«Что он там ищет?» — задал себе вопрос Лэн.

«Следы» — коротко отозвался Яан.

Лэн вздрогнул. Он и не думал обращаться к сиуэйту, но невольно первым вступил в контакт.

«Не бойся, он не кусается» — добродушно заметил Стэн.

Лэн покраснел до корней волос. Все его эмоции оказались как на ладони. В разуме сиуэ не ощущалось следа насмешки или враждебности, но он сразу же отдалился. Стало ясно, что Яан сосредоточен на задаче, а еще — что в нем нарастает тревога, никак не связанная с Лэном и его мыслями.

Отряд подошел к товарняку, Яан спрыгнул на землю и пропустив вперед Нузза, Экса и Дима, ступил на трап вслед за ними. Рядом с ним Лэн в экзокостюме ощущал себя великаном. Десантники вошли в темный коридор, лучи фонарей зашарили по блестящим переборкам. Сиуэ склонился над неприметной вмятинкой на стыке решетчатых плит, проследил за царапиной на стене. В следующем помещении были ясно различимы следы борьбы: приборы погнуты, на полу хрустели метапластовые осколки и разбитые сенсорные экраны. По потолку тянулась обугленная пустая полоса, сквозь которую проглядывала развороченная рубка пилота и панель управления, разрубленная игниоловым лучом.

«Бластер. Но кто в кого стрелял?»

«Какой идиот палит из игниолки внутри корабля?!»

«И где останки?»

Дим и Нузза вернулись в главный коридор, обследовав корабль. Слова были не нужны, все видели то же, что и они: ни одной живой души. Ни одного мертвого тела.

«Запасы продовольствия на месте?» — вдруг спросил сиуэйт.

Десантники переглянулись. Зигги прошел по коридору и заглянул в грузовой отсек. Полки пустовали, на полу валялись подписанные вручную разбитые горшки с питательной смесью гранул. Кто-то любил свежие специи и растил их прямо на корабле… Но самих растений не было. Тревога разведчика набатом зазвучала в сознании отряда.

«Что это, Яан?» — спросил Нузза.

«Я пока не уверен. Слишком давно…»

Командир не успел разобрать вихрь мыслей сиуэ, с ним связалась дальняя группа пехоты.

— Мы нашли развороченную теплицу. Такое ощущение, что здесь прошел ураган, повыдергавший все подряд, ни травинки не осталось! А еще рядом какие-то дырки в земле, свежие. Похоже на подкоп или кроличью нору. Только где водятся такие здоровые кролики? — хихикнул он, — Спускаемся вниз.

«Нору?!»

Мысль Яана вспышкой накрыла сцепку. В ней смешались подтвержденная догадка, ужас и отвращение, острота которого живо напомнила Лэну утренний инцидент.

— Отзови их назад! Назад! Это арумы!

Лэн не сразу сообразил, что слышит настоящий голос сиуэйта, и удивился тому, что понимает его. Нузза крикнул в микрофон: — Сержант, отходите! Возвращайтесь к капсулам!

— Вас понял, — удивленно отозвался пехотинец, — Только… Господи боже, что…

Из динамиков послышался странный шум, скрежет и крики, затем все стихло. Нузза на миг прижал ладони к лицу, но тут же взял себя в руки и обратился к командиру ближнего звена: — Сержант?

— Да, — коротко отозвался тот, — мы в пятиста метрах от вас. Что-то нашли?

— Немедленно идите к кораблю, будьте начеку, и палите по всему, что движется!

Ларон повернулся к разведчику.

— Яан, говори, что знаешь. Я ни разу не встречался с этими тварями, только слышал, их уже лет триста не встречали в Известной Вселенной.

«Арумов видел мой отец», — сиуэ закрыл глаза, сосредоточился, и все увидели его воспоминание: в огромном зале, вымощенном светящимся зеленоватым камнем, на высоком резном кресле сидел пожилой сиуэйт. Татуировки на его голове отливали бронзой.

— Это страшные существа, Айно… Они эволюционируют быстро, никогда не знаешь, какие сюрпризы преподнесет следующее поколение. Арумы умеют лишь есть и убивают, чтобы есть.

Он сбросил с плеча расшитую ткань и продемонстрировал рваные темно-багровые шрамы на зеленой коже груди.

— Ты уходишь от меня в бесконечность космоса, вслед за Айро… Увидишь иные формы жизни. Но клянусь, никогда не встретишь никого, более совершенного в своей мерзости…

Лэн вновь оказался в темной громаде мертвого торгового корабля, и поразился тому, что глазам не нужно привыкать к сумраку после ослепительного сияния дворца сиуэ.

«Арумы жрут любую органику, все, до чего могут дотянуться. Вот только как они попали сюда?» — сиуэйт задумчиво прищурился, — «Когда-то ими были заражены целые системы, но арумы перемещались на чужих судах, как паразиты, а сами не способны строить корабли…»

— Я читал об арумах кое-что, — вклинился Дим, — Если они куда и попали, то все, пиши пропало… арумы приспосабливаются к любым условиям, расщепляют газ на частицы и преобразуют в годный для себя воздух… Потому их нельзя отравить. Пушки и гранаты также малоэффективны против панцирей.

— И что же остается? — возмутился Экс, — Сдаться, что ли? Я лучше застрелюсь, чем дам себя сожрать каким-то чудищам!

«Они тебя все равно сожрут, дохлого» — мысленно заметил сиуэ.

— Теперь я понимаю, куда делись трупы…

Лэн порадовался своему пустому желудку.

— Их нельзя застрелить, но можно сжечь, — сказал Нузза, — Проверьте заряд бластеров.

Нузза несколько раз пытался вызвать остальные два звена пехоты, но в ответ слышал лишь молчание. И все прекрасно поняли, что это значит… Ларон связался с пилотом корабля, зависшего на орбите планетоида.

— Рами, ты видишь отряды Танго и Сьерра?

— Довершу виток и скажу, — отозвался пилот, — на позывные они… не отвечают. Что там у вас?

— Арумы.

— Кто это? — спокойно отозвался Рами, — новая группа повстанцев-сиуэйтов?

Лэн бросил взгляд на Яана. На лице разведчика не отразилось ничего, только в разуме на мгновение мелькнула досада.

— Нет! — рявкнул ларон, — это гораздо хуже, шанн каерда*!

Ругающийся маленький Нузза мог бы вызвать улыбку, если бы не поток ярости, огнем пронесшийся по его сознанию. Он сразу же закрылся, но отголоски продолжали метаться по сцепке, смешиваясь с тревогой остальных членов команды.

— Вижу место высадки, — доложил пилот, — Никого нет… кажется, там перевернутый краб…

Нузза транслировал решимость.

— Передай данные командующему и забери нас. Как только люди войдут, задрайте люк, — добавил он, обращаясь к десантникам.

Лэн и Экс направились ко входу. Из-за гряды холмов показались корпуса боевых машин, похожие на больших блестящих крабов. За ними шли солдаты. Они уже миновали высоту, как вдруг за их спинами взметнулись темные силуэты, издалека похожие на щупальца огромного кальмара. Двое последних пехотинцев не успели даже оглянуться и пропали за грядой, словно провалившись сквозь землю. Командир подразделения не растерялся, развернул «крабов» и открыл огонь. Лэн хотел крикнуть, но тут же вспомнил, что этого не требуется. Из коридора выскочили десантники.

Очереди сотрясали воздух, боевые «крабы» вели огонь изо всех орудий, взметнувшиеся вихри песка и пыли мешали разглядеть их цель. Лэн и Дим оказались впереди, Дим поднял бластер, прицелился и выругался. Стрелять было опасно: на гребне находились пехотинцы, вихри пыли и тьмы надвигались на них с другой стороны холма.

«Подойти ближе».

Команды практически не требовались: каждый видел поле сражения с семи точек, и точно знал, что будет наилучшим решением в следующий момент. Легкий сиуэ вскочил на плечи бегущему Диму и послал в рыжую мглу несколько прицельных вспышек из бластера. Солдаты на холме внезапно прекратили огонь, развернулись и побежали навстречу десантникам. А за ними…

Лэн вспомнил, как однажды, еще ребёнком, охотился на своего робоужа в парке. В поисках спрятавшейся игрушки приподнял большой камень и чуть не сунул руку прямо в клубок сколопендр…

Арумы были ожившим детским кошмаром. Во много раз увеличенным кошмаром. Темная волна на миг задержалась на гребне и хлынула через край. Три машины из пяти просто снесло и похоронило под полчищами извивающихся тварей. Остальные две командир пехоты успел отозвать назад, но хватит их ненадолго: нескончаемые патроны, как и бесконечные батареи для игниолового оружия существовали лишь в качестве читов* на учебных симуляциях…

«Круговая оборона, отходим к товарняку!»

Кольцо смыкалось. Перед Лэном взвилась в воздух клацающая жвалами тварь. Вспышки бластерных зарядов отражались в пластинах черного панциря фиолетовыми сполохами. Лэн поднял оружие, арум мгновенно изогнулся в сторону, луч отсек ему лишь одну из боковых ножек. Тварь гневно заскрежетала и раскрыв пасть, прянула вперед. Второй заряд прошел сквозь голову насекомого, обдав десантника потоком склизкой дымной крови. Арум не успел упасть: сородичи разорвали тело, не дав ему коснуться земли, и устремились к Лэну. Он нажал на курок и не отпуская, повел дулом, расчистив около пяти квадратных метров.