Он сделал глубокий вдох и сосредоточился на Энн, но потом отвел взгляд, чтобы его не поймали с поличным.

— Но сейчас я знаю, что любовь может возникнуть между двумя людьми. Она не обязательно должна быть объяснимой, ведь логика здесь не главное. Она не обязательно приходит в правильное время, потому что вечность похожа на бесконечность, без начала и конца. И любовь не должна поддаваться определению, потому что правда — она как вера… она просто есть.

Внезапно Дэнни осознал, что обращается к Энн, а не к брачующимся, поэтому пришлось дать себе подзатыльник и поднять бокал.

— Так давайте же выпьем за Муза и Дендру. Этот парень — лучший из всех, кого я знал, и я желаю вам обоим удачи.

Ведь она им понадобится.

— И, конечно же, счастья.

— За Муза и Дендру, — вторили остальные.

— За свадебную ночь на четвереньках! — кричали парни из студбратства.

— Ты это про Муза или Дендру? — подначивали пьяные товарищи.

Дэнни сел, чувствуя, как невеста бросает разъяренные взгляды в сторону хамоватых приглашенных… и Дэнни не сомневался, что Музу это еще аукнется.

Но это — не его проблема. Его волновала одна Энн.

Эта ночь — та самая. Сегодня он признается ей в своих чувствах. Так или иначе… он выложит все карты на стол, надеясь, что она ответит ему тем же.

Ну или хотя бы не захлопнет метафорическую дверь перед его рожей.

Часть 2
Церемония

Глава 1

Суббота, 31 октября

2 часа до катастрофы

Собор Святой Марии, Нью-Брансвик, Массачусетс


Энн Эшберн никогда не мечтала о фате. В юности она не грезила белым платьем, не ждала, что ее спасет рыцарь-в-сияющих-доспехах, то есть жених, который возьмет ее под свою ответственность до конца своей жизни.

Не-а. Энн хотела тушить пожары, как ее отец и брат. Хотя она потеряла уважение к первому, а ее отношения с братом были натянутыми, она хотела носить форму и кислородный баллон на спине, чтобы дышать спертым воздухом, забегая в открытое пламя, таща за собой пожарный рукав весом в сотни фунтов. Она хотела спасать пенсионеров и детей, людей, наглотавшихся дыма. Она была готова вскрывать смятые автомобили и вытаскивать поломанные тела на обочину шоссе. Она точно знала, что холод зимних ночей и жара в летние дни, физическое истощение и ментальная усталость не заставят ее отказаться от этой работы.

Поэтому да, статус замужней дамы ее не прельщал. Черта с два она уподобится своей матери, которая живет несамостоятельной жизнью образца 1950-х годов, представляя собой причесанную куклу, чья основная задача — убираться, готовить и молчать в тряпочку.

На этой ноте, останавливаясь на парковке и смотря на витражи и высокие шпили Собора Святой Марии, она решила, что это логично: она здесь не только не в роли невесты, она даже не подружка невесты.

Как и все из команды 499-ой пожарной части, она — друг жениха в предстоящей церемонии венчания Роберта «Муза» Миллера и Дендры… какая у нее фамилия? Кокс. Точно.

Энн уже начала свыкаться с ролью друга жениха. Не то, чтобы Дафф, Эмилио, Дешан или кто-то из ее коллег собирался в ближайшее время остепениться.

Уж точно не Дэнни-бой Магуайер.

Помяни черта: фордовский грузовик заехал на парковку, солнечные лучи уходящего дня отскочили от лобового стекла.

Когда сердце сделало кульбит в груди, ее подмывало быстренько скрыться за дверью… но она же никогда не пасовала перед трудностями.

Но Дэнни едва ли можно назвать простой «трудностью».

И, да, ладно. Она сбежала от него, по крайней мере, один раз: прошлым вечером на репетиционном ужине она буквально выскочила из зала после той его речи.

«Я никогда не верил в любовь…. считал, что это — всего лишь слово, название, придуманное для фантазии, неправильная трактовка судьбы, ложь, созданная для того, чтобы чувствовать себя уверенней в этом неидеальном, ненадежном, долбанутом мире.

Но сейчас я знаю, что любовь может возникнуть между двумя людьми. Она не обязательно должна быть объяснимой, ведь логика здесь не главное. Она не обязательно приходит в правильное время, потому что вечность похожа на бесконечность, без начала и конца. И любовь не должна поддаваться определению, потому что правда — она как вера… она просто есть.

Поэтому выпьем за любовь.»

Он смотрел на нее во время своей речи. Он обращался… к ней… своим тягучим, низким голосом.

Все остальные пили за Муза и Дендру. Но Энн знала, что речь была не о них. Дэнни, дамский угодник, король перепиха без обязательств, да не настигнут его узы брака… казалось, он не просто внутренне изменился.

Казалось, он вручил Энн свое сердце.

Если, конечно, она правильно его поняла? С другой стороны, они целовались две ночи назад. В ее гостиной. Когда были на адреналине после того, как спасли чужую жизнь.

И контакт в поцелуе оказался лучше любых самых ярких фантазий. Спустя два года притяжения, неосознанное влечение, которое настойчиво заталкивали под кровать, вырвалось на свободу. И не было пути назад.

Особенно потому, что она отвечала взаимностью.

Поэтому черт, да, она сбежала из ресторана. В секунду, когда она смогла позволить себе подняться со своего стула, Энн выскочила на улицу, оставив Дэнни без транспорта на обратном пути домой.

Он позвонил ей через два часа. Он был в баре, наверняка в «Таймауте», где всегда зависала бригада, и из трубки доносились звуки заведения.

Она не ответила. Он оставил короткое сообщение, но она не перезвонила.

Энн просто не знала, что делать. Ну, не совсем правда. Она многое хотела сделать с ним, на нем… все из разряда обнаженки с элементами эротики и не обязательно в горизонтальной плоскости.

Встряхнувшись, она посмотрела, как мимо проехал грузовик Дэнни. Сидя за рулем, мужчина посмотрел на нее.

Она дождалась, когда он найдет свободное место и, покинув машину, подойдет к ней, и пыталась… пыталась не деградировать до школьницы при виде него в смокинге.

#феерическийпровал

Он был очень высоким, больше шести футов, и мускулистым, с настолько широкими плечами и грудью, что с узкой талией обрисовывался перевернутый треугольник. Его иссиня-черные волосы были все еще влажными, и остатки солнца на облачном небе падали на пряди, бликуя синим цветом. Он был гладко выбрит… одеколон достиг ее носа прежде, чем мужчина подошел к ней… а от его ярко-голубых глаз она всегда переставала дышать.

Ирландские глаза.

Но в них не было радости.

Для мужчины, которого редко можно было увидеть серьезным, сейчас он выглядел откровенно мрачным, и Энн нахмурилась.

— Ты в порядке? — Тупой вопрос. — В смысле…

— Да, нет. Я в норме.

Привычный ответ для пожарников, когда их мучает боль. И Энн задумалась, как это связано с его речью на ужине и тем, что — она могла в этом поклясться — было адресовано ей.

Он отвел взгляд, а потом сжал губы.

— А вот и сияющая невеста.

На парковку заехал длинный лимузин и, описав жирный круг, остановился перед черным входом в собор, после чего водитель вышел и подошел к задней пассажирской двери.

Семь розовых-с-головы-до-пят, с искусственным загаром, тонной блестящего крема на телах светловолосых женщин одна за одной появились из машины, все под копирку, их словно выписали по каталогу.

А потом показалось белое платье.

Дендра, невеста Муза, накрутила свои блондинистые волосы, которые сейчас спускались четким организованным каскадом. Ее фата паутиной достигала тонкой талии и дальше, до пышной юбки, а сверкание кристаллов на лифе, а также спереди и по бокам платья превращало ее в принцессу.

Ровно до тех пор, пока не взглянешь на ее лицо.

Она сквасилась как старуха с подагрой и лишаем. Хотя она выходила замуж за «любовь всей своей жизни», Дендра не скрывала злобы на лице, рявкнув что-то водителю, и, бросив уничижительный взгляд на подружку невесты, женщина схватила подол платья и направилась к черному входу.

— Вау, — пробормотала Энн. — Счастливая невеста, ничего не скажешь.

— Да пофиг. Пусть сами разбираются со своей тупой затеей.

— Тебе удалось вчера поговорить с Музом? — выпалила она. — Об отмене всего этого? Или это сочтут дурным тоном, отменять свадьбу меньше чем за сутки?

Дэнни закатил глаза.

— Он твердо намерен связать себя по рукам и ногам. Лично я бы давно бежал в противоположном направлении.

А потом между ними повисло молчание. Напряжение быстро нарастало, и когда в висках Энн зародилась пульсация, она поняла, что ее ждет длинная ночь, просто по причинам отличным от тех, что она ожидала в самом начале выходных.


***


Дэнни Магуайер был профи в вопросе неправильного выбора. В сущности, до последнего времени его любовная… точнее, половая жизнь сводилась к череде тупых решений, принятых под влиянием алкоголя.