Анастасия Маркова
Моя расплата

Книга

Мне нужно было во чтобы то не стало добиться своего:

— Мамочка, ну, пожалуйста, разреши мне поехать с Мирандой, пожалуйста! — умоляла я маму.

— Нет! Ализет! Я сказала, нет! И точка! Даже не проси! — мама уже начинала кричать, что было на нее совсем не похоже.

— Почему, нет? Я же буду с дядюшкой Кристеном и тетушкой Мирабель! Ты меня ни разу не пустила в Соулвид! А Мирабель туда ездит каждый год и не по одному разу! На ярмарки, на праздники, да даже просто так, а мне восемнадцать и ты меня никуда не выпускаешь, только в гости к дяде и тете! Почему? — я начала плакать.

— За что мне все это? — закричала она и тоже стала плакать, хотя плачущей я ее видела, может, пару раз. В моей голове никак не укладывалось ее нежелание куда-либо меня отпускать.

В это время открылась входная дверь, и вошел папа. Увидев нас обеих плачущими, на его лице застыло недоумение.

— Привет! И что у нас тут за развод мокроты? — попытался он хоть немного разрядить обстановку,

— Папа, ну хоть ты ей скажи! — попыталась я надавить на отца.

— А в чем, собственно проблема-то, солнышко? — ответил отец, переводя свой взгляд с меня на маму. Он всегда меня так называл. Говорил, что солнце, словно запуталось в моих волосах.

— Она меня не пускает в Соулвид с Мирандой, дядюшкой и тетушкой! — на одном дыхании я выпалила. — Миранда едет поступать в Высшую академию магии, я хочу хотя бы посмотреть. Она говорит, что там так красиво! Ну что со мной произойдет?! — продолжила я напирать.

После моих слов мама заплакала еще громче.

— Ариэль…, - начал отец.

— Харберт, не лезь в это дело! Не лезь, прошу! — резко ответила мама и убежала в их спальню.

Поняв, что разговор на этом закончен, пошла к себе в комнату. Я начинала понимать, что мама чего-то боится, только чего? Куда я денусь?

Хотя один большой секрет у меня был, и о нем я боялась рассказать даже маме.

Все дети, которые рождаются с задатками силы, находятся на особом контроле. В семье простых людей ни маги, ни ведьмы никогда не рождались. Если хотя бы один из родителей обладал силой, то вероятность того, что в семье родится маг или ведьма была весьма высока. Поэтому многие люди, обладавшие деньгами, всеми способами старались своих детей связать узами брака хоть с самыми слабыми обладателями силы, тем самым повысив свой статус и положение.

Маги рождались, как светлые, так и темные, а вот ведьмы всегда рождались только с темной силой. И, соответственно, обладающие темной силой всегда были на особом контроле. Это случилось после попытки темными захватить власть, свергнув императора, который был очень сильным светлым магом. Когда это было, уже никто и не помнит, эти данные хранятся в императорской библиотеке, но с тех самых пор, ни при дворе, ни в охрану империи темных не допускали. Вообще, вся жизнь городов держалась на магии. Куда вокруг не посмотри, везде была магия. Даже дома свет, уборка, все было магией, и стоила она приличных денег. Если ты обладаешь хоть незначительной силой, значит, ты уже не можешь быть так беден.

Но, как говорят, у медали две стороны. Если ты родился светлым магом, то тебе повезло, ну а если темным, то бедным ты не будешь точно, но вот счастлив ли, это уже как повезет. Браки темных магов с ведьмами находились под строгим контролем. При этом необходимо было получить разрешение от главы безопасности империи. Разрешение на брак между обладателями сильной темной магией получить было просто нереально, так как боялись способностей их детей, но, согласно последним данным, ведьмы рождались с каждым годом все слабее и слабее. Поэтому, чаще всего, темные маги женились на простых девушках или тех ведьмах, которые только и могли, что огонь в камине разжечь, да чайник подогреть. А вот светлым раздолье, у них проблем с выбором пары не было вообще.

Но вот если сила не проявила себя до двенадцати лет, то уже редко себя и проявляла, и была потом столь слабенькой, что никакого значения для империи уже не имела.

Начиная с шестити лет, всех детей ежегодно проверяли на наличие силы. Приезжали маги, при этом только светлые, темным, похоже, это дело не доверяли, и при помощи кристалла силы определяли, есть ли у ребенка хоть какие-то задатки. Если кристалл светился синим, то у ребенка — светлая магия, черным, значит — темная, а если так и остается красным, значит — ничего не пробудилось. При этом укрытие силы амулетами или ритуалами строго каралось. Могли отобрать всю силу, как у ребенка, так и у родителей, как говорили, иссушить.

Существовала школа магии, в которую ходили те, у кого пробудилась сила, в ней учились, как писать и читать, так и управлять силой. После окончания школы, по достижении 18 лет, самые одаренные могли поступить в Высшую академию магии, которая открывала двери в лучшее будущее.

Ко мне так же из года в год приходили маги и давали подержать кристалл. Я каждый раз смотрела на него с надеждой, что он вдруг хоть немного потемнеет, но кристалл никогда не менял своего оттенка в моих руках. Мама как-то странно вздыхала, а я уходила к себе в комнату и долго плакала, она же приходила и долго меня успокаивала, при этом говоря всего два слова, словно читала мантру: «Все хорошо!»

Я не могла понять своих надежд, так, как и мама, и папа были простыми людьми, и вероятность пробуждения силы была равна нулю. Мама хорошо разбиралась в травах и помогала местной ведьме в аптеке, а папа работал на угольной шахте. Но я была ребенком, и часто представляла себя в мантии, которую выдавали выпускникам Высшей академии магии. Я планировала, что спасу нашу семью от бедности, и папе больше не придется ходить на эту шахту, а маме терпеть выходки этой несносной старой корги. Второй причиной была моя зависть кузине Миранде, у которой в восемь лет пробудилась сила, и как говорила тетушка, до воли немаленькая.

Кузине Миранде дар передался от тетушки Мирабель, у которой сила была выше среднего. Тетушка после школы магии не стала поступать в Высшую академию магии, а влюбилась в простого человека, дядюшку Кристена и вышла за него замуж, из-за чего в семье произошел большой скандал. Мама рассказывала, что бабушка была так разгневана, потом еще три года не хотела видеть свою младшую дочурку, и смягчилась лишь тогда, когда Миранде было уже два года, но каждый раз при встрече бабушка ей об этом напоминала. Благодаря своим способностям тетушка Мирабель работала в мэрии секретарем, а дядюшка Кристен был чудеснейшим пекарем. Со временем дядюшка открыл собственную пекарню, которая была хорошо известна в городе.

Бабушку по материнской линии я впервые увидела, когда мне было шесть лет, дедушка умер задолго до моего рождения и также был простым человеком. Как оказалось, бабушка была сильной ведьмой. И для меня так и осталось секретом, почему при столь сильной бабушке моя мама являлась простым человеком.

Отношения бабушки и мамы вообще были какие-то странные, она часто называла мою маму непутевой, не оправдавшей надежд, и долго на нее порой смотрела, словно осуждала за что-то. На мои вопросы за что, мама всегда молчала, и я со временем решила, за то, что мама родилась без способностей.

В день моего двенадцатилетия пришли маги. Я помнила, с каким страхом брала кристалл, понимая, что это моя последняя надежда. Когда цвет кристалла так и не изменился, мои мечты об академии были разрушены. Больше маги к нам с тех пор не приходили. Мама стала усердно меня учить всяким различным травам, как готовить простейшие лекарства без применения магии. Со временем я смирилась со своим уделом, стала помогать маме в аптеке в свободное от школы время. Старую каргу я очень боялась, вид у нее был, как и полагался у старой ведьмы. Вечно злая и ворчливая, то плохо, что пришли клиенты, то плохо, что никто не пришел, а муж ее был постоянно виновен во всем, что с ней происходило, произошло что-то виноват, не произошло, тоже виноват. Старалась не попадаться ей на глаза и приходила в основном уже после закрытия аптеки, когда мама подготавливала все для зелий и снадобий на следующий день. Чего в аптеке у старой корги только не было. И засушенные мыши, и заспиртованные змеи, жабы, ну настоящая ведьма.

Когда у Миранды обнаружилась сила, я долго не могла решиться поехать к ним в гости. Однако со временем я успокоилась и собралась к дядюшке и тетушке на летние каникулы. Часто, когда никто не видел, брала ее книжки из школы магии, представляя, что это мои, и ходила по комнате с умным видом, заучивая наизусть материал, только как можно чему-то научиться, если у тебя этого нет. Порой Миранда сама кое-что объясняла, любила показывать то, чему уже научилась. А я с упоением читала и слушала все про магию, словно еще что-то в силах была изменить. Миранда очень хорошая девушка, она понимала меня, видела мою тоску и всячески старалась меня успокоить. Дома разговоры про магию были под запретом.