Пролог


Татьяна с женихом, держась за руки вошли в храм. Она в бежевом кашемировом платье в пол, с длинными рукавами, ажурном шарфе такого же цвета. Жених в темном костюме. Улыбнулся ободряюще. Жених! Подумать только. Внутри что-то дрогнуло, вызывая едва ли не панику.

От доверчивого выражения его лица стало не по себе. Что она делает? Готова ли к столь серьезному шагу? Да…

Самообман.

Но как же иначе? Ведь решено все давно. Он ждет несколько месяцев. Если она передумает в последний момент, это будет сильным ударом и разочарованием.

Ее рука скользнула по животу. Он казался огромным. Ребенку нужен отец. Реальный. Тот, кто будет всегда рядом, кто поддержит в любом деле, кто будет любить и воспитывать. Если отступит, она не только себя обречет на одиночество, но и его. А мальчику папа нужен обязательно.

И все же… Она засмотрелась на икону. Готова ли она совершить это? Выйти замуж за стоящего рядом мужчину. Стать его навсегда. Делить с ним радость и горе, иметь общий дом, прожить всю жизнь… Тот ли он человек, с которым она может объединить свою судьбу?

От мыслей отвлекает вышедший им навстречу отец Алексей. В его руках две венчальные свечи, символизирующие любовь и верность.

Нужно решать. Если не готова — есть последний шанс отступить. Если готова, отбросить всякие сомнения. Смотрит на жениха. Тот прищурился, будто понимая ее сомнения.

— Решайся, — произносит он низким густым голосом. — Я приму любой твой выбор.

Она переводит взгляд на священника. На его лице точно такое же выражение.

Таня должна сама определиться, за нее никто выбора не сделает.

Прикрыла глаза, беззвучно произнося молитву. Всё! Пусть решение будет ошибкой, но ее ошибкой! И ей расплачиваться.


1,5 года назад


Татьяна лежала на кровати, голова раскалывалась от ноющей боли. Температура под сорок не оставляла третий день.

Неприятных ощущений добавляла досада от того, что все нормальные люди в лице ее подруг сейчас находятся в Москве. На свадьбе Маши и Филипа Харпера, совмещенной со свадьбой всем известных Кирилла Одинцова и Оксаны Левандовской. Теперь уже Оксаны Одинцовой, Таня взглянула на часы, точно. А лучшая подруга уже Харпер, а не Харитонова. Иринка с ними, Ника там же, даже Алек и то получил приглашение. Почему ей понадобилось заболеть именно сейчас? Не завтра, не послезавтра. Так всегда. Если не везет, то по крупному.

Уже две из трех подруг нашли свою любовь. Причем так, как они и загадали в детстве. Принцев. В современном понимании конечно же. Хотя Ника почти вплотную приблизилась к идеалу — ее парень граф. Настоящий дворянин. Иришка уехала в Москву. Таня была почти на все сто уверена, что не успеет подруга закончить ВУЗ, как тоже обретет свою любовь. А учитывая, какая у нее там подобралась компания, тоже близкую к идеалу. Может Никин граф как раз и познакомит.

А она, как всегда, в пролете. Да и куда ей со своими габаритами? Разве нужны графьям дамочки с такими формами? У них графини такие, как Ника, совершенные и неповторимые. Вспомнилась Анжелика в бессмертном воплощении Мишель Мерсье. Маленькие, хрупкие блондинки. А она высокая, статная шатенка, с лишними килограммами, которые упорно не желали сходить, не смотря на изнуряющие диеты и занятия спортом. Мама постоянно повторяет, что у нее кость широкая. Маша же всегда убеждала, что она очень симпатичная и ее нисколько не портят объемы.

Порой она смотрела в зеркало и казалось, что все хорошо. Загорелая кожа, совершенно без целлюлита, подтянутая. Как говорили раньше, взбитая барышня. Красивые густые волосы шоколадного оттенка почти до талии — ее гордость. И глаза. Какой это цвет? Мама говорит, синий, а подруги часто повторяют, что фиолетовый. Наверное что-то среднее. Одна Ника видит серый.

Из всех подруг с ней тяжелее всего. Ника сторонница «красоты» во всех проявлениях. Для нее полная девушка — нонсенс. Сколько раз она читала лекции на тему похудения!

Маша и Белоснежка постоянно ее одергивали. В конце концов Ника и сама бросила. Изредка позволяла себе колкие замечания. Но за столько лет дружбы все свыклись и не обращали внимание.

Но однажды, после окончания школы Ника крепко ее задела.

— Ты никогда не найдешь принца с твоей-то внешностью, — она словно поставила штамп на ее самооценке «не годна». — Максимум, что тебя ждет, это продавец или сталевар.

Другие девочки тут же набросились на нее, но Вероника была непрошибаема.

В тот день рухнули остатки Таниной уверенности в себе и никакие уговоры подружек не помогли. Увы, вместо того, чтобы психануть и доказать, что может похудеть, она в жуткой депрессии пошла в магазин, где купила парочку пирожных.

Принцы, принцы… дело разумеется не в них. Их игра с детства, которая затянулась и перешла во взрослую жизнь как-то незаметно. Обернувшись убежденностью, что все четыре подруги добьются цели. Поэтому слова Ники больно ранили, ведь до того они никогда не позволяли себе касаться данной темы. Каждая из четверых могла мечтать о принце и о любви.

Об этом неприятном эпизоде все быстренько забыли, включая саму Нику. Они продолжали дружить. Таня смирилась и тоже постаралась не вспоминать. Только где теперь взять уверенности в себе? Испарилась как облако.

С тех пор она стала бояться красивых и интересных парней. Да, иногда ей попадались такие, но она внушала себе, что те не могут серьезно испытывать к ней симпатию. Их внимание подозрительно и опасно.

Добила Ника, рассказав как за глаза один из парней, проявивших интерес смеялся над ней. Ей дико хотелось выдергать подруге ее блондинистые волосы. Не за этого парня. А за то, что рассказывает все ей. А ведь он начинал ей нравиться. Красивый такой. Зеленоглазый. Пловец профессиональный. Спасатель на пляже. Точнее подрабатывал спасателем на каникулах в универе.

Таня опять простила. Они же подруги. Ника ради нее старалась. Чтобы «этот козел» не обманул «нашу наивную толстушечку».

Потом закончилась школа. Ника уехала в Москву. Покорять столицу и, надо думать, искать принца. А Таня поступила в филиал Южного Федерального Университета в Геленджике, на факультет экономики.

Разумеется ни для кого не стало сюрпризом, что Ника нашла принца самой первой. Причем почти настоящего.

Графиня Воронцова. Так она иногда стала себя называть, хотя ей пока не поступало предложений руки и сердца.

Теперь и Маша нашла своего. Но почему-то звала его королем. Хотя Филип конечно хорош. Реально король.

А ее ждет сталевар. Где его только взять в городе, в котором даже нет металлургического завода?

Таня хмыкнула. Се ля ви. Ну и ладно. Главное, чтоб любил. Пусть не принц, лишь бы как обнял, так дух захватило. Целовал до потери сознания. Она хочет любви и нафиг этих графов да прынцев. Пора взрослеть и начинать реально смотреть на жизнь.

Глава 1


Андрей не мог припомнить, чтоб раньше его внимание привлекали полные девушки. Все до единой из его бывших пассий были с идеальными фигурами, с идеальными лицами и абсолютно пустыми.

Вероника — единственное исключение. Первая, кого он выбрал именно за искреннюю эмоциональность. Когда они познакомились, девушка только приехала в Москву из южного городка. Веселая, живая, впечатлительная. Рядом с ней понял, как не хватало этих качеств в его женском окружении. Поэтому она сразу привлекла его. Плюс ко всему, она была невероятно красива. Блондинка с золотыми локонами, бирюзовыми глазами, потрясающими длинными ногами и абсолютно совершенной попкой. Внешне Ника была практически идеальна.

Они познакомились на вечеринке у общих знакомых. Оказывается брат ее подруги давно обосновался в Москве и работал моделью в престижном агентстве. Он-то и ввел ее в светскую тусовку. Надо отдать должное, Ника прекрасно вписалась.

Начали встречаться почти сразу. Андрей, признаться честно, подсел на ее искренние эмоции. Наверное из-за дефицита их в его жизни. А ведь и раньше его данный вопрос занимал чуть больше, чем, например, ровесников. Восторг, восхищение, страсть, любознательность, энтузиазм. Чем больше Ника давала, тем больше хотелось получить. Делал все для нее. Увы жизнь в столице внесла коррективы и в ее характер. Всего за год Ника изменилась до неузнаваемости. Но он успел привязаться. Как это случилось? Сам не знал, но она стала ему близка, как ни одна из других женщин.

Он точно знал, что между ними не любовь, что сама Ника никогда не была влюблена в него. Взаимное притяжение — да, любовь — нет. Да и есть ли она — любовь? Чем ближе подходило его тридцатилетие, тем больше он сомневался. Они с Никой никогда не обсуждали этот вопрос, но он все больше склонялся к мысли, что скорее всего придется сделать ей предложение.