убоялись отдать меня ребенком магикам Арка. Наверное, решили, что дома мне будет лучше, чем в каменных кельях хвалинской башни…

— О, Спаситель! — выдохнула Жаклин, закрыв маленькой ладошкой изящный ротик. — Даже боюсь представить, что могло случиться, если бы магики нашли тебя! Твои родители сильно рисковали!

— В особенности, тобой, — хмыкнул Летар. — А главное — у тебя даже не спросили! Я бы, например, с радостью согласился стать послушником Арка и изучать боевые заклятья! Да как вообще родители могут решать за своих детей, какое имеют на это право?

— Тебе бы только с кем-нибудь драться! — скорчила рожицу Жаклин. — Как не меч, то заклятье!

— Во славу Императора и Империи! — серьезно отметил Летар.

— Он прав, Жаклинка, — горько усмехнулся юноша. — Если бы у меня тогда был выбор, я бы без колебаний выбрал службу Радуге. Но выбора не было. Теперь даже не знаю, что делать…

— А что, ты хочешь что-то делать? — удивленно спросила девушка.

— Ну… Вообще-то я собираюсь после окончания Смертного Ливня проститься с родителями и поехать в Хвалин, чтобы попроситься послушником в Орден Арка! Может, возьмут.

— Что? — одновременно выдохнули Летар и Жаклин.

— Да, вы не ослышались, — виновато улыбнулся Родрик. Ему почему-то стало немного неловко из-за своих планов — все-таки они были неприятной неожиданностью для друзей. — Хочу уехать в Хвалин…

— Ты что, совсем с ума сошел? — оборвала его девушка. — Они же тебя сожгут немедленно!

— Он имеет право на этот риск, — угрюмо произнес Летар, перестав разглядывать свои ножны. — Может, ему повезет.

— Глупости! Магики Радуги самые жестокие в Империи люди, если их вообще можно назвать людьми!

— Может, мне повезет, — упрямо повторил Родрик. — Я очень хочу стать магиком, поэтому выбора у меня особого нету! Иначе мне попросту незачем жить!

Жаклин красноречиво покрутила пальцем у виска. Для ее рассудительного ума планы Родрика казались откровенной чушью. По собственной воле отправиться в лапы к жестоким адептам Арка! Чудовищно! Глупо! Чудовищно глупо!

— Не будем спорить, друзья! — примирительно поднял руки Родрик. — Все равно я для себя уже давно все решил. И ничто не может изменить мое решение. Поэтому я и рассказал вам о своей тайне, потому что она больше не имеет никакой важности.

— Может, не стоит рубить сплеча? — с надеждой спросила девушка. Казалось, еще миг и из ее глаз брызнут слезы.

— После нашего возвращения в Мормарн, я все расскажу родителям и в день, когда закончится Ливень — уеду в Хвалин, — бесстрастно отрезал юноша.

— А что же тогда будет с нами? — жалобно спросила Жаклин, кутая руки в рукава подбитой мехом просторной куртки.

— А что с нами будет? — удивился Родрик.

— Ну, мы ведь с самого детства всегда были вместе… — напомнила девушка.