Никто не понимал.


Рисунок П. Пинкисевича.