Длинный лимузин въехал на улицу, и приглушенный шум из салона настолько выбивался из общей картины, что Энн добавила очередное сожаление в список этих выходных.

Ииии это было до того, как Муз высунулся из люка на крыше, держа по пиву в каждой руке.

— Сеструуууухааааа!

У каждого в пожарной части была своя кличка, а свою она получила потому, что была, черт возьми, сестрой начальника пожарной части.

Это — еще один пример наследия ее семьи: ее отец, Том Старший, вплоть до самой своей смерти считался легендой в управлении, а его сын, Том Младший, был говнюком, настолько сложным в общении, что легче было поладить с Кракеном.

Лимузин остановился в конце ее подъездной дорожки, и Энн поспешила к двери, руководствуясь теорией, что чем быстрее она сядет внутрь, тем скорее соседей оставят в покое.

— Как жизнь, дружка жениха! — прокричал Муз. — Зажжем или как?!

Задняя дверь открылась, и послышались старые-добрые «Стоунзы», когда Дэнни выбрался из салона, выпрямляясь во весь рост. Она удивилась, увидев его в брюках и рубашке. Обычно он носил униформу, на работе и вне службы.

— Привет, — поздоровался он, когда Энн подошла к нему. — Я поговорил с Музом. Никаких стриптизерш. Дендра выразила свое категоричное «фи». Поэтому мы просто затусим в «Местном».

«Местный» — это конференц-зал в пожарной части, там точно никто не выпрыгнет из торта.

Энн пожала плечами.

— Я всегда могу вызвать «Убер», если мне что-то не понравится. Муз может Муз-ить без оглядки на меня.

На этой ноте она наклонилась, заглядывая в салон. Раздался гомон и приветствия, заглушившие рок-н-ролл.

Собрались все, кого она ожидала увидеть: Джек и Мик — соседи Муза и Дэнни по комнате, которые входили в штурмовую группу; Патрик «Дафф» Даффи, вечный золотой мальчик 499-ой части; Дешан Льюис, инженер, и его кузен Тай, состоявший в поисково-спасательном отряде, а также Эмилио Чавес, еще один член 499-ой.

Если считать Дэнни и жениха, собралось добрых семнадцать сотен фунтов мускул, и Энн задумалась, как подвеска справляется с дорогой.

— Парни, как дела? — спросила Энн, забираясь внутрь.

Она усаживалась на свободное место между Даффом и Джеком под разнообразные «охрененно просто». Когда ей передали пиво, Дэнни протиснулся в салон и указал Даффу:

— Подвинулся.

— Что? — переспросил блондин.

— Двигайся. Ты занял мое место.

Разговоры смолкли, Энн тоже сильно удивилась. Но Дэнни не шутил.

— Да ладно, Дэнни-бой…

— Шевелись.

Дафф поднялся с кряхтеньем.

— Ну и на чьи коленки мне приземлиться?

— Мои! — отозвался Муз, похлопав себя по ногам. — Я хочу прожить последнюю свободную ночь на полную катушку!

— Ну, если смотреть под таким ракурсом… — Дафф переключил песню. — Я могу и станцевать.

Дэнни сел рядом с ней, когда тишина накрыла команду, а потом…

Ну конечно, подумала Энн. «Как девственница»[7].

Когда заиграла песня, Дафф оглянулся через плечо на Муза и послал ему воздушный поцелуй.

— Потому что еще не делал этого прежде.

— Это ДжейКоул, — прокомментировал Дешан. — Не Мадонна.

— Чувак, не мешай искусству. — Дафф высунулся в люк и затянул как Паваротти:

— Я выбралаааась из бескрааааайней пустоты. Не знааааю каааааак, но мнееее…

У Даффа было красивое лицо и отличное тело, но, Боже сущий на небесах, он двигался как белый парень с переломанными ногами. А его пение? Он не то что не попал бы на «Голос», Энн всерьез представила, как завяли уши у всех псов в округе.

— Так, Энн, как жизнь? — спросил ее Джек, пока Муз шлепал Даффа по заднице.

Когда сосед Дэнни обратился к ней, она обрадовалась возможности отвлечься на его красивое лицо. Он носил короткую, почти под ноль военную стрижку, и был одет во все черное — от слаксов до рубашки. Мускулистый, как Мик, он производил впечатление тренированного убийцы: от него сквозило спокойствием, которое приходит с опытом и пониманием того, что ты способен справиться с любой ситуацией.

— Хорошо, — ответила она. — А ты?

Дафф затянул припев так, как это может сделать только глухой, полупьяный бывший лайнбекер[8]: полагаясь на громкость, сплошное надругательство.

— На сегодняшней тренировке я получил порцию слезоточивого газа. — Джек вытер лицо. — Глаза все еще слезятся. Поэтому если я разревусь…

— Это не значит, что ты расчувствовался от танцев и пения Даффа.

— Ну, может, я и проникся этим… но зависть с гордостью тут не при чем, уж поверь.

Муз запрокинул голову и смеялся до красноты на бородатом лице, и Энн внезапно ощутила тоску. Он всегда был громким и добродушным парнем, и она переживала относительно предстоящей свадьбы: Дендра была ему не подходящей парой, судя по тому, что Энн слышала в части.

Когда лимузин сделал поворот, Дэнни наклонился к Музу:

— Я думал, мы едем в «Местный»?

— Смена курса. — Жених ухмыльнулся. — Дендре ни слова.

— И куда мы направляемся?

— Ш-ш. Это наш маленький секрет.

Нью-Брансвик — город на берегу океана, расположенный в сорока пяти минутах вдоль по побережью от Бостона. Будучи миллионником, он был аутсайдером во многих смыслах по сравнению с Бинтауном, но ему также хватало плотности населения для процветания делового квартала, университета и травматологического центра первого порядка, в который свозили пациентов из Кейп-Кода.

Здесь также располагался Район Стриптиза, как его называли.

В начале века Нью-Брансвик специализировался на промышленности, разнообразные товары и текстиль развозили по всему побережью и экспортировали по стране — водным или железнодорожным транспортом. Но процветание длилось недолго. Со временем, когда центр этого сектора экономики сместился за океан, фабрики и оборудование попытались адаптировать под другие нужды, но большая их часть все же была заброшена.

Но на их место пришли другие заведения.

И не во все из них Энн решилась бы пойти с оравой пьяных мужчин. В ночь, когда сам Бог велел принимать сомнительные решения.

Когда они затормозили на светофоре, Энн задумалась, может ли слинять. Наверное, нет. Чтобы добраться до двери, придется лезть через четверых…

А сейчас они поворачивают на Луи и направляются к бухте.

Район Стриптиза располагался на самом краю промзоны, череду из десяти-пятнадцати «джентльменских клубов» разбавляли тату-салоны, хостелы и пункт приема крови. Она бывала здесь не сосчитать сколько раз, но не в качестве клиента: 499-ый участок ютился в шести кварталах на запад, и отвечал за весь район.

Она знала каждое заведение наизусть, и молилась, чтобы они ехали не в…

Муз снова высунулся в люк.

— «Мяу Киска», вот мы и приехали!

О, милостивый Боже.


***


Дэнни был готов прикончить Муза. Парень поклялся, что вечеринка пройдет в «Местном»… Иными словами, не намечалось ничего непотребного. Ни стриптизерш, ни отвязной пьянки, простая тусовка среди своих, сопровождающаяся байками и тостами за здоровье Муза.

Смена курса привела их прямиком к царству обнаженки.

Дэнни не осуждал стриптизерш или профессионалок, но и не поощрял. Даже когда в колледже в его бестолковой голове правили бал гормоны вместо мозгов, он всегда предпочитал искать активную партнершу, а не оплаченную невольницу, потому что его всегда коробило от объективизации женщин.

Да, студенческое братство глумилось над ним за это, но ему было плевать.

Если добавить Энн ко всему этому? Да, ему хотелось послать Муза с его блестящей идеей к черту.

Десять минут спустя лимузин припарковался перед клубом «Мяу Киска» — трехэтажным вместилищем беззакония с наглухо тонированными окнами — и Муз, думая лишь о заведении, распахнул дверь и буквально вывалился на тротуар.

Он зацепился прежде, чем успел шлифануть лицо об асфальт, Дэнни даже впечатлился такому владению телом.

Джек выглянул из-за Энн.

— Дэнни-бой, мне туда нельзя. Штурмовая группа проводила рейд на прошлой неделе.

— Членам штурмовой группы туда вход заказан, — добавил Мик.

— Да, я тоже туда не пойду, — ответил Дэнни.

Разноголосый хор заставил всех посмотреть на улицу. Группа двадцатилетних парней устремилась к Музу, и Дэнни узнал среди них парней из студбратства.

Дешан и Тай вышли из лимузина.

— Попахивает дерьмом. И как бы я не любил парня, не собираюсь терять аккредитацию ради последней попойки Муза.

Эмилио и Дафф также отказались.

Дэнни посмотрел на Энн.

— Не хочешь прогуляться со мной до 499-ой? Так или иначе, я должен отогнать грузовик Муза домой.

И это — чушь собачья. Но он хотел провести с ней время за пределами рабочих стен, поэтому приходилось довольствоваться малым.

Зовите его Мистер Умник.

— Давай. — Энн отставила пиво в сторону и хлопнула ладошками по своим ногам. — Мне не помешает подышать свежим воздухом.