Вторым я решила приготовить зелье под названием «Полная тьма». Если первое зелье было исцеляющим, то это наоборот. Оно являлось оборонным зельем, и стоило разбить флакон, как вокруг тут же наступала абсолютная темнота, лишающая врага зрения и дезориентирующая в пространстве. Но при этом не затрагивающая тебя.

Ну а напоследок я оставила зелье правды. Название говорит само за себя. Не знаю, зачем я решила его взять, но внутренний голос настойчиво советовал его сотворить.

В общем, когда я закончила все приготовления и посмотрела на часы, то поняла, что мне уже нужно выдвигаться в сторону таверны. Нехорошо заставлять принца ждать.

Выйдя из дома, я закрыла дверь и повесила магический замок, чтобы никто не мог войти, затем закинула на плечо сумку и пошла к таверне. Дорога не заняла много времени. Наш принц уже сидел за столом и ждал меня. Ранняя пташка. Поздоровавшись с ранними посетителями, я направилась к столику Лэта. Тот смотрел на меня с такой грустью в глазах, что я невольно засомневалась в своих действиях.

— Добрый день, — сказала я, стараясь быть вежливой.

— И тебе того же, — ответил он.

Лэт выглядел весьма бодрым и подтянутым. В свете солнечных лучей его лицо будто светилось. Сердце предательски пропустило удар. Я затрясла головой и попыталась прогнать видения.

— Ну что, мы идем? — спросила я, осматривая зал. Мне хотелось как можно быстрее покончить со всем этим и вернуться сюда.

— Да, у меня уже все готово, можем идти.

Лэт встал, допил травяной отвар и вышел за порог. Я подошла к Бруту и, попрощавшись, вышла вслед за эльфом.

Шли мы недолго. Буквально через десять минут мы вышли на небольшую поляну около деревни, и Лэт открыл телепорт. Затем развернулся ко мне и жестом пригласил войти. Джентльмен. Я ухмыльнулась и откликнулась на его приглашение.

Несколько секунд — и мы на месте, точнее почти на месте. Телепорт выкинул нас недалеко от Алеона, главной столицы Эльфийского государства. Это был очень живописный город с множеством маленьких улочек и, конечно же, с большим количеством зелени. Все же светлые эльфы борцы за природу.

В центре города возвышался огромный дворец из мрамора — гигантское сооружение необычайной красоты. Крыша сделана в виде купола, множество этажей, резных балкончиков, стеклянных витражей и скульптур. Перед входом по обеим сторонам лестницы стояли огромные статуи единорогов, устремляющих свой взор на входящих. Ну и, разумеется, все это утопало в зелени, ведь эльфы — сыновья леса, поэтому и городские парки, и сады, и аллеи, и лес вокруг были ухоженными и цветущими.

До дворца мы добрались довольно быстро. Видимо Лэт действительно спешил, я за ним чуть ли не бежала. На входе нас поприветствовала стража, и, видимо, узнав меня, впала в ступор. Хорошая у них память. Эльфы вообще обладают весьма интересными качествами и хорошая память одно из них.

Я приветливо помахала им ручкой и улыбнулась. Лэт не стал церемониться и сразу же направился в королевский кабинет, чтобы не терять время. Вот только я встречи с Дарталиэлем не очень-то хотела.

После того памятного разговора, про который я вроде бы не должна знать, отношение к правителю у меня сложилось весьма посредственное. Я знала его весьма плохо и составить полный портрет не могла, но после того разговора мне он весьма не нравился. Нет, может он хороший правитель и заботится о благе народа, но его отношение к людям и низшим расам меня коробило. Конечно, я понимала что он хочет для сына только лучшего, но кто сказал что этим «лучшим» не могу стать я. Ведь по сути он меня совершенно не знал. И если уж говорить прям, он и его раса живы благодаря мне. Но видимо этот момент не учитывался при принятии решения.

Его Величество обнаружился в своем кабинете. Он сидел за большим дубовым столом и просматривал какие-то бумаги. Вообще сам кабинет довольно просторный и не отображал качеств своего хозяина: справа располагался большой стеллаж с огромный количеством книг, слева стоял камин, а над ним висел портрет всего ушастого семейства. За спиной Правителя находилось окно, занавешенное шторами. Сам кабинет отделан черно-белыми цветами. Мне это больше скреп напоминало, чем кабинет. Но на вкус и цвет…

— Доброе утро, отец, — поприветствовал Лэт, краем глаза следя за мной.

Если он рассчитывал что я сбегу, то зря.

— Доброе, — ответил Дарталиэль и поднял глаза, в которых отразилось безграничное удивление. Вот за такой вид я была готова его терпеть. — Тара?

Сюрприз Вашество.

— Добрый день, Ваше Величество, — ответила я, глядя ему в глаза.

А Величество не сильно-то изменилось со дня нашей последней встречи. Такой же обворожительный эльфик. И такой же мнительный.

— И что тут происходит? — спросил Дарталиэль, переводя взгляд с меня на Лэта. — Сынок, ты ничего не хочешь объяснить?

Вот после этих слов мне тоже стало интересно, что тут происходит. Внутреннее чутье говорило, что ничего хорошего. По крайней мере для меня.

— Отец, я обратился за помощью к Таре, — ответил Лэт, виновато отведя глаза. — Она единственная, кто может нам помочь с Ритуальным деревом.

— А меня ты спросить не захотел? — ответил Владыка, едва скрывая злость.

«Вот так вот», — подумала я.

Получается, что меня сюда Лэт вызвал, даже не удосужившись спросить папашу. Мда, очень интересно выходит. Впрочем, мнение Владыки относительно меня я и так знаю, да и он о моем к нему «трепетном» отношении тоже осведомлён. В общем, у нас взаимная «любовь». Чем мы дальше друг от друга тем лучше для обоих.

— То есть я вам не нужна? — подала я голос из кресла, куда села сразу по прибытию в кабинет — без разрешения, правда, но, похоже, этого никто не заметил. — Тогда будьте так любезны проводить меня обратно. Впрочем… не стоит, дорогу я и так помню, не заблужусь.

— Тара, присядь, — устало ответил Дарталиэль, потирая переносицу. — Раз уж ты здесь, то, может, и сможешь нам помочь.

Эх, не получилось отмазаться.

— Ну, так и в чем ваша проблема? — спросила я, садясь обратно.

— Наше Ритуальное дерево вот уже почти два месяца увядает, и никто не может понять причины. Лучшие маги осмотрели его со всех сторон, но ничего не нашли, — ответил он. — Мы уже не знаем, что делать, ведь это Дерево — сердце всех эльфов. Если оно погибнет, то и эльфы будут на грани вымирания.

— Мда, интересная картина, — сказала я и задумалась.

На самом деле Ритуальное дерево имело огромную ценность для всей эльфийской расы, и не только для неё. Не знаю, как, но оно являлось основным источником их энергии и магической силы. Дерево питало всю долину, в которой находилось Эльфийское королевство, и его гибель и вправду означала вымирание эльфов.

— Ладно, давайте посмотрим на ваше дерево, — сказала я, вставая с кресла и направляясь к двери.

На словах представить всю картину у меня не выходило, поэтому уж лучше взглянуть на проблему как можно ближе.

— Я провожу, — ответил Владыка. — А ты, сын, останешься тут.

Блин, кажись, попала. С Владыкой лучше не шутить. Ну почему нельзя было сына отправить?

Лэт скривился, но промолчал, так как ослушаться отца он не мог. В принципе, кроме меня Владыку никто не мог ослушаться. Мне есть чем гордиться.

Меня, конечно, не прельщала перспектива провести все время с Дарталиэлем, учитывая его ко мне отношение, но видимо придется. Наверное, стоит описать его, прежде чем мы пойдем к дереву. Сколько ему лет, точно я не скажу, но он прекрасно выглядит, даже и не подумаешь, что Лэт — его сын. Дарталиэль высокого роста — я ему примерно по грудь. Его волосы пшеничного цвета, заплетенные в косу, спускаются по спине до копчика. Глаза синие, словно море. Лицо узкое с резкими скулами и полноватыми губами. Широкие плечи с развитой мускулатурой. Сегодня он был одет в штаны цвета весенней листвы и в тунику белого цвета с зелеными вставками на рукавах и на груди. На шее висел кулон ромбовидной формы, и точно такой же обруч опоясывал голову.

Мы вышли из кабинета и направились к дереву по бесконечному пути коридоров и залов. Не понимаю, зачем было строить такой огромный замок, в нём же легко заблудиться?

Но Владыка знал короткую дорогу и буквально через пару минут мы были на месте.

Дерево просто огромное, с толстым стволом и бесконечным количеством веток, которые переплетались между собой и устремлялись вверх, и густой листвой. Сам ствол белоснежного цвета, а вот листва была фиолетовой вопреки привычному для нас представлению о цвете деревьев и травы. Да, цвет листвы был разным в зависимости от народа. Только если присмотреться, то листва была не яркой, а скорее наоборот, какой-то странно увядшей. Хотя с первого взгляда казалось, что все нормально.