Глава 22

Это вырывающееся пламя у них как лампочка над дверью врача. Загорелась — заходи. Я сделала шажочек к портьере на дрожащих ногах. И еще один. Лаймах взрыкнул от нетерпения и с силой пнул меня коленом в спину. Я пискнула от боли. Думала, сейчас рухну на пол ничком и разобью голову.

Но воздух передо мной сгустился, и меня протолкнуло вперед, словно ложку в киселе. Я оказалась по другую сторону портьер.

И чуть не ослепла от изобилия красного. По контрасту с черным залом здесь как будто все горело. Я снова ощутила себя в настоящем аду, в огненной геене с котлами и чертями.

Сами черти были тут как тут. Я стояла на широкой сцене, а они расселись в креслах внизу. Элегантные и рогатые. Даже разглядывая меня снизу вверх, они ухитрялись смотреть свысока. Колоссальный интерес, пылающий в их глазах, не затмевал этой презрительной надменности.

И один из них станет моим хозяином. Кто же? Уже знакомый мне противный Рогрих? Его сосед, развалившийся нога за ногу, в белоснежной рубахе и бабочке, с серьезным, чуть отстраненным лицом? Не хватает только поднятой руки с оттопыренным указательным пальцем для сходства со знаменитым кадром из «Крестного отца» с Марлоном Брандо.

Или пижон с краю, классический плейбой? Он сидел без пиджака, в одной рубахе, и сквозь нее были видны упругие мускулы. Поймав мой взгляд, пижон подмигнул. По его рожкам пробежали искры. Сосед пижона заметил это и присвистнул, указывая всем на мерцающие рожки.

Демоны тут же начали хлопать и смеяться. Некоторые показывали на своих соседей — у тех тоже мерцало.

Каэрх стоял справа от меня за черной трибуной без единого узора. Он тоже заулыбался и захлопал вместе со всеми. Лаймах стоял на противоположном краю сцены, сверля брата подозрительным взглядом. Уж кому бы тут быть подозрительным, как не главному мошеннику Мейлиса!

Каэрх дождался, пока шум в зале стихнет, и заговорил:

— Что ж, господа, вижу, вы уже оценили наш сегодняшний лот! Кто-то не может сдержать фантазию и уже воображает, как приятно завершит этот вечер, наслаждаясь дивным приобретением!

Слова демона вызвали новую волну смеха в зале. Похоже, мерцание рожек выдавало непристойные намерения их обладателя. Каэрх продолжал:

— Но я не советую давать волю воображению раньше времени. Наш лот обладает весьма специфическим характером. И вы обязательно убедитесь в этом, если проявите щедрость в торгах. А может быть, и раньше!

Демон бросил на меня выжидающий взгляд. Словно подначивал — ну же, Рябченкова, давай, отожги!

Я стояла не шевелясь, памятуя о пальцах Марины. Никто из краснорогих не позаботится о моей подруге. Клоун Каэрх тоже. Его волнует лишь месть брату. Здоровье Марины зависит лишь от меня.

Каэрх еще какое-то время пытался подавать мне непонятные знаки, кивая и закатывая глаза. Я уставилась в пол перед собой и старательно избегала встретиться с ним взглядом.

В зале настала тишина. Демоны уже начали коситься на аукциониста, затянувшего паузу. Каэрх с присвистом выдохнул воздух сквозь зубы.

— Итак, господа Высшие! Позвольте наконец представить вам лот. Рябченкова Алена Витальевна. Не перепутайте: из всех этих слов ее имя — Алена! Она обижается, когда к ней обращаются «Рябченкова», хотя сама так представляется! Звать ее Витальевной не пробовал — можете рискнуть и проверить… если не боитесь получить пощечинку от донора класса А!

Похоже, Каэрх не терял надежды меня спровоцировать. Нет уж, дудки, пусть изгаляется как умеет. Я буду тверда как скала.

Видя, что я таращусь в пол и добиться от меня чего-то бессмысленно, он продолжал:

— Возраст нашего лота — двадцать семь лет по меркам ее родного мира Земля. Рост один метр шестьдесят восемь сантиметров — тоже по системе ее мира. Телосложение, кхм, худощавое…

Спасибо, что не мослатое. Тут я не удержалась и вставила:

— Вообще-то, спортивное, по меркам моего мира.

Каэрх довольно улыбнулся, веря, что это начало моего бурного выступления. Но я сказала и умолкла, надеясь, что Лаймах не разозлится.

— Спортивное? Я видел фотографии мужчин, как же они называются…. Бодибилдеры! Я думал, это у них спортивное телосложение. Ты на них ничуть не похожа, дорогая Алена!

И на том спасибо. Нашел с кем сравнить.

Я хранила молчание. Каэрх скорчил гримасу и продолжал работать. То есть нахваливать меня в провокационных выражениях.

— Волосы, как видите, рыжеватые, длиной до середины спины. Глаза зеленые и весьма красивые. Грудь… торчащая! Это тоже всем заметно, спасибо братцу Лаймаху, удачный наряд подобрал.

— Твой тоже был неплох, — подал голос мой «продавец». — Жаль, истрепался. Не умеешь ты беречь ценные лоты. Поэтому они от тебя и переходят к более достойным владельцам.

— К более наглым и ушлым, ты хотел сказать, братец.

— Именно, — заржал Лаймах. — Ты не отвлекайся, работай, братец! Теряешь форму. Господа Высшие ждут!

Каэрх гневно вспыхнул. Но смутить его было не так-то просто.

— Надеюсь, господа, вы простите мне небольшое отступление. Сегодня мой брат стрелял в меня из земного оружия. Я был мертв целых четыре минуты, прежде чем сработала регенерирующая трансформа. Не подумайте, что я осуждаю его. Он уделал меня и украл двух доноров, а я проиграл. Но умирать очень неприятно. И я горю желанием дать братцу реванш. Однажды он его схлопочет. А сегодня мы начинаем торги, господа Высшие!

Краснорогие в креслах одобрительно захлопали. Похоже, Каэрх все сказал правильно и заработал их уважение. Да уж, милое местечко Мейлис.

Глядя в зал, я вдруг заметила одного странного мужчину, которого не усмотрела в первый раз. Он сидел в глубине зала, в небольшой выступающей ложе под балдахином. Тень от балдахина закрывала его лицо. Но я разглядела, что у него нет рожек. А волосы — седые.

Я до сих пор не встретила ни одного седого демона. Кто он такой? Может, вовсе не демон?.. Неужели в Мейлисе живет кто-то еще?..

Каэрх отвлек меня от разглядывания странной личности, громко провозгласив:

— Итак, господа, кто даст первую цену за наш выдающийся лот?

Глава 23

— Тысяча толанов! — раздалось из зала.

Предложение вызвало смех краснорогих. Каэрх хлопнул себя по бедрам.

— Вы шутите! Жалкая тысяча толанов за бесценного донора А класса? Не сто, даже не пятьдесят тысяч? Одна? Нет, господа, давайте всерьез. Кто даст реальную цену?

Я вспомнила, что тысяча толанов — минимальная ставка на смертельную драку. Во столько демоны готовы оценить жизнь одного из них. Неужели я стою в сотню раз дороже?!

Впрочем, если смерть на четыре минуты, пока не начнется регенерация, цена может быть не так уж высока.

— Даю сто тысяч толанов! — прозвучал еще один голос.

— Вооот, уже реальнее! — откликнулся Каэрх. — Продолжаем, господа! Не забывайте, что можно предлагать не только денежные суммы, но и ваше движимое и недвижимое имущество! От вас требуется лишь заявить — и наш сканер тут же переведет названный предмет в денежный эквивалент! Итак, сто тысяч — кто больше?

— Двести, — лениво обронил знакомый голос.

Рогрих, чтоб его черти взяли. Нет, не черти — он уже среди них. Тогда уж ангелы — раз у них смертельная вражда.

Каэрх гаркнул:

— Двести тысяч толанов от господина Рогриха! Сумма немалая, но достаточная ли для донора класса А? Кто больше, господа?

— Пятьсот, — прозвучал обворожительный голос с краю.

Пижон в обтягивающей рубахе. Рожки все еще мерцали. Он снова подмигнул мне.

— Восемьсот, — тут же перебил Рогрих.

Вот ведь наянный. Неужели и правда не отступит, и достанусь я ему?.. Уж лучше пижон… Или не лучше. Как я могу знать.

— Миллион, — раздался новый голос.

— Миллион толанов! — подхватил Каэрх. — Наконец-то пошли достойные суммы! Вот теперь начинаются настоящие торги! Итак, господа, миллион толанов от господина Ульмаха! Не стесняемся быть щедрыми!

— Миллион двести!

Каэрх недоверчиво повернулся в сторону еще одного нового голоса.

— Хм, господин Айдараш. Радостно видеть такую щедрость… Но ведь вы должны моему батюшке два миллиона толанов! Позвольте спросить, где вы собираетесь взять заявленную сумму? Нашли новый алмазный прииск взамен разработанных? Есть чем вернуть долг и оплатить донора?

— Ставлю артефакт Соляной Руки из нашего фамильного озера! — рыкнул тот, кого назвали Айдараш.

Позади Каэрха вспыхнул экран. На нем высветилась бело-розовая фигурка руки. Изображение было таким крупным, что я могла разглядеть мелкие кристаллы соли. Над фигуркой появились цифры: единица, четверка и пять нулей.

— Артефакт Соляной Руки, денежный эквивалент — миллион четыреста толанов. Очень неплохо, господин Айдараш. Не останавливаемся, господа!