Разбуди меня
Стрельникова Кира

ПРОЛОГ.

- Трамвай желаний! Трамвай желаний! - громкие, радостные голоса гостей отзывались в ноющих висках резкими уколами боли, но я мужественно улыбалась - у меня ведь свадьба, и они пришли порадоваться за меня.

Увидев, что учудили друзья, не сдержала улыбки, а потом и смеха: к остановке у парка, где мы гуляли и фотографировались, подъехал трамвай в ретро-стиле, украшенный лентами, шариками, и цветочными гирляндами. Транспорт остановился и раскрыл двери.

- Валенька, ты первая, - шепнул мой ненаглядный, подтолкнув к трамваю. - Это особенный трамвай, - Вася улыбнулся и подмигнул. - Желания, которые в нём загадаешь, исполняются. Но только если прокатишься на нём.

- Моё самое главное желание уже исполнилось, - тихо сказала я, глядя в любимые, зелёные с золотистыми крапинками, глаза.

- Моё тоже, - таким же голосом отозвался Василий, и сердце расплавилось лужицей воска. - Но у меня ещё очень много всяких других желаний, Валюш, так что давай, - его улыбка стала хитрой. - Не задерживай, заходи.

Хихикнув, я подхватила юбки пышного платья и осторожно поднялась по ступенькам в салон. И тут… двери захлопнулись. Развернувшись, я немного растерянно посмотрела на Васю, в груди зашевелилось беспокойство. Разве мы не должны были вместе поехать?

- Подождите, остановите трамвай, - громко сказала я, обратившись к водителю. Меня будто не слышали, гости и мой теперь уже муж удалялись, а беспокойство переросло в тревогу, а потом в страх. - Да подождите вы!..

Я бросилась по проходу к кабине, путаясь в платье, заглянула за перегородку, и…


- Валя, Валенька, проснись! Ну проснись же, милая! - липкий кошмар, в котором снова и снова возвращаюсь к тому дню, когда моя жизнь резко переменилась, никак не хотел отпускать, и я с трудом разлепила глаза, вдруг осознав, что щёки мокрые. Опять плакала во сне…

- Я здесь, я рядом, - широкие ладони обхватили моё лицо, и разноцветные, с серебряными и коричными крапинками, глаза с тревогой вгляделись в мои. - Ну что тебе снится, счастье моё, почему ты не хочешь рассказать? - в голосе Дина слышалось отчаяние, резанувшее по сердцу острым осколком.

Я молча отвернулась, прикусив губу, и позволив ему обнять меня. Нелюбимый любимый, что ж мне делать с тобой, а? Вжалась лицом в плечо, крепко зажмурившись и обхватив его руками. Грустно, Сновидица, а сама не могу справиться с кошмарами.

- Прости, Дин, - прошептала я, сглотнув горький ком в горле. - Прости…

- Ну что ты, Валенька, - от нежности, с какой он называл моё имя, перехватывало дыхание, а на глаза снова наворачивались слёзы. - Не хочешь рассказывать, не надо… Я подожду… Давай спать, завтра вставать рано.

Да, завтра мы отправлялись за город на несколько дней, потому что в Кинатре становилось слишком жарко. А ещё, мне требовался отдых: от многочисленных сновидений, за которыми приходилось следить, от посетителей, оставлявших заказы на специальные сны, от неожиданно появившихся подруг, которые на самом деле желали быть ближе к Дину… Последнее, может, и порадовало бы, но сам Дин ни на кого смотреть не желал, для него не существовало других женщин. Я свернулась калачиком под боком Дина, и длинно вздохнула, расслабившись. Надеюсь, второй раз за ночь кошмар не вернётся. Неслышными призраками подкрались воспоминания, и я не стала сопротивляться им.


ГЛАВА 1.

С детства трамваи вызывали у меня какой-то совершенно непонятный ужас. Ребёнком я устраивала настоящие истерики, не давая затащить себя в пасть адски лязгающей и гремящей машины, и родители сдались - на трамваях мы долгое время не ездили, обходясь автобусами, маршрутками и троллейбусами. Потом, постарше, я попыталась совладать с трамваефобией, потому что вообще любила наземный транспорт, особенно кататься в нём весной и летом. Метро не очень, слишком много людей напрягали. Стиснув зубы, заставляла себя заходить в трамваи, и сначала проезжать одну остановку. Потом две. Потом три и так далее. К концу школы этот вид транспорта вызывал только лёгкое неуютство, не более.

Но не это главное. Бог с ними, с трамваями. У меня имелась маленькая тайна, с которой я не делилась ни с кем, ни с подругами, ни с мамой. Мои сны. Они жили своей жизнью, разрешая мне в ней участвовать, что я и делала с восторгом ребёнка, увлёкшегося новой игрушкой. Только в отличии от обычных эта игрушка никогда не надоедала, каждый раз меняя форму и содержание. Ложась спать, я загадывала, что хочу увидеть во сне, какой мир - фантазия у меня была богатой, - и закрывая глаза, ныряла в восхитительную сказку, ласково принимавшую в свои объятия. В этих снах всё настоящее: запахи, вкус, люди, животные, растения… Дотрагиваясь до чего-то, я чётко ощущала поверхность, шероховатую или гладкую, тёплую, горячую или холодную, пробуя что-то - сладость, терпкость, солёность или горечь. Если вдруг ухитрялась пораниться, шрамов хоть и не оставалось, но то же самое место ощутимо болело. Сначала я просто наблюдала, гуляя по улицам или среди причудливых растений, играла с такими же детьми, как сама. У снов сначала не имелось никакого сценария, я просто приятно проводила в них время.

Потом, лет в двенадцать, встретилась с Духом Снов. Он себя так называл, и мог принять любое обличье, но большую часть времени предпочитал изображать доброго старичка с длинной белой бородой - как раз тогда я прочитала Толкина, и Дух, видимо, угадал моё желание насчёт Гэндальфа. Мы встретились случайно, когда я гуляла в причудливом лесу, состоявшем из одних деревьев, без подлеска, и крона у них располагалась где-то высоко вверху, образовывая резной зеленоватый потолок.

- Ой, маленькая, ты как тут оказалась? - передо мной неожиданно возник мужчина средних лет, совершенно обычной внешности, в охотничьем костюме, и с любопытством оглядел.

- Я тут гуляю, - спокойно ответила я. В моих снах никогда ничего плохого не происходило, и я не боялась.

- Гуляешь? - незнакомец чуть прищурился, и вдруг в мгновение ока изменился, став тем самым старичком, похожим на Гэндальфа. - Ух ты! - совершенно искренне изумился он, и теперь уже принялся себя разглядывать. - Малышка, так ты Сновидица, что ли? Какой сюрприз, однако! Давно я не встречал таких, как ты…

- А что это? - я заинтересовалась словом, которым он меня назвал. - Разве не все видят сны?

- Видят-то все, но управлять ими может далеко не каждый, - старичок поднял палец. - И уж тем более, изменять Духа Снов по своему желанию, - он усмехнулся. - Магия сновидений даётся очень немногим, и для этого должно совпасть слишком много условий. Ну да ладно, зачем тебе забивать свою головку всей этой метафизикой. Ну-ка, иди сюда.

Он протянул руку, и я смело вложила свою ладошку в его.

- Хочешь, научу видеть Нити снов? - предложил он, наклонившись к моему уху, и я кивнула. Сердце забилось в предвкушении чудес, и они не замедлили последовать. - Тогда закрой глаза…

Послушно зажмурившись, стала слушать дальше.

- Попробуй увидеть окружающее с закрытыми глазами, маленькая, - тихий шёпот звал за собой, и я позволила голосу увести себя. Под веками расцвела удивительная картинка, вроде тот же лес, но другой, более яркий, и… состоящий из множества отдельных маленьких ниточек всех цветов радуги. Красиво. А ещё, разноцветные нити плыли в воздухе, и я потянулась к ним, а в руке вдруг неизвестно каким образом оказалась маленькая серебристая флейта. Поднесла к губам, по-прежнему не открывая глаз, и захотела, чтобы из Нитей появилась бабочка - пальцы легко пробежались по кнопочкам флейты, в голове раздались несколько мелодичных трелей, и… Нити послушались! Они вдруг зажили собственной жизнью, свившись в причудливый узор, и через минуту на кончике флейты сидела бабочка с большими разноцветными крыльями. - Какая ты смышлёная!

Я улыбнулась и снова нажала кнопочки, флейта издала ещё одну трель. Бабочка взмахнула крыльями и полетела, рассыпая в стороны разноцветные искры.

- Открой глаза, девочка, - снова послышался довольный голос Духа Снов.

Я послушалась. Между деревьев медленно порхала большая бабочка с переливающимися крыльями, но чем дальше она улетала, тем становилась прозрачнее, и наконец просто растаяла в воздухе.

- Ты ещё маленькая, - большая ладонь погладила меня по голове. - Но со временем научишься подбирать правильную мелодию и управлять Нитями, делать их узоры крепче. Не расстраивайся.

А я и не расстраивалась. И хотя в реальности я никогда не играла ни на каких музыкальных инструментах, с флейтой во сне получалось легко и просто. С того дня Дух постоянно следовал за мной во снах, наблюдая, подсказывая, направляя… Сначала я училась простым вещам, вроде той же бабочки, там было достаточно всего нескольких нот, чтобы сложился нужный узор из Нитей, главное было прислушаться к себе и понять, какая именно мелодия требуется для создания того или иного узора. Потом, постепенно, музыка стала сложнее, я уже умела мелодией заставить меняться Нити на достаточно большом пространстве слоя-сна. Вообще, как выяснилось, моей флейтой с Нитями можно было вытворять чудесные и удивительные вещи, и я играла, играла… Создавая новые сны, или в чьих-то уже готовых - причудливых зверей, дома, пейзажи. Моя фантазия не знала границ, а будучи по натуре человеком радостным и спокойным, я крайне редко попадала под власть не то что плохого настроения, даже грусть почти не посещала меня. А иногда в голове проскальзывала мысль, что я просто сплю, и даже когда по утру собираюсь в школу, это тоже всего лишь сон, просто очень реалистичный, живой…