Ольга Коротаева
Мент и ведьма
Встреча с тенью

Глава 1
Знакомство

Темный двор, жесткий снег, прерывистое дыхание, лицо чешется от маски, утоптанная тропинка пугливо бросается под ноги. Обледенелые бока припаркованных машин и приближающийся тонкий темный силуэт.

Конечно, сам бы он приближаться не стал, пришлось попыхтеть нам. Я первый, бросаюсь, рука хватает куртку. Долго же тебя пришлось искать! Мужик пискнул от ужаса, мелькнули широко распахнутые глаза, ткань затрещала в моих руках. Прежде, чем успеваю подмять его, гад вырывается. Врешь — не уйдешь! От души бью по куполу, голова преступника врезается в черный лексус, звон битого стекла и вой сирены пробуждают тихий дворик. Мужик затих.

Подоспели остальные. Отхожу в сторону, ладонь упирается в дырчатую перегородку подъезда, пытаюсь перевести дыхание. Напарники вынимают преступника из разбитого автомобиля, бесчувственное тело летит на снег. Никто с ним церемониться не будет. Зато одним факсом на стене позора будет меньше. Поднимаю глаза к безмолвному небу, взгляд скользит по загорающимся светлячкам окошек, отмечает любопытные физиономии.

Из подъезда вылетает полный мужик в тапках и развевающемся атласном халате явно с плеча более худой жены. Столбенеет при виде трех здоровых мужиков в масках, рот его то открывается, то закрывается. Усмехаюсь — встрял мужик! Придется раскошеливаться на новое окно для своей любимицы.

Парни поднимают связанного на ноги. Уходим.

— Мужики, как же это… — наконец произносит хозяин лексуса.

Пожимаю плечами. А что тут скажешь — нас тут не было.

* * *

Все это пролетает как миг перед моими глазами при виде солидного мужчины в дорогом костюме и блестящих ботинках. Тот торопливо усаживается на водительское сидение чистенького лексуса. Хлопает дверца, ревет мотор. Отмечаю, что стекло тот уже вставил.

Хотя не мудрено — прошло столько времени. И бизнесмен не узнает в парне спортивного телосложения на автобусной остановке одного из трех мужчин в черном. Подъезжает грязно-желтая маршрутка. Моя. Лязг открывающейся двери, выходит миловидная девушка. Вежливо подаю ей руку, улыбается, задорные искорки голубых глаз притягивают… Какой-то мужик отпихивает меня в сторону и с пыхтением лезет в маршрутку. Сжимаю зубы, сдерживаясь — мест нет.

— Стоя возьмешь? — в надежде задаю вопрос водиле.

Тот кивает. Плечи и полспины подпирают потолок, взгляд мой уперся в наглого мужика. Стер бы с его лица эту самодовольную улыбочку! С одной стороны, в прошлой жизни были преимущества, одним из них — не терпеть простецкой наглости таких вот людишек. С другой — приходилось терпеть поистине царскую наглость начальства. А начальства было ох как много! И каждый считал себя как минимум Богом! Палыч, например, резал всем премии по принципу — а рожа не та. Моя физиономия нравилась ему меньше всего…

А девушка была действительно хороша! Темные волосы по плечам, стройная фигурка, нежная улыбка. Конечно, мог бы плюнуть на все и пойти за ней, но опыт моих романов был печален. Сперва срабатывал эффект «Джеймса Бонда», эдакий таинственный герой, который исчезает неизвестно куда и никогда не может толком запланировать свидание, а уж тем более рассказать любимой про свою работу. Но до знаменитого агента мне недоставало одной малости — достаточного количества денег, чтобы всякий раз «приносить свои извинения» с цветами, конфетами и бриллиантами. Поэтому каждый раз все заканчивалось тем, что я из прекрасного принца превращался в неблагодарную сволочь и садиста.

Освободилось местечко, пробираюсь к нему. Не удержался от удовольствия наступить наглому мужику на ногу и навалиться всей массой накачанного тела. Мелочь, а приятно! Тот взвыл и разразился потоком ругательств. Рядом закудахтала бабуля, ее сухие ладошки прикрывают ушки девочки лет десяти. Эх, бабка, дети в школе это все узнают еще в первом классе!

Удовольствие от мести прошло, а вот бабка напомнила о грустном. О бабках… точнее, об их отсутствии. В кармане лежит сдача от водилы маршрутки с последней сотни, на которую я любовался почти сутки, не решаясь даже хлеба купить.

Я ждал своей пенсии, как перерождения. И действительно, жизнь вне органов оказалась совершенно другой. Все розовые мечты разбились о реальность. На бирже мне отказали, оказывается, пенсионерам не положена бесплатная учеба, на которую я так рассчитывал. Учиться за деньги мне попросту не на что. А пенсии едва хватало чтобы оплатить коммунальные услуги моей однокомнатной квартирки, да жить впроголодь на жалкие остатки. Небольшие накопления растаяли за три месяца, работы по душе я так и не нашел. На горизонте маячит позор всех бывших — крест охранника в супермаркете, ловить за гроши воришек консервов. Но сегодня утреннюю тишину разорвал вопль телефона, уже месяц как работающего только на прием. И я уцепился за последний шанс, подаренный Настей — забавной девушкой из кадрового агентства.

За окном замелькали силуэты частных домиков, маршрутка тормозит.

— Кто просил Межреченскую? — спрашивает водила.

Вылезаю из полупустой маршрутки, промозглый ветер тут же вгрызается в щеки. Поднимаю воротник, взгляд окидывает старые домишки и мирно соседствующие с ними новенькие коттеджи. Девять, пятнадцать… Какая-то здесь странная манера нумерации домов.

— Не подскажете, где здесь дом номер тринадцать? — спрашиваю у мимо пробегающей старушки.

Та махнула рукой в сторону темно-серого двухэтажного строения и торопливо скрылась за облезлыми воротами некогда зеленого цвета. Топаю по узкому переулочку в указанном направлении, сопровождаемый лаем дворовых собак. У серого здания не оказалось забора, двор выложен камешками в цвет стен и украшен лишь двумя основательными чугунными скамьями. Сам домик выстроен в подчеркнуто-готическом стиле с узкими высокими окнами, даже имелась небольшая башенка. Над черной дверью поскрипывала на ветру чугунная же вывеска с изображением цифры «13» и профилем летящей на метле ведьмы.

Сразу стало не по себе. Не то, чтобы я верил во все эти страшилки, сейчас модно стало использовать подобный антураж, но видимо сработали глубоко-затаенные детские страхи. Звонка нигде не было видно, лишь на двери висел металлический молоточек. Ежусь, пока пальцы обхватывают холодный чугун. На стук никто не отзывается. Ладонь ложится на витую ручку и легонько жму, дверь бесшумно открывается.

Делаю шаг, ожидание скрипящих половиц не оправдалось — в прихожей ламинат, тонкий запыленный ковер с резиновыми краями и большое зеркало на стене. Хлопок двери заставил вздрогнуть от неожиданности. Видимо, сквозняк. Грязные кроссовки оставляют следы. Морщусь, сам терпеть не могу неопрятных гостей, пусть даже дом и не сверкает чистотой. Разулся, курточка примостилась на пустой вешалке. Да, меня никто не встретил, но встреча все же назначена, так что я ощущаю себя правым пройти.

Зато я понимаю, зачем хозяйке потребовался телохранитель. Только как ее охранять — забора нет, дверь практически нараспашку — заходи кто хошь, бери чего хошь. Хотя и вакансия телохранителя меня особо не радует… а если вспомнить правовую сторону вопроса, так и вовсе удручает. Об этом я, как честный человек, и собирался рассказать хозяйке дома.

Маленькая кухонька оказалась пуста. Ворох грязной посуды в тусклой мойке и кастрюля на плите с остатками пригоревшей еды заставили меня невольно поморщиться. Большая светлая комната с телевизором и двумя большими диванами оставляла более приятное впечатление, невзирая на толстый слой пыли. Но и здесь не оказалось ни души.

— Есть тут кто? — кричу, не решаясь подняться на второй этаж. И тише добавляю: — Али нет никого?

— Сейчас! — звучит высокий женский голос. — Минутку… располагайтесь там!

Облегченно вздыхаю, значит, меня ждали! Плюхаюсь в мягкие объятия дивана. Чихнул — сказывается аллергия на пыль. На прозрачном столике ворох разноцветных журналов. Иронизируя про себя о странной склонности девушек к глянцу, тяну руку к крайнему. Удивление стирает ухмылочку с лица — «Вокруг света». Следующий оказался на китайском али японском, но красочные фотографии выдавали историко-археологическую тематику. Заворожённо листаю журнал. Дальние страны всегда манили и интересовали меня, но вследствие особой «любви» ко мне начальства, «добро» на выезд за границу я не получал никогда. Да даже если бы и получил, все равно с такой зарплатой я бы не смог себе это позволить.