Ирина Овсянникова
Я выбираю жизнь

1

За окном стояла невыносимая жара… Впрочем, я преувеличиваю, конечно. На самом деле в Парадизе была обычная летняя погода. Просто после холодного Даймон-Лэйка, к которому я привыкла за столько лет, здешний климат казался мне совершенно неподходящим. Особенно сложно мне приходилось в первые дни пребывания на новом месте. Слишком светло, солнечно, тепло — все не так, как я привыкла. Постоянно окна раскрывала, чтобы почувствовать немного прохлады, а кондиционер вообще работал, не переставая.

И вот уже прошло две недели с момента прибытия в Парадиз, и я, кажется, начала понемногу привыкать. Стала видеть красоту внешнего мира, стала замечать прелесть всего, чего была лишена в пространственном кармане. Я увидела солнце — теплое, ласковое… Увидела огромный город, утопающий в свете и зелени. Столько ярких цветов, непривычных запахов, столько людей… У меня в глазах рябило от всего этого великолепия, и солнечные очки стали моим самым нужным аксессуаром. Поначалу меня немного пугала суета, толпы людей, снующие машины и небоскребы, но постепенно я начала видеть особую красоту, присущую этому городу.

Я поселилась в небольшой квартире в доме при штабе командования Элитного отряда, где жили пограничники с семьями и обслуживающий персонал. Моего командира, Диану Криспин, здесь все знали и уважали, и такое отношение распространилось и на меня. Новое жилище меня вполне устраивало: две комнаты, кухня, небольшой коридор — это, пожалуй, было для меня даже слишком роскошно. Я всегда жила довольно скромно: комната на троих в приюте, на пятерых — в учебном лагере, а в довершении — маленькая комната в гарнизоне, которая безумно радовала тем, что находилась в полном моем распоряжении. А тут целая квартира. Ну что ж, можно ненадолго представить, что моя жизнь совершенно обычная. Если б это было так…

Да, я покинула Даймон-Лэйк, но это абсолютно не означало, что безумие в моей жизни закончилось. Озеро, подземный город, закрытый бункер — все это находилось сейчас в другом мире, но не оставляло меня ни на секунду. И я с нетерпением ждала встречи с Риком Бэнсоном — специалистом по мортэлям, которого нашел Джонни. Рик — такой же, как и я, но только утративший способности. Встретиться со мной он согласился, но только надо было немного подождать. Оказалось, что время от времени мужчина закрывается в собственном доме, никуда не выходит и ни с кем не общается. Сам он называет эти дни настройкой. И вообще, насколько я поняла, Рик Бэнсон — довольно известная личность в городе, отличающаяся своеобразностью нрава. Однако это меня не пугало, а даже наоборот. Меня ведь тоже сложно назвать нормальной… Чего я ждала от Рика? Может быть, слишком самонадеянно, но мне хотелось получить ответы на все вопросы. Мне хотелось верить, что это возможно… Хотелось довериться человеку, которого совсем не знала. Довериться такому же, как я.

В ожидании долгожданной встречи, мне приходилось бездельничать и предаваться воспоминаниям. Хорошими знакомыми мне пока обзавестись не удалось, а Джонни постоянно пропадал на медицинских сборищах, поэтому большую часть времени я проводила в одиночестве: бродила по улицам или просто смотрела в окно, любуясь солнечным городом. Кроме того у жизни во внешнем мире оказалось еще парочка немало важных достоинств — телевидение и интернет — то, чего мы лишены в Даймон-Лэйке. Там единственным развлечением для меня был просмотр любимых фильмов с дисков. Теперь же приятных занятий заметно прибавилось.

Но по Даймон-Лэйку я все равно скучала. К вечеру плотно задергивала шторы, потому что мне казалось, что слишком светло, и я не могла спать. А так, в полной темноте, закрывала глаза и представляла, что я в своей комнате в гарнизоне. Казалось, выгляну в окно и увижу защитное поле вокруг воронки и сверкающее озеро… Порой мне хотелось этого невыносимо.

А еще я часто думала о Саймоне Дэшнере. Воспоминания о нем согревали в минуты грусти, и я улыбалась. Пожалуй, больше всего из того мира я скучала именно по его присутствию рядом. Удивительно, что за такое короткое время этот мужчина сумел прочно обосноваться в моей душе. Даже неприятности, случившиеся со мной за последнее время, не смогли вытеснить мысли о нем. Я обещала, что буду думать о нем, когда мы прощались… Я сдержала обещание.

Интересно, а Саймон правда ждет меня? иногда я представляла, как Сью соблазняет его, и он поддается ее чарам… От таких мыслей мне становилось невыносимо грустно, хотя я прекрасно понимала, что была не вправе требовать чего-то от Дэшнера. Я ведь сама оттолкнула его, оставила, поставив на первое место решение собственных проблем. У меня не было другого выхода, и я очень надеялась, что он все понял и не держит на меня зла… А еще я надеялась, что он меня ждет… Закрывала глаза и представляла его рядом, вспоминала поцелуи. Кажется, таких эмоций я не испытывала даже в полете. Сердце замирало, и мурашки бежали по коже…

Но пока Саймон оставался только в мечтах, а рядом был совсем другой мужчина — единственный близкий человек в чужом городе. Все-таки замечательно, что Джонни поехал со мной. Теперь, когда мы остались вдвоем вдали от Даймон-Лэйка, я воспринимала его, как родного, словно он часть моей семьи, которую я никогда не знала. Он жил у своих родственников, но все свободное время проводил со мной. Вот и сейчас я ждала его, нервничала и то и дело смотрела в окно. Сегодня Рик Бэнсон наконец-то согласился принять меня. Я так ждала этой встречи, но теперь, признаться, было немного тревожно.

Джонни по обыкновению открыл дверь своим ключом. Улыбнулся, и я почувствовала, что настроение стремительно улучшается. Мне всегда казалось, что этот мужчина обладает не только отличный доктор, но и обладает совершенно особенным талантом. Джонни всегда окружала атмосфера радости и оптимизма, и он умел заражать этим других. Мне особенно не хватало таких чувств, поэтому я и тянулась к нему с первого дня нашего знакомства. А вот Дэшнер вызывал другие ощущения — покой, тепло, нежность… Это было что-то завораживающее, тайное, отчего сердце сладко сжималось… Сама не знаю, почему мне вдруг вздумалось сравнить этих мужчин…

— Привет симпатичным мортэлям! — весело воскликнул Джонни. — Ну что, старушка, готова прокатиться?

— Я так долго этого ждала, а теперь боюсь, — призналась я, поежившись, словно от холода.

— Ерунда! — отмахнулся мужчина. — Намного лучше делать что-то, чем целыми днями терзаться догадками. Идем, трусиха.

Дорога до дома моего будущего нового знакомого заняла около получаса. Мне нравилось любоваться городом через окно автомобиля и чувствовать, как лицо обдувает прохладный ветерок. В Даймон-Лэйке такой фокус точно не пройдет…

Джонни остановил машину около двухэтажного кирпичного дома с высоким крыльцом. Из окон доносилась тихая музыка — что-то тягучее, восточное. Мой друг пошел первым к входной двери, а я поплелась за ним, чувствуя дрожь в коленях. Джонни нажал кнопку звонка, и музыка тут же стихла. Спустя несколько секунд, показавшихся мне вечностью, дверь распахнулась, и на пороге появился мужчина. Я замерла, разглядывая его во все глаза.

Внешность Рика Бэнсона оказалась весьма примечательной. Высокий, мускулистый, внушительный… Рядом с ним я выглядела просто пигалицей. Меня поразили его яркие зеленые глаза, которые смотрелись очень эффектно в сочетании с рыжими волосами, собранными в высокий хвост, и такой же огненной бородой. С такой внешностью на мужчине вполне органично смотрелся бы костюм, скажем, пирата… Однако одет Рик был в простую белую футболку и потертые джинсы. И такая простая одежда придавала его облику еще больше необычности. По моим подсчетам, мужчине должно было быть уже глубоко за сорок, но выглядел он просто отлично. Разве что морщины вокруг глаз намекали на возраст.

— Добрый день, — произнес Рик и улыбнулся.

Его улыбка оказалась открытой и очень… доброй, что ли. В любом случае, бояться я перестала, и мне уже очень хотелось поближе познакомиться.

— Здравствуйте, меня зовут Джонатан, я с вами связывался… А это Эсмеральда.

Я вдруг отчего-то потеряла дар речи и смогла лишь кивнуть и чуть улыбнуться. Рик взглянул на меня, и по коже побежали мурашки. Нет, дело было вовсе не в том, что он понравился мне как мужчина. Просто было в его взгляде что-то… мистическое, словно он сканировал мои мысли.

— Очень рад… Эсмеральда.