— Ты доверяешь лорду Уитакеру? — поинтересовалась у него.

— Да, это он меня вытащил из того безумия, которое творилось в Тронном зале, — его слова стали для меня полной неожиданностью. — Если бы не он, то мы бы с тобой больше не увиделись. Я лежал в том зале и перед тем, как отключился, думал только о тебе. Представлял, как мы стоим с тобой перед алтарем и даем друг другу клятвы в вечной любви, нашу дочь, которая непременно будет твоей точной копией. Я цеплялся за жизнь до последнего, не хотел верить в то, что Алрой отнимет у нас столь прекрасное будущее, — эти слова ему дались с большим трудом.

— Это он тебя ранил? — прошептала я.

— Да, — только и проговорил любимый.

— Алрой был в сговоре с главным советником? — потихоньку принялась задавать вопросы. Я боялась, что Деймос не захочет ответить на них.

— И не только с ним, но и с моим дядей.

— С лордом Кенингемом? — удивилась я и приподнялась на локте, чтобы посмотреть на него.

— Да, — его лицо было напряженным.

— Ничего не понимаю, — задумчиво проговорила. — Зачем ему это понадобилось?

— Каждый из них преследовал свои цели. Знаешь, самым несправедливым на мой взгляд стало то, что советник выжил и не получил ни единой царапины в отличие от моего отца, — с ненавистью выговорил Деймос.

— Мне жаль, — повторилась я. — Лорд Уитакер сказал, что королева выжила, — после упоминания о его матери в глазах любимого вспыхнула злость. Или мне это показалось?

— Как бы мне не хотелось признавать, Стефани, но ты была права насчет того, что Марлена не накладывала на себя руки. Ее, действительно, убили. Моя мать, — несмотря на мои догадки, его слова все равно заставили меня изумиться.

— Она видела в ней угрозу. Но откуда ты узнал об этом?

— Лорд Уитакер устроил допрос советнику после того, как добрался до него, — пояснил король.

— И он сам выложил ему все на блюдечке? Возможно, он решил оклеветать королеву, — мне не хотелось в это почему-то верить, хотя сердцем чувствовала, что рассказанная советником история была правдивой.

— Он подверг его ментальному воздействию. Я вот до сих пор не могу понять, как советник умудрился столько лет проработать на моего отца и при этом скрыть ото всех свою ненависть к нему, — Деймоса охватывал гнев, как только он говорил про убийцу короля.

— Но чем она была вызвана? — у меня в голове не складывалась головоломка.

— Оказывается, это очень давняя история, и началась она еще задолго до моего рождения. Главный советник, так же, как и мой отец, был влюблен в Марлену. Вот только взаимностью она ему не отвечала. Даже после того, как девушка родила ребенка от другого мужчины, он и не думал от нее отворачиваться, а наоборот, хотел жениться. Вот только все его планы на счастливое будущее нарушила ее внезапная кончина. Оказывается, Марлена умерла у него на руках. Перед смертью, находясь уже в предсмертных муках, она взяла с него клятву, что он позаботиться об Алрое, как о собственном сыне, а также назвала имя своего убийцы. К тому моменту советник уже был посвящен в тайну нашего рода и знал, что моя мать не понесет наказания за смерть Марлены, которую она отравила. Он долгие годы вынашивал план мести, — любимому нелегко давался весь этот рассказ, но он решил ничего не утаивать и раз, и навсегда покончить с этой историей, поставив жирную точку.

— За что он так ненавидел твоего отца, если знал, кто на самом деле убил ее? — перебила Деймоса.

— Советник считал, что только король и был во всем виновен, — пожал он здоровым плечом.

— Твой отец догадывался о том, что твоя мать поспособствовала ранней кончине Марлены, и из-за этого ненавидел ее, — внезапно пришла мне на ум мысль. — Но так ничего и не сделал.

— Все верно, — подтвердил мои слова Деймос.

— Но чего он добивался? И почему именно сегодня, а не год назад или два? — не могла все равно все связать воедино.

— Все началось со свадьбы Алроя. Утихшая за многие годы боль утраты напомнила о себе. Он увидел в Элеоноре Марлену. Посчитал, что история повторяется, когда я отказался жениться и ее выдали замуж за моего незаконнорожденного брата, чтобы не поднимать шумиху. Да и приближалась дата смерти Марлены. Одно стало накладываться на другое. Советник мечтал отомстить королю, а Алрой занять место, которое он считал своим по праву рождения. Вот только своими силами им было не справиться, да и действовать им двоим под носом у моего отца было весьма опасно. Тогда-то они и вспомнили о моем дяде, который также мечтал о троне и весьма кстати присутствовал на свадьбе. Конечно же, они не стали посвящать лорда Кенингема до конца в свои планы. Почему именно сегодня? Отец вчера проговорился советнику, что собирается официально отречься от престола, — в его глазах было столько печали.

— Это и послужило толчком к их контратаке, — прошептала я.

— Да. Король собрал всех в одном зале. Именно о таком моменте они и мечтали: разобраться со всеми неугодными им людьми одним махом. По задумке моего дяди, он должен был взять на себя подмену стражников, а также убить меня, главный советник — короля, а Алрою оставалось только следить за тем, чтобы все шло по плану. Вот только он не учел, что у этой парочки был свой интерес, и лорд Кенингем не вписывался в их замысел, поэтому Алрой и убил его, как только дядя бросил в меня первый огненный шар. Мой братец сам собирался убить меня и стать королем, — со злостью проговорил Деймос.

— И править под иллюзией? — спросила у него.

— Да, как ты и говорила.

— Неужели его устроила бы такая жизнь?! — воскликнула я.

— Не знаю, вот только он собирался не только занять трон, но и сделать тебя своей женой, — меня передернуло от его слов.

— Я убью его! — громко прокричала, спрыгнув с кровати. Стоило мне это сделать, как послышался топот мужских ног и в комнату ворвались стражники, переводившие взгляд с меня на короля. Они оценивали ситуацию. Я была потрясена, в то время как Деймос рассмеялся.

— Заверяю вас, мне ничего не угрожает, — произнес он, и охрана, низко поклонившись, удалилась, прикрыв за собой дверь. — Прости, я совсем забыл наложить полог тишины, — он протянул в мою сторону руку, тем самым просил вернуться к нему, и я снова прилегла рядом с ним. — А насчет Алроя, так ты опоздала, — продолжил он. — Я это сам сделал с пребольшим удовольствием.

— Значит, все-таки Алрой виновен в смерти и моего отца, — сделала я вывод.

— Да. Он передал ментально главному советнику информацию о том, что мы отправились к твоим родителям, а тот в свою очередь моему дяде, — с грустью ответил Деймос.

— Так кто ко мне явился в ту ночь через тайный ход? — решила до конца разобраться во всем.

— Главный советник. Та потайная комната была его убежищем. Оказывается, он о ней знал уже много лет.

— И Томас был с ним заодно, — печально вздохнула, ведь все и так стало уже ясно.

— Да, но все закончилось, Стефани, — погладил по волосам любимый.

— Надеюсь, Элеонора выжила? — хоть она и не желала нам добра, но все-таки я не хотела, чтобы ее жизнь закончилась в столь юном возрасте. Да и она стала жертвой дворцовых игр.

— Да, только вид у нее не самый привлекательный теперь, сама видела, как Алрой с ней поступил.

— Как ты поступишь с матерью, когда теперь узнал обо всем? Что станет с Элеонорой? — посыпались новые вопросы.

— У меня не было пока времени подумать над этим, — горько усмехнулся Деймос.

— Знаешь, что самое ужасное? Она не чувствует за собой вины в содеянном. Считает, что поступила правильно. И вместо того, чтобы оплакивать своего мужа, сидит в комнате вместе со своей воспитанницей и убивается из-за того, что потеряла трон, — его медово-золотистые глаза стали темнеть от злости. — Скорее всего, я их обеих поселю на окраине империи, назначу жалованье, пусть развлекают друг друга и дальше. — Завтра состоится казнь главного советника, — проговорил Деймос, и на его волевом лице заиграли желваки. — Возможно, ты посчитаешь меня жестоким, но я не смогу иначе поступить с убийцей моего отца. Да и это будет хорошим уроком для остальных, кто уже пожелал моей смерти.

— Я буду с тобой рядом в этот момент, если ты, конечно, этого хочешь, — я приподнялась на локте и посмотрела на него.

— Ты не представляешь, как я тебе благодарен за эти слова. Я не смел даже просить тебя об этом, — он поцеловал мою правую руку и нахмурился, заметив, что на ней нет кольца. — Не порядок, — проговорил Деймос и снял его с золотой цепочки, на которой висел амулет, а затем уже в третий раз надел кольцо. — Я хочу прожить с тобой всю жизнь, Стефани. Видеть, как седина посеребрит твои волосы, как наши черты отразятся в наших же детях. Можешь даже и не рассчитывать на то, что мы остановимся на одном ребенке, — его слова меня настолько растрогали, что я не смогла сдержать своих чувств и на моих глазах проступили слезы. — Я люблю тебя, Стефания, моя будущая королева.