ЛАБОРАТОРИЯ ЛЭФ
№ 2, 1990

Изображение к книге Лаборатория ЛЭФ, № 2, 1990

Предлагаем вашему вниманию второй выпуск «Лаборатории ЛЭФ».

Фэнзин является органом хабаровского клуба любителей фантастики «ЛЭФ». За год с небольшим, прошедший с начала наших исследований, тема любви в фантастике стала открываться нам все новыми гранями. Выяснилось, по крайней, мере две закономерности. Первая — писателям, всерьез исследующим человеческие взаимоотношения, удается показать сильную эротическую фантастику (С. Лем); другие же, пишущие так называемую «фантастику» для чистого получения денег, — будем называть вещи своими именами, — получают эротику такого пошиба, что просто руки опускаются. Так, для третьего выпуска нашего фэнзина заказана статья по подобного рода произведениям (см. наш «Анонс» в конце журнала). А апофеозом такой «литературы» стали книжки небезызвестного теперь В. Конна. Решением редколлегии «Лаборатории ЛЭФ» Вилли Конну присужден специальный приз «Эротиконн». Приз уже изготовлен и будет вручен автору «Лили», «Похождений космической проститутки» и «Террориста СПИД» как только нам удастся установить местожительство писателя. Вместе с призом ему вручается второй выпуск нашего фэнзина согласно Положению о нашем журнале. Статью об «Эротиконне» подготовил автор приза Виктор Буря из КЛФ «Апекс» г. Комсомольска-на-Амуре. Кстати, этот автор очень активно стал сотрудничать с нами, и на специальном заседании «ЛЭФа» принято единогласное решение принять его в члены клуба. О чем выдан В. Буре специальный диплом. Так что теперь численность наша увеличилась в полтора раза и достигла трех человек.

* * *

Темы наших исследований углубляются и становятся более узкими. Оказалось, что в эротической фантастике много неисследованного. Она открывается все новыми и новыми гранями. У клуба появились друзья и помощники. Так, обложку для очередного выпуска подготовил архитектор из Хабаровска С. Н. Соколов, рассказ в рубрике «Творчество молодых талантов» («Детская площадка клуба „ЛЭФ“») прислан нам из Южно-Сахалинска.

Выполняя свое обещание, данное в анонсе первого номера фэнзина, в разделе «Из ненапечатанного (Из непечатного)» вашему вниманию предлагается отрывок из новой повести известного советского писателя В. Михайлова. Отрывок любезно предоставлен автором.

Польский клуб любителей фантастики из Гданьска «Галактика» прислал нам комиксы, отрывки из которых мы представляем для иллюстрации того, что уже давно издается и предлагается в свободной продаже в братской стране. Манера художников, работающих раскованно и с доброй порцией юмора нам импонирует. Это еще одна причина, по которой мы включили эти иллюстрации в фэнзин. Цена такого комикса из нескольких страничек составляет 100 злотых (для членов гданьского КЛФ — 50 злотых). Можете рассматривать это как наше предложение начинающим художникам: пробуйте, предлагайте. Только не сбивайтесь на пошлость, как у В. Конна.

* * *

У клуба установились хорошие контакты с хабаровскими КЛФ «Фант» и «КТК», южно-сахалинским «СФС», комсомольским «Апексом», рижским клубом и другими. Мы надеемся на дальнейшее расширение контактов.

Подчеркиваем еще раз: любому нашему автору, чей материал входит в очередной выпуск, высылается экземпляр нашего фэнзина в полном объеме.

Опыты клуба «ЛЭФ»

А теперь представляем вам очередное исследование члена клуба «ЛЭФ» В. Белоскова по творчеству талантливейшего польского писателя Станислава Лема, который много и плодотворно работает в жанре эротической фантастики.

В. Белосков
Сексотрясение, или сексуальная эволюция по Станиславу Лему

«…если говорить о книгах — каждой книге, то человек чувствует себя так, словно его соблазняют двадцать тысяч Мисс Мира одновременно, и не будучи в состоянии решиться ни на одну из них, он пребывает в неосуществленной любовной готовности, словно баран в оцепенении.»

Станислав Лем. «Одна минута»

Следуя известной логике в притче о Буридановом осле, который, находясь на равном расстоянии от двух абсолютно одинаковых охапок сена, умер голодной смертью, — можно только посочувствовать всякому человеку, да и самому Лему, которого соблазняют двадцать тысяч Мисс Мира (!?) одновременно. Наличие свободной воли у Лема не вызывает сомнений и поэтому становится понятной та сила, которая подвигла его на футурологические исследования в области секса.

«Неосуществленная любовная готовность», должно быть, великая творческая сила, однако она непременно должна была бы привести автора к сексуальной смерти — импотенции. Так ли это? Это мы увидим ниже. А пока не будем размышлять о том, что потерял лично Ст. Лем как мужчина, испытывая соблазн к такому количеству красоток, тем не менее, мы, то есть читатель, приобрели интересные исследования, которые рассыпаны по многим его произведениям, написанным даже в течение не одного десятилетия.

Представляется интересным, не претендуя на истину в конечной инстанции и стопроцентный охват, высветить вопросы сексуальной эволюции, так живо волнующие писателя.

Предлагая собственные концепции развития общества, Лем, конечно, не мог обойти стороной проблему взаимоотношения полов, как и многие другие авторы, работавшие в области социальной фантастики: Е. Замятин («Мы»); А. Платонов («Антисексус»); О. Хаксли («О дивный новый мир»); Д. Оруэлл («1984»).

Однако, в отличие от других писателей, может быть исключая Платонова, Лема меньше всего интересует эротическая сторона отношений между мужчиной и женщиной. Его больше привлекает конструирование индустрии секс-бизнеса, технократические идеи, а если говорить лемовским языком, то это сексократия.

В публицистических заметках, опубликованных журналом «Огонек» (№ 13, март 1989 год) фантаст пишет:

«Главным источником моего творчества была и остается область точных наук. Я пытался представить себе результаты использования новых технологий в интересах общества и наоборот — использование общества в интересах неких технологий.»

Но прежде чем перейти непосредственно к сексократии, необходимо проследить этапы движения лемовской мысли. Прежде всего, это отделение секса от чувственного, разумного начала — «…Секс именно то звено, где Разум сталкивается со Счастьем, ибо в сексе нет ничего разумного, а в Разуме — ничего сексуального…» И второе — развитие технократических идей, то есть собственно сексократия. Туда же, как раздел, входит и лингвистическая футурология — сексолингвистика.

В своей рецензии «Одна минута» на ненаписанную книгу Дж. Джонсон и С. Джонсон «Одна минута человечества», Лунное издательство, Лондон — Море дождей — Нью-Йорк («В данной книге представлено практически все, что люди одновременно делают в течение одной минуты»), С. Лем дает превосходный образец «статистической эквилибристики», соединяя, казалось бы, несовместимые понятия, убивая при этом сразу двух зайцев — добиваясь рассоединения чувственного и разумного начала в вопросе взаимоотношения полов (сексуальной сфере) и показывая притянутость за уши и откровенную глупость некоторого ряда статистических выкладок, наполняющих иные справочники.

«…Далее после почерпнутого из Элиота эпиграфа, что-де жизнь — это „birth, copulation and death'“ (рождение, совокупление, смерть), идут новые цифры. Каждую минуту совокупляется 34,2 миллиона мужчин и женщин… совокупный эякулянт объемом 43ООО литров в минуту содержит биллион девятьсот девяносто миллионов живых сперматозоидов… Порнография и современный стиль существования приучили нас к разнообразию методов сексуальной жизни… Тем не менее, то, что охвачено статистикой, поражает воображение. И дело тут не в пресловутой игре в сопоставления: как ни говори, но 43 тонны ежеминутно извергающейся спермы — это ведь 43000 гекалитров, которые таблица сравнивает с 37850 гекалитрами кипятка, выбрасываемого при каждом цикле самым большим гейзером мира (в Йеллоустонском национальном парке). Гейзер спермы в 11,3 раза обильнее и бьет без каких-либо перерывов…»

«Ничего непристойного в этой картине нет» — пишет далее Лем. Действительно нет — на лицо полный эффект отстранения. Есть только отвращение к подобного рода умственным упражнениям. Ранее высказанная сентенция, что «порнография и современный стиль существования приучил нас к разнообразию методов сексуальной жизни», находит свое подтверждение и художественное воплощение в «Футурологическом конгрессе», когда главный герой Ийон Тихий попадает по ошибке на банкет Освобожденной литературы: