И вся эта нагая орава пялилась на меня так, словно это я стояла перед ними без одежды. Словно джинсы, свитер и даже белье испарились под их плотоядными взглядами.

— Что за сокровище ты притащил, Каэрх? — насмешливо спросил один из мальчишей-голышей. — Ради чего вытащил нас в экстренном порядке?

— Господа, вы не пожалеете! — самоуверенно заявил демонюка. — Как только я представлю вам гостью, заверещите от радости, прямо как… я, когда понял, кто она!

— Давай уже, дружище, не тяни, — небрежно бросил еще один голыш, при этом позевывая.

Скучно ему, видите ли. Наверно, этот взглядом раздевать не умеет. Стой я перед ним в таком же виде, как он сам, — заинтересовался бы. А так — пустая трата времени.

— Господа члены Младшего Совета! — пафосно возвестил Каэрх. — Позвольте представить вам Алену Витальевну Рябченкову. Нашу гостью из мира Земля… и витального донора класса А!

Господа члены безмолвно переглянулись. Один проскрежетал сквозь зубы:

— Если это твоя очередная шутка, как в прошлый раз, я самолично выпотрошу тебя… шалунишка великовозрастный. Донор класса А, ха. Притащил себе очередную девку — наверняка даже до класса Д не дотянет. И потешаешься над нами, чтобы мы поверили и послали ее на аукцион. Я даже проверять не стану — ты наверняка запихнул ей в штаны артефакт-обманку.

Я не успела среагировать, как Каэрх одним рывком стянул с меня джинсы до колен. Не расстегивая — замок разошелся сам, а пуговица просто оторвалась.

Мой истошный, но беспомощный визг оглушил его слишком поздно. Господа члены уже вовсю вперились наглыми демонючьими глазенками в черное кружево моей Милавицы.*

*Белорусская марка нижнего белья

Каэрх бесцеремонно зажал мне рот.

— Простите, господа, девушка еще не освоилась в Мейлисе. Обычные дикарские повадки. Ну, Лаймах, где ты видишь артефакт? Из карманов он не вывалился. Может, я спрятал его в этих элегантных трусиках? Мне их тоже вывернуть наизнанку? Или хочешь самолично прощупать? Ай!

Изловчившись, я со всей силой стиснула зубами мизинец черта. Он выпустил мою челюсть, и я выпалила:

— Немедленно выпусти меня! Кто здесь дикари?! Дикари ходят голыми и позволяют себе стаскивать одежду с других людей! И предлагают друг другу щупать посторонних против их воли! Пусти меня, дай одеться и извинись!

Глава 8

От изумления Каэрх беспрекословно выпустил меня. Дрожащими пальцами я натянула джинсы и застегнула молнию. Пуговицу приделать на место не могла, но бог с ней — главное, не стоять под похотливыми глазищами чертей в одних труселях, а уж пустую петлю на поясе как-нибудь переживут.

— Уроды парнокопытные, — буркнула я себе под нос, но при том достаточно громко и разборчиво, чтобы членюги-демонюги расслышали.

Наверно, неосмотрительно. Даже опасно. Кто их знает, вдруг в их извращенной системе ценностей вполне приветствуется убить драгоценного донора класса А за мелкое оскорбление.

Но упоротый Мейлис с его не менее упоротыми обитателями меня достал. Как же надоело с ужасом ждать очередной безумной выходки зловредного аукциониста Каэрха! А теперь еще восьми его дьявольских сородичей.

И если бы я только могла представить, как скоро она последует!

Лаймах, тот самый скептичный неверующий Фома, ухмыльнулся и шагнул в мою сторону.

— Что ж, после такой демонстрации грех не проверить класс добычи Каэрха! Приступим, господа!

И члены приступили. Точнее, обступили. Меня со всех сторон. А затем их отвратительные ладони — у кого-то поросшие волосами, у кого-то гладкие, но не менее гадкие — легли на мое тело.

Кто-то стиснул мне ребра. Кто-то облапил живот. Конечно же, двое самых шустрых ухватились за грудь, поспешив опередить других демонов. Чьи-то пальцы сжали шею, а волосатая грабля Лаймаха беззастенчиво смяла ягодицу.

В первые мгновения я опешила настолько, что даже не сопротивлялась. Даже не вздрогнула. Оцепенев, стояла на месте и позволяла голым выродкам щупать меня за любые места.

Наверно, поэтому никто не стал обездвиживать меня еще и своим демоническим гипнозом — или что там применил Каэрх, когда я попыталась вырваться у него.

Когда через минуту я все же пришла в себя, почувствовала, что тело слушается меня. И со всего размаха лягнула стоявшего сзади Лаймаха в пах.

Черт взревел, как резаный поросенок, и отскочил от меня. В кольце голых тел, оцепивших меня боевым заграждением, образовался прогалок. Я тут же рванулась в него, высвобождаясь из цепкой хватки горячих ладоней.

Лаймах с ревом ринулся ко мне. Я увернулась и бросилась к дверям — таким же высоким и широким, как в зале с хрустальными колоннами. Но добежать не успела.

Меня поймал Каэрх. Обхватил сзади одной рукой и поднял в воздух. Могучий бицепс давил мне на ребра под грудью, неминуемо сжимался, грозя что-нибудь сломать.

Я завизжала и задрыгала ногами. Каэрх разжал локоть — и я с размаху брякнулась коленками на пол.

Ну что, Рябченкова, доигралась? Ведь решила же — держаться аккуратно, продуманно, хладнокровно! И что в итоге?!

Все наставления себе любимой испарились под жаром восьми чертячьих тел. Девяти, считая Каэрха. Зловредные гады выбесили меня окончательно и бесповоротно. До потери чувства самосохранения.

— Надо же, — протянул один из членов, глядя на свою ладонь. Та сделалась прозрачной и искрилась радужным сиянием. — И в самом деле донор класса А. Но до чего строптивая девица. Представляю, что она учинит на аукционе. Обязательно заявлюсь на участие. Плевать, что мне не хватит ресурсов купить хотя бы пальчик этого дикого создания. Просто приду развлечься.

— Однако, Каэрх… — присоединился другой. — Тебе надо ее слегка воспитать, прежде чем выпустить на аукцион. Иначе торги затянутся на сутки. Высшие Мейлиса и так будут рвать друг друга в клочья, чтобы завладеть таким ценным донором. А если еще девочка будет постоянно выкидывать кренделя…

— Воспитать?! — перебил Лаймах, все еще держась за ушибленную торпеду. — Проучить, вот что с ней надо сделать! И я займусь этим немедленно. Сам, раз тебе слабо!

С этими словами он шагнул ко мне.

Глава 9

Каэрх одним прыжком перегородил ему путь, заслонив меня мощной спиной.

— Ты не имеешь права прикасаться к ней. Она пришла через мой портал. Пока ее не купил новый хозяин, я несу за нее ответственность.

— Хреново несешь! — злобно рявкнул Лаймах. — Твоя подопечная причинила мне вред. И я имею право применить воспитательные меры. А если ты собираешься мне препятствовать — воспользуюсь правом вызова на поединок!

Каэрх не задержался с ответом ни на секунду. Пока он говорил, я так и представляла хищный оскал курчавого демона.

— Опять пытаешься свести старые счеты, братец? Я всегда к твоим услугам — ты ведь знаешь! Не надо изощряться и выискивать нелепые поводы. Хочешь трепку — просто попроси!

Братец?.. Это у Каэрха такое подначивающее обращение, вроде «моя прелестная Рябченкова», или они на самом деле братья?..

— Сейчас поглядишь, кто получит трепку! — прорычал Лаймах нечеловеческим голосом.

И он начал принимать боевую трансформу. Я с ужасом смотрела, как человеческое тело стремительно разрастается вверх и вширь. Темнеет, принимая матово-черный оттенок обсидиана. Удлиняется голова, вытягиваются когти и клыки, глаза приобретают зловещий желтоватый оттенок.

Каэрх не отстал от Лаймаха ни на долю мгновения. Надо мной возвысилась гора сверкающих бугристых мышц. Из копчика вытянулся длинный хвост, угрожающе хлеща по бедрам.

Два монстра взревели и набросились друг на друга. Я бегом отскочила в угол, чтобы не задело в схватке. Не одна я сдрейфила. Семерка демонов, сохранивших человеческие обличья, тоже расступились и вжались в стену. Молча наблюдали за дракой, не собираясь вмешиваться.

Гигантские тела сцепились в клубок и кубарем покатились по полу. Демоны вгрызались друг другу в плечи длинными клыками, вырывая куски мяса. Хлынула кровь. Матовый обсидиан окрасился густым багрянцем.

Когти раздирали упругую кожу. Хвосты взлетали и с размаху ложились на бедра противника. Пушистые кисточки на кончиках превратились в шипастые наросты и оставляли глубокие царапины.

Они же сейчас изувечат друг друга, осознала я. Неужели никто не собирается вмешиваться? Я и под страхом смерти не сунусь к дерущимся, но другие демоны?

Прежде чем поняла, что делаю, я ринулась к противоположной стене, где стояли господа члены.

— Вы что застыли, как истуканы? Разнимите их! Вас семеро — неужели боитесь? Вы же можете превратиться и оттащить их друг от друга!