— Вот видишь я прав, — улыбается он, стоя напротив меня. — Этот мир бросил тебя, они даже не сказали спасибо за свое спасение. Так ради чего ты сражаешься? Не лучше ли отомстить? Это не твой мир, ты сюда случайно попала.

Я слушала его и понимала, что в его словах была доля правды. Ведь я потеряла все, когда попала сюда, дом, родителей, друзей.

— Смирись с неизбежным, — продолжил он. — Я все равно выиграю, и этот мир будет принадлежать мне!

Мои руки предательски задрожали, а глаза наполнились слезами, я опустила голову, чтобы не выказать своей слабости. Боже, что же мне делать? Как тяжело решить, как трудно сделать выбор…. Вся моя выдержка давала сбой, где-то в глубине души я понимала, что он специально выбивает меня из колеи, но часть меня, так и орала — «А ведь он прав».

Я уже была готова сдаться, когда неожиданно в голове раздался до боли знакомый голос «Тара, вернись, прошу. Ты нужна мне».

Время как-будто замерло, и даже Маркурио перестал двигаться. Что происходит? В моей голове все смешалось.

«Тара» — снова услышала я.

И тут на меня нахлынули воспоминания. Деревня, в которой я жила, Лэт с ребятами, Лика и другие. А ведь Маркурио был не прав! Мне есть за что сражаться. Пусть, я потеряла многое переносясь сюда, но и тут я приобрела достаточно. Меня тут любят, и я люблю.

Этот мир не совершенен, но в других мирах я думаю не лучше. Я поняла, что люблю этот мир и его обитателей и буду бороться за него, чего бы это мне не стоило.

— Ну, что готова сдаться? — раздался голос Маркурио, заставивший меня выйти из своих мыслей, и вернуться в реальность.

— Не дождешься! — ответила я, принимая боевую стойку.

— Жаль, значит, придется тебя убить, — вздохнув, произнес он и ринулся в бой.

Я еле успела уйти от меча, он просвистел в паре миллиметров от моего бока, и тут же приняла удар, обрушившийся сверху. Раздался лязг металла, и руку прожгла боль. С трудом откинув меч, я перекатилась в сторону. Маркурио не давал мне передохнуть, удары сыпались один за другим, я еле успевала отклоняться и отбивать удары. Силы предательски покидали меня.

Не смотря на это, я все же смогла несколько раз достать его и теперь мы оба стояли с ранами, из которых сочилась кровь, но к сожалению, мои раны были сильнее, я почти не чувствовала правый бок, в то время как Маркурио выглядел вполне отдохнувшим.

Что же делать? Как его победить? Эти вопросы не давали мне покоя. Моя выдержка трещала по швам. И тут мне вспомнился один прием, которому меня обучали еще в академии. Это конечно было очень рискованно, но других вариантов не было, я и так слишком устала и еще одного поединка просто не выдержу.

Маркурио видимо решил, что пора с этим заканчивать, и снова напал. Я уклонила от двух его атак и отбила третью. А затем настал момент использовать тот прием, что я хотела. Как только Маркурио занес меч и начал атаковать, я пошла на уклон, но в последний момент извернулась и подставив злополучный правый бок, оказалась с ним лицом к лицу.

Как же больно!!! Правый бок взорвался огнем боли, но это того стоило.

— И что же ты будешь делать дальше? — с улыбкой спросил он, медленно вытаскивая меч из моего бока.

— Вот, что, — ответила я и во всей силы вогнала свой меч ему в живот.

От неожиданности он дернулся, и я смогла освободиться из его хватки, а так же от меча в боку.

— Как?! — потрясенно произнес он, смотря на свои руки, которые были в крови.

Я бросила свой меч и зажала рану на боку. Рана была серьезная, но по сравнению с Маркурио — не смертельная.

— Как ты смогла меня победить? — шептал Маркурио, опускаясь на колени. — Ведь ты почти сдалась.

— Ты прав, я почти сдалась. Но, потом я вспомнила, что у меня тут есть друзья и люди, которых я люблю, а ради них стоит жить.

— Любовь?! — выплюнув кровь, произнес он. — Это все бред.

На это я отвечать не стала. Сейчас я смотрела на Маркурио другими глазами, он вызывал лишь жалость. Ведь из-за отсутствия любви в детстве он и стал таким. А сейчас, глядя на то, как из его глаз постепенно исчезают последние искры жизни, я жалела лишь о том, что он так и не познал этого чувства.

Неожиданно над телом Маркурио заструился свет и он начал постепенно исчезать, и как только его тело исчезло — свет пропал.

Ну, вот и все, враг повержен. А что дальше?

И тут рана на боку дала о себе знать, пронзив тело неимоверной болью. Меня скрутило, закружилась голова и в глазах потемнело. Неужели это все? И сейчас, я отправлюсь вслед за Маркурио? Как жаль, что я не успела попрощаться со всеми. Зато я спасла этот мир. Это была последняя моя мысль, перед тем как наступила темнота.

Эпилог


— Мама, посмотри, — услышала я голос дочки, звавшей меня на улицу.

Когда я вышла на крыльцо, моим глазам предстала очаровательная картина. Лара качалась на качелях и с любопытством наблюдала за тем, как её младший брат делает свои первые шаги. Мике только исполнился год, в то время как Ларе уже было четыре. Она спрыгнула с качелей и подбежала ко мне, мы вместе наблюдали за тем, как Мика пытается идти к своему отцу. Я посмотрела на мужа, в глазах Ритера отражалась целая гамма эмоций. Не дождавшись пока сын подойдет к нему, он сам сделал шаг навстречу и подхватив его на руки, подошел к нам. Мика тут же весело заулыбался.

— Правда, он молодец?

— Конечно, — улыбнулась я и поцеловала Мику в нос.

Малыш засмеялся и зевнул.

— Я уложу детей, — сказал Ритер, подхватывая Лару и унося их в дом.

Я посмотрел на мужа и улыбнулась. Пока Ритер укладывал детей спать, я решила посидеть на скамейке у дома и немного отдохнуть. С тех событий, которые помогли мне обрести долгожданное счастье прошло пять лет. Но я ничего не забыла.

Первым, что я увидела, когда открыла глаза после боя с Маркурио — был Ритер. На его лице было написано такое облегчение, что я невольно улыбнулась. Остальные тоже были рады моему возвращению. Когда я попросила рассказать, что же тут произошло, то ребята долго отнекивались, и только после того как Алистер исцелил мои раны, они рассказали.

Я была немного удивлена всем тем, что произошло с ними пока меня не было. В особенности поведением Ритера и его волка. Но в глубине души я была этому рада, так как только во время сражения поняла, что Ритер мне нравиться не только как друг. И эти события говорили о том, что и он испытывает ко мне что-то большее. Но поговорить нам не дали.

Сразу после того как я пришла в себя и смогла нормально соображать, меня перенесли в столицу драконов под наблюдение врачей. Это оказалось сущей пыткой. Меня кормили на убой, заставляли пить горькие снадобья и не выпускали из постели. Полностью поправиться я смогла только через семь дней. За то время, что я лечилась, ребята исследовали замок Маркурио, и все ценное было распределено между государствами. Кристаллы были найдены в подземелье и уничтожены. Все понимали, что такое оружие весьма опасно и не стоит оставлять его. Ритуальные деревья вновь сияли силой и красотой. А значит и беда миновала.

Судьбу Беатриссы решил суд всех народов. За её прегрешения она была приговорена к смертной казни вместе с помощниками. В глубине души я жалела её. Ведь она пошла на это из-за любви. Но загубленные жизни врят ли того стоили. Если бы Маркурио вернулся в этот мир, то погибло бы большинство.

Гроин был похоронен с почестями, как герой. Я не стала говорить никому, какую роль он сыграл в этой истории. Понять его мотивы я не могла, но и судить не решалась. Каждый выбирает свою судьбу сам. Вот пусть боги и решают как с ним поступить. Чуть позже я узнала, что король гномов приказал возвести Гроину памятник и увековечить его для потомков.

Когда я окончательно поправилась, ко мне явился Ритер с огромным букетом желтых роз (я до сих пор не знаю откуда он узнал, что это мой любимый цвет). Мы очень долго говорили и не могли наговориться. Ритер признался, что влюбился меня еще в тот момент, когда нас только представили, но окончательно понял, что я его судьба в тот момент, когда я его поцеловала. Мне он тоже очень нравился, и я решила не упускать свое счастье. Мы решили, что будем жить у меня в деревне, так как дворцовая жизнь нас не прельщала. Ритер договорился со своим Королем о том, что будет выполнять свою работу по мере необходимости, но жить во дворце он не будет. Как ни странно, но Король пошел на это и даже старался беспокоить нас в самых крайних случаях.

Свадьбу мы сыграли у драконов. Мой папа закатил по этому поводу такой праздник, что он растянулся на три дня. Были приглашены все друзья и знакомые. Вино лилось рекой. Мне в кратчайшие сроки сшили белоснежное платье с заниженным корсетом, пышной юбкой и полупрозрачными рукавами. От фаты я отказалась. К алтарю меня вел отец. Когда я увидела Ритера в черном костюме с белой рубашкой, то просто не смогла оторвать от него взгляд. Его глаза лучились любовью и заботой. Я лишний раз убедилась в том, что сделала правильный выбор.