Дж. Р. Уорд
Адская свадьба
Пожарные — 0,5

Информация о переводе:

Перевод: РыжаяАня

Редактура: Андрованда, Elsa

Перевод осуществлен для группы vk.com/jrward

Часть 1
Предсвадебный ужин

Глава 1

Четверг, 29 октября

48 часов до катастрофы

Нью-Брансвик, Массачусетс


— Да потому что женщина не может быть другом жениха! Поэтому она не может присутствовать на нашей гребаной свадьбе!

Энн Эшберн зашла через заднюю дверь одноэтажного дома, понимая, что она не просто давно ждала этот миленький маленький срыв, он также предоставил ей законную и такую желанную отмазку. И, наверное, это первый и последний раз, когда она в чем-то соглашается с невестой.

Не по поводу роли женщин в свадебных церемониях, а относительно того, что Энн не может присутствовать на конкретно этой «гребаной свадьбе».

Все присутствующие в кухне повернулись в ее сторону: Дендра Кокс, будущая носительница белого платья, Роберт «Муз»[1] Миллер, ее измотанный жених и коллега Энн по 499-ой пожарной части, и… Дэнни-бой Магуайер.

По правде, она заметила его одного и, тем не менее, старательно отказывалась смотреть в его сторону.

Одно плохо — не заметить Дэнни было невозможно. Как и почти все пожарники, он был в великолепной физической форме, мог похвастаться огромным телом, увитым мускулами и готовым в любую секунду броситься на острие огня. Он стоял, прислонившись к облупившейся столешнице, скрестив руки на выдающейся груди, а ноги — в лодыжках. Его небесно голубые глаза не пропускали ни одной детали. Казалось, мужчина только вышел из душа, его блестящие черные волосы сохранили влагу, и Энн отчаянно противилась мыслям, в которых он обнаженный стоял под струями воды, а его татуированный торс изгибался, пока он смывал пену с…

Она вскинула руки, прерывая жестом как свои фантазии, так и спор.

— Слушайте, я не хочу становиться проблемой. Я с радостью отойду в сторону…

— И тогда у меня будет одна лишняя подружка невесты! — Невеста сосредоточилась на своем суженом. — Все расчеты в мусорку! Ты специально дождался, когда до свадьбы останется два дня, чтобы сообщить мне то, что наверняка мне не понравится, и сейчас все расчеты впустую!

Когда жених приклеился взглядом к линолеуму, было сложно не представить восковую версию их пары на свадебном торте: Дендра в джинсах в облипку и кашемировом свитере, подавшаяся всем телом вперед, будто собираясь влепить затрещину своему благоверному; Муз в его футболке с логотипом пожарной части Нью-Брансвика, с широкими плечами и бородой на лице, и он отклонялся назад так, словно кто-то гриппозный собирался чихнуть ему в лицо.

Ох уж эта настоящая любовь.

— Я не думал, что это так важно, — пробормотал Муз. — Энн — член 499-ой бригады, все остальные в связке.

— Она — девчонка! — Дендра указала на Энн. — Из-за этого все летит к черту!

— Правда, я не хочу становиться проблемой. — Энн снова вскинула руки. — Поэтому с радостью посижу на скамейке. Все нормально…

Дендра бросила в ее сторону острый взгляд.

— Проблема парности останется! Все мои подруги уже заплатили за платья. А это по сто двадцать долларов за штуку.

Иии, пора на выход, — подумала Энн. Муз вызвался добровольцем на это безобразие, но все остальные имеют право…

— Я думаю, что женщина может играть любую роль, какую пожелает.

Все оглянулись на Дэнни, который произнес эту фразу… включая Энн, внезапно подцепившую гневные эманации от Дендры.

Да как ты смеешь, — мысленно прошипела она ему за спиной невесты.

Дэнни просто пожал плечами, словно надел женский брючный костюм и цитировал Опру, Мишель Обама и Хиллари Клинтон одновременно.

— Дендра, ты же выше этого сексизма? Никто не станет указывать тебе, как правильно организовать твою свадьбу. Ты же уверена в себе.

Тебе не жить, — пообещала мысленно Энн.

— Думаю, Дендра хочет, чтобы ее свадьба прошла по плану, — сказала она вслух.

Дэнни нахмурился в притворном смятении.

— То есть ты согласна с двойными стандартами для женщин и мужчин? Поразительно, учитывая твое поведение в пожарной части. Я-то думал, ты за равенство.

— Так и есть, — ответила она резко. — Но сейчас речь о другом.

— Уверена? Не понимаю, как можно придерживаться гендерных ролей, когда речь касается свадебной церемонии, и при этом защищать права женщин на работу в полиции, пожарной части или нахождении на передовой — в армии.

— Избавь меня от мнения о женских проблемах от кого-то, кто никогда не носил платье.

— Я просто отметил, что ты не хочешь избавить женщин от обязанности носить платье.

— Это — ее свадьба, — Энн пальцем ткнула в сторону Дендры. — Невеста — она. Она решает, что хорошо, а что плохо лично для нее, и она не нуждается в указаниях от постороннего мужика.

— Даже если я защищаю права женщин?

— Держи рот закрытым, пока не отрастишь пару яичников!

Когда голос Энн рикошетом разнесся по кухне, она осознала, что подошла к Дэнни вплотную… а Дендра с Музом молча наблюдали за ними.

Прокашлявшись, Энн сделала шаг назад.

— Так или иначе, Дендра приняла решение. И я поддерживаю ее выбор.

Дендра, прищурившись, посмотрела на Дэнни, и что-то настораживало в ее взгляде.

— На самом деле, — протянула невеста, — наверное, ей стоит присутствовать на свадьбе.

Энн приложила все усилия, чтобы сохранить маску безразличия на лице.

— Не стоит ущемлять свои принципы ради меня.

— Я и не буду. — Женщина посмотрела на Дэнни. — Прекрасно. Нарядим ее в смокинг, как и остальных мужчин. Проведет мою сестру к алтарю, как мужчина. В конечном итоге, у нее слишком широкие плечи для платья, и не придется разбивать пары.

Энн закатила глаза.

Да, давайте послушаем про девичью силу[2].

— Значит, уладили, — заключила Дендра с натянутой улыбкой. — Тебе нужен смокинг. Если, конечно, у тебя его еще нет.

На мгновение Энн захотелось, чтобы кто-нибудь возразил этой женщине. Муз, например. Но, очевидно, он сложил оружие и умывал руки в части свадебной подготовки, а Дэнни только что добился желаемого, поэтому не скажет ни слова.

И, по правде, они столько лет бок о бок сражались с огнем, что были как братья во всем, кроме крови. И хотя она считала, что Муз рехнулся, раз женится на этой красивой, но чрезвычайно вредной женщине, зная ее всего несколько месяцев, Энн все равно собиралась поддержать парня, если он хотел ее участия… а он хотел. Он сделал ей личное приглашение в пожарной части.

— Ребята, где вы арендуете ваши костюмы?

— Смокинги, — поправила ее Дендра.

Жених моргнул так, словно забыл английский. С другой стороны, в последнее время он часто так делал в участке.

— Ты серьезно собираешься надеть смокинг?

— Мне ли не все равно?

— Я поеду с тобой, — сказал Дэнни. — Покажу место.


***


Дэнни Магуайер был готов к лучу смерти в свою сторону, и, блин, он его получил. Глаза Энн вперились в него как пара прицельных лучей от снайперской винтовки, и он удивился, как его мозг и шкафчики за спиной не расщепило на атомы.

С другой стороны, Энн всегда так влияла на него. Она привлекла его внимание в самый первый день, два года назад, когда вошла в помещение 499-ой части… и не потому, что была младшей сестрой начальника подразделения Нового Брансвика, Томаса Эшберна-младшего. Даже будучи выпускницей академии, она отличалась дерзкой уверенностью и компетентностью.

А потом они стали работать в одной бригаде.

Энн была его любимицей среди всех, потому что он никогда не задавался вопросом, что она собиралась сделать и куда собиралась пойти. Они думали на одной волне, реагировали одинаково и двигались синхронно.

Он всегда мог прочесть ее мысли.

Например, сейчас? Она мысленно кастрировала его и выбросила яйца в мусорку под раковиной.

— Просто скажи, куда ехать, — выдавила она Музу.

Оставив вопрос без ответа, Дэнни отклеился от столешницы и направился к выходу. Ее «Субару Аутбэк» был припаркован рядом с его грузовиком, и, обойдя «японца», он устроился на пассажирском сидении.

Когда Энн вышла на улицу и увидела его, то застыла на крыльце и одарила таким взглядом, словно ее подмывало взорвать собственную тачку.

Боже, какая же ты красивая, — подумал Дэнни.

Забавно, на правильной женщине обычные треники, черная флисовая кофта и кроссовки «Брукс» превращались в бальное платье и шпильки. К черту Дендру и ее сережки с фальшивым цирконием, тонну парфюма, накладные ресницы и лифчики с поролоном. Энн была естественной во всем: от волос, выгоревших на солнце, стянутых в хвост и открывающих ее чистое лицо, до ее запаха — смеси мыла и шампуня… чтобы отправить в нокаут, ей не нужно было прикладывать усилия.