— Никакая! Я занималась самообразованием! — с гордо поднятой головой, не боясь больше прятать свои глаза, ответила на его вопрос.

Произошел новый взрыв смеха. Теперь не удержался уже и мой палач. Они все смеялись надо мной. Во мне смешались чувства ярости и жалости к себе. Я не знала чего от себя ожидать, или закричу на них, высказав, все, что в данный момент думаю про них, или же просто заплачу и убегу из этого зала. Словно, что-то почувствовав, брюнет резко перестал смеяться. Правда, его коллеги продолжили тихонько посмеиваться.

— Прошу нас простить, Ализет, простите, не запомнил Вашу фамилию, давайте закончим уже этот экзамен, — указав рукой на находящийся в двух метрах от меня небольшой шар красного цвета, закрепленный на небольшом постаменте. Было очевидно, ему уже не терпится побыстрее от меня избавится.

— Объясню немного принцип действия. Ваша цель, показать нам уровень Вашей силы. Это тот же кристалл силы, что Вы уже встречали, только этот показывает еще и ее уровень. Кладите руки поверх шара и начинайте высвобождать свою магию. Вам все понятно?

— Да! — ответила, уже находясь возле шара.

— Тогда прошу! — громко сказал, встав у меня за спиной.

Чувство гнева и ярости подавляли во мне все остальные чувства. Мне было уже все равно, осталось совсем чуть-чуть и все закончится. И возможно, я больше никогда их не увижу, и буду стараться забыть эти унижения, как страшный сон.

Вся моя нерешительность резко куда-то пропала. Я любила магию, и если такое было возможно, то мне казалось, она любила и меня.

Закрыв глаза, положила руки на шар и не успела, толком высвободить магию, как меня резко схватили за руку и дернули с такой силой, что меня развернуло, и я уткнулась лицом в крепкую мужскую грудь.

— Выставить щиты! — вдруг закричал брюнет, сильнее сжав меня в своих объятиях, и спустя какую-то секунду раздался оглушительный взрыв.

Я не могла понять, что произошло, меня начало трясти от страха, развернулась и посмотрела на то, что было причиной взрыва. От кристалла не осталась ровным счетом ничего. Лишь мелкие куски валялись по всему залу. В зале стоял отчетливый запах дыма. Зеркала были разбиты, зал теперь больше был похож на место боя, чем на бальный. Окна остались целыми, наверное, за счет тех щитов, которые им сказал выставить брюнет.

Экзаменаторы находились в состоянии шока, лишь мой палач, казалось, был удивлен слегка, словно ему не впервые приходилось участвовать в таких делах. Я опять оказалась в центре внимания. Правда, теперь уже никто надо мной не смеялся.

— Может, сбой кристалла, — предположила красотка.

Но брюнет словно не услышал ее слов, он подошел к окну, повернувшись к нам спиной, погрузившись в свои размышления и так молча стоял около минуты, будто он один находился в этом помещении. Невольно я вновь залюбовалась его фигурой. Затем повернулся и двинулся к столу.

— Итак, Ализет Стронгхорд, расскажите нам, кто же Ваши родители? — спросил он после того, как уже сел на свое прежнее место.

Оказывается, вот что должно было произойти, чтобы он запомнил мою фамилию. Скорее всего, это действительно просто сбой кристалла. Или он и вправду думает, что это я сотворила.

— Да простые люди, — не понимая в чем собственно суть вопроса, спокойно ответила я.

— Простые говорите, — он посмотрел на меня так осуждающе, будто сказанное мной было ложью для его ушей. — Назовите их имена, — продолжил он, не сводя с меня взгляда, словно я могла ему солгать. Да под таким взглядом расскажешь все свои секреты, лишь бы побыстрее отделаться.

— Мой отец — Харберт Стронгхорд, а мать — Ариэль Стронгхорд — без тени сомнения ответила на его вопрос.

— Девичья фамилия матери? — резко произнес он.

— Мортенвир, Ариэль Мортенвир! — с достоинством я произнесла.

— О, нет! Не может быть! — как-то странно побледнели экзаменаторы и начали шептаться между собой, у блондинки же просто отвисла челюсть, и она забыла ее закрыть. Брюнет сжал кулаки с такой силой, что показалось, даже костяшки побелели. Его взгляд резко помрачнел, и на скулах зашевелились желваки. Если сказать, что он был зол, то эта была лишь тысячная доля его состояния, виделось, что контроль давался ему с трудом.

— Вы можете идти… Ализет Стронгхорд, — на моем имени, он сделал такой акцент, словно его выплюнул из своих уст и отвернулся от меня, как от прокаженной.

Мне стало очень обидно. Что в имени тебе моем столь плохого? Почему вы все так странно отреагировали на имя моей матери?

Слезы застилали мне глаза, я плохо помнила, как вышла из зала.

— Экзамен временно приостанавливается в этом зале, или подождите, или пройдите в другой! — услышала голос брюнетки, и очередь поступающих стала возмущенно высказывать свои недовольства.

— Я же говорила, что эта деревенщина что-то сотворит! — послышался мне в спину голос визгливый голос расфуфыренной девицы.

Не помню как, но я оказалась в небольшом парке сразу за академией, сколько проплакала, даже не знаю. Проходившие мимо маги сочувственно на меня смотрели, подозревая, что я провалилась. Но видимо, они были правы, так как у меня даже не поинтересовались моей стихией. В какой-то момент, мне показалось, что за мной наблюдают, подняв глаза, увидела, что на меня через окно второго этажа академии смотрит мой палач. И тут мои слезы резко высохли. Ну уж нет, такого удовольствия я тебе не доставлю. Посмеялся и хватит. Быстро вытерла платком слезы, гордо расправила плечи, высоко подняла подбородок и направилась в академию походкой от бедра искать своих родственников.

Стоило мне войти в холл академии, как я увидела Миранду. Она также меня заприметила и радостно замахала мне рукой.

— Ализет, ты где пропала? — укоризненно сказала тетушка Мирабель, стоило мне подойти к ним ближе. — Миранда уже полчаса, как сдала экзамен, и мы повсюду тебя ищем! — продолжила тетушка.

— Ага! Я уже даже предложил, что тебя украл принц на белом коне, — посмеялся дядюшка, пытаясь остудить свою жену.

— Дядюшка, только если на телеге, на большее я не согласна, да и принцев не наблюдалось, одни маги только, — попробовала увильнуть от ответа. — А тут такой прекрасный парк за академией, мне там так понравилось, что я даже и не заметила, как пролетело время. Миранда, расскажи, как все прошло? — решила незаметно перевести тему подальше от себя.

— Ох, Ализет! Так страшно было, даже не представляешь! — начала вдохновленно рассказывать про свой экзамен кузина. — Значит, захожу я в зал, а там аж четыре экзаменатора сидят.

Видимо мне по блату досталось пять, подумала я про себя, и пятый экзаменатор и был моим блатом, со злостью вспомнив про жгучего брюнета.

— Но я и виду не подала, что мне страшно. Подошла к кристаллу и стала его наполнять магией. Представляешь, я его больше половины наполнила! — с восторгом произнесла кузина.

Мой был явно бракованным, подумала про себя.

— А потом просто спросили про стихию и сказали ждать результатов, но мне сказал один молодой человек, что если наполнить хоть половину кристалла, то, скорее всего, поступишь! — и стала радостно прыгать на одном месте.

Несмотря, на то, что я ей немного завидовала, была за нее очень рада. Миранда всегда относилась ко мне очень хорошо, и я ее любила, как родную сестру. Мне бы очень хотелось учиться с ней, проводить вместе больше времени. Но теперь мне светила лишь одна дорога, как и мама заниматься травами, встретить однажды хорошего человека, как мой отец, родить ребенка и зачахнуть от ежедневной рутины. Мое будущее не казалось мне столь перспективным, но от судьбы не уйдешь.

— Девочки, чем хотите заняться? — поинтересовался у нас дядюшка Кристен. — Может, чего-нибудь хотите, например, мороженого?

Мое настроение было практически на нуле, не хотелось даже мороженого.

— Не знаю, как вы, а я так устала, что мне уже ничего не хочется, сказала Миранда, у меня от ее слов сразу же полегчало, бурной программы сегодня я бы не вынесла.

— А ты Ализет? — спросил дядюшка.

— Дядюшка, я сегодня получила столько впечатлений, что хотела бы уже попасть домой, — мои слова были чистой правдой, на сегодня приключений с меня уже достаточно.

— Хорошо, тогда едем домой, — отозвался дядя.

Миранда была счастлива результатом экзамена, тетушка была настолько счастлива за свою дочь, что пребывала где-то далеко в своих мыслях, только дядя периодически поглядывал на меня, словно он о чем-то догадывался. Стоило мне закрыть глаза, как возникал опять укоризненный взгляд ярко-синих глаз, полный ненависти. Наверное, для меня так и останется загадкой причина столь сильного негатива.