Джек Вэнс
Лионесс: Сад Принцессы Сульдрун.
Том 1



Изображение к книге Лионесс: Сад принцессы Сульдрун. Том 1
Изображение к книге Лионесс: Сад принцессы Сульдрун. Том 1

Перевод с английского

А. Фета

Верстка Sans Nom v1.4




Вэнс Д.

Лионесс: Сад принцессы Сульдрун. Зеленая жемчужина : Романы /

Джек Вэнс; [ пер. с англ. А. Фета ]. - Львів-Харків: Урания, 2016. -

744 с. - (Шедевры фантастики)

* * *

Слепой плотник с холмов над Сан-Франциско
Краткое предисловие переводчика


Книги Джека Вэнса пользуются большой популярностью в Америке и в Европе. Ценители его прозы считают, что по красоте и разнообразию языка,по тонкости и глубине наблюдений человеческой природы Вэнс не уступает лучшим классикам мировой литературы. Один из критиков заслуженно назвал его «Свифтом нашего времени». Другие сравнивают его «Сагу о Кугеле» и две его последние книги, «Зов странствий» и «Лурулу», с вольтеровским «Кандидом». В России Вэнс тоже известен, главным образом среди любителей фантастики, хотя низкое качество иных состряпанных на скорую руку русских переводов его книг, в оригинале отличающихся сложностью структуры, шекспировским богатством лексикона и неповторимым ритмом языка, нередко отпугивает разборчивых читателей.

Джек Вэнс (Джон Холбрук Вэнс) родился в Сан-Франциско в семье состоятельного юриста, разорившегося в годы Великой депрессии 1930-х годов, бросившего жену и детей и сбежавшего в Мексику. Вынужденный самостоятельно добывать средства к существованию, Джек испробовал много профессий,учился на физическом и журналистском факультетах Калифорнийского университета и служил,в годы Второй мировой войны,на корабле Тихоокеанского флота.На борту корабля он стал коротать время, сочиняя рассказы и посылая их в газеты и журналы. Несмотря на то, что его сочинения печатали часто и охотно, Вэнсу, подобно многим другим талантливым писателям, не умеющим или не желающим завязывать связи во влиятельных кругах,не удалось разбогатеть. Он собственными руками построил скромный дом в холмах Окленда, недалеко от Сан-Франциско,а для того,чтобы прокормить семью, продолжал подрабатывать плотником. Тем временем зрение его неуклонно ухудшалось, и в конце концов он полностью ослеп в результате неудачной операции. Примерно к этому времени его книги приобрели международное признание и стали издаваться большими тиражами. Он продолжал писать, пользуясь «древним » компьютером с клавиатурой, на клавиши которой наклеили фигурки, позволявшие ему распознавать буквы на ощупь, и подаренной друзьями программой, читавшей вслух текст, введенный с клавиатуры. Джек Вэнс умер в возрасте 96 лет, ненадолго пережив свою жену, Норму. После ее смерти он уже больше ничего не писал.

Произведения Вэнса трудно отнести к какой-либо определенной категории. Он изобрел собственный жанр — социальной сатиры, трагикомедии человеческих отношений, нанизанной на увлекательный детективный или приключенческий сюжет и разыгрывающейся в условиях инопланетного или очарованного волшебством общества, позволяющих автору ненавязчиво сформулировать ту или иную актуальную проблему современности и предложить пути ее решения. Вэнс умеет убедительно показать, что основные нравственные ценности универсальны и возникают в силу необходимости, а не по велению свыше, но в то же время во многом зависят от местных обычаев и от социального положения героя, как правило ищущего выхода из отчаянной ситуации после того, как он стал жертвой вопиющей несправедливости. Примерно те же идеи преобладают в его знаменитой трилогии «Лионесс». Жанр «фэнтези» не был чем-то новым для Вэнса, который, можно сказать, начинал с него в цикле «Умирающая Земля» и нередко обращался к нему в своих дальнейших повестях и рассказах. Но «Лионесс» стал непревзойденным образцом этого жанра; так считают многие маститые писатели, в том числе Джордж Мартин, охотно признающийся в том, что он заимствовал многие идеи из трилогии «Лионесс». 

Мне посчастливилось несколько раз говорить с Джеком Вэнсом лицом к лицу и по телефону. Мы обсуждали не только трудности перевода его книг, но и общие вопросы культуры и общества. Вэнс поразил меня глубиной и обширностью своей эрудиции, редкой среди американцев, обычно хорошо знающих свое дело, но весьма поверхностно образованных в том, что выходит за рамки их профессии. Меня приятно удивили также его доброта, его готовность уделить практически целый день посетителю, его пристальный интерес к мнениям и жизненному опыту собеседника — при том, что, по словам его жены, Вэнс не стеснялся бесцеремонно вставать из-за стола и уходить, если гость ему чем-то не нравился.

Вэнс — гуманист. Для него человек продолжает оставаться мерой всех вещей,в том числе единственным возможным определителем добра и зла. Вэнс лучше многих понимает недостатки человеческой природы,но не поддается пессимизму,утверждая,что уважение к себе,способность к действию,изобретательность и твердость характера дают человеку возможность не становиться жертвой обстоятельств, коррумпированных властей и неразборчивых в средствах самовлюбленных интриганов. Главное достоинство Вэнса, отличающее его от большинства современных писателей - почти гипнотическая способность внушать читателю ощущение живости и реальности происходящего, позволяющая отождествляться с героем повествования и видеть причудливые обычаи и пейзажи далеких планет так, как если бы автор там побывали рассказывает о том, что видел своими глазами.Если гениальность— убеждать в реальности вымысла,то Вэнс, несомненно,гениален.


Александр Фет

Книга I
Сад принцессы Сульдрун

Предварительные замечания

Старейшие острова и населяющие их народы: краткий обзор (не слишком докучливое предисловие — хотя читатель, недолюбливающий факты, может его и пропустить)

Старейшие острова, ныне погрузившиеся в воды Атлантики, в старину находились к западу от Кантабрийского (Бискайского) залива, отделявшего их от Древней Галлии.

Христианские летописцы редко упоминают о Старейших островах. И.Гильдас, и Ненниус ссылаются на Хайбрас, но Беде молчит. Джеффри де Монмаут намекает на существование Лионесса и Аваллона помимо других, не столь известных городов и событий. Кретьен де Труа восхваляет Исс и его отрады; кроме того, Исс нередко становится местом действия в ранних армориканских народных сказаниях. Ирландские источники многочисленны, но беспорядочны и противоречивы.[1] Св. Брезабий Кардиффский предлагает нашему вниманию весьма замысловатое генеалогическое древо королей Лионесса. Св. Коломба яростно обрушивается на «еретиков, ведьм, идолопоклонников и друидов» острова, именуемого «Хай-Бразий» (так в средневековье называли Хайбрас). Других свидетельств в летописях нет.

Греки и финикийцы торговали со Старейшими островами. Римляне посещали Хайбрас; многие из них селились там, оставив после себя акведуки, дороги, виллы и храмы. В дни упадка Империи в Аваллоне с помпой высадились христианские прелаты с эскортом в роскошных доспехах. Они основали епископства, назначили клерикальных должностных лиц и платили полновесным римским золотом за строительство базилик. Ни одна из церквей, впрочем, не преуспела. Епископы прибегали к крайним мерам в борьбе со старыми богами, нелюдьми и чародеями, но почти никто из них не осмеливался углубиться в Тантревальский лес. Кропила, кадила и анафемы оказывались тщетными перед лицом таких супостатов, как великан Данквин, Тодри Тремудрая или эльфы и феи[2] Заболонной обители. Десятки подвижников, вдохновленных верой, заплатили ужасную цену за свое рвение. Святой Эльрик взошел босиком на Смурийскую скалу, где намеревался подчинить себе огра Магра и обратить его в истинную веру. По сведениям сказателей, святой Эльрик прибыл в полдень, и Магр вежливо согласился выслушать его увещевания. Эльрик прочел впечатляющую проповедь; тем временем Магр развел огонь в яме. Эльрик толковал Священное Писание, обильно приводя цитаты, и воспевал хвалу преимуществам христианства. Когда он закончил, в последний раз провозгласив «Аллилуйя!», Магр поднес ему чарку эля, чтобы тот промочил горло. Наточив нож, огр положительно отозвался о риторическом даре миссионера. Затем, одним взмахом, Магр отсек Эльрику голову, нарезал миссионера на куски, нанизал куски на рашперы и поджарил на огне, после чего отменно закусил святыми мощами с гарниром из лука-порея и капусты. Святая Ульдина пыталась крестить тролля в водах Черной Мейры, небольшого горного озера. Она была неутомима; несмотря на все ее старания, тролль изнасиловал мученицу четыре раза, чем довел ее, наконец, до отчаяния. В свое время Ульдина родила четырех бесят. Старший, Игнальдус, стал отцом зловещего рыцаря, сэра Сакронтина, не знавшего сна и покоя, пока он не убивал христианина. Других отпрысков святой Ульдины звали Драт, Аллейя и Базилья.[3] В Годелии друиды не переставали поклоняться богу Солнца Лугу, богине Луны Матроне, Адонису Прекрасному, оленю Кернууну, кабану Мокусу, демону тьмы Каю, грации Ши и бесчисленным местным полубогам.