Подплывает незаметно и дергает за ножку. Для нее оказывается столь неожиданно, что моментально уходит под воду. Ах, ты ж! Сейчас будет не смех, а крики.

— Попалась, русалка, — пытается он сгладить ситуацию, когда вытаскивает ее за плечи из воды.

— Ты с ума сошел? — выдавливает она тяжело, когда избавляется от соленой жидкости во рту. Криков нет, надо же… Ника бы матом обложила.

— Прости, я не хотел, думал слегка пошутить, а ты ушла под воду.

— Дурацкие шутки! — Таня приходит в себя и не замечает, что он прижимает ее к себе. Потом обнаруживает его столь близко и снова неожиданно уходит под воду.

Андрей всего лишь хотел перехватить ее за талию, но не рассчитал — его руки легли на мягкую попку. В голову ударяет мощный разряд желания. Совершенно рефлекторно сжимает эти упругие половинки. Голову напрочь сносит возбуждением. Большие пальцы ласкают кожу вдоль купальника, слегка забираясь под него. Их взгляды встречаются и оба замирают в полном шоке, медленно утопая в глазах друг друга. Теперь без посредника в виде зеркала. Вблизи ее глаза еще прекрасней, и они снова помутнели, затягивая в свои омуты.

Мимо пронесся катер с бананом на прицепе, вызвав более мощные волны.

Их качнуло, снимая оцепенение. Девушка в его руках реально покраснела. Неужели такое возможно?

Андрей не спешил отстраняться, наслаждаясь последними моментами близости. Еще секунда и им придется разделиться. Его ладони поглаживают полушарии, и ей явно нравится, но она уже в трезвом рассудке.

— Ты не мог бы убрать руки? — шепчет очень тихо, словно на большее не осталось сил. Ее шепот такой притягательный.

— Прости, не мог дать тебе утонуть, — его собственный голос охрип до неузнаваемости.

— Нас Ника потеряет. — Она вывернулась из ослабевшей хватки и, нырнув под воду, уплыла к берегу.

Андрей бы наверное сматерился, если б эту привычку давным давно не отбили дед и отец.

Опустил лицо прямо в воду, чтоб слегка остудить горящие щеки, не от смущения конечно, как у Тани, а от безудержного возбуждения.

Это начинало по-настоящему тревожить. Что происходит? Может он слишком давно не был близок с Никой?

Точно. Нужен романтический вечер. Срочно. Сегодня. А на утро все пройдет.

Он пришел следом за Татьяной. Та лежала на шезлонге надев темные очки. Но почему он чувствует на себе ее взгляд?

Вероника по-прежнему болтает с Даней. Не слишком ли затянулась их беседа? Андрей присоединяется к ним, и парень вскоре отходит в другую сторону. Ника несколько разочарована, но старается не показывать. Так-так.

Покидают пляж ближе к вечеру. Компания же остается дальше. Их приглашают задержаться, но у Андрея другие планы. А вот Таня решает остаться. Ему неприятно — кругом полно симпатичных парней, но кто он такой, чтобы ей указывать?

Вместе с Никой едут в гостиницу и заказывают ужин в номер. Шампанское, клубнику.

Ника догадывается о его стремлении провести романтик. И все вроде бы идет прекрасно, но где-то под ложечкой скребётся непонятное чувство, похожее на угрызения совести — ведь он хочет видеть сейчас рядом другую девушку. Вдвойне неприятно, что обманывает не кого-нибудь, а Нику. Он ее по-своему даже любит. Но не так, как должен любить будущую жену.

Они постепенно перебираются в кровать. Занимаются любовью. Но чувство вины лишь растет, словно снежный ком. Ему не хватает мягкости другого тела, что недавно было в его руках. Перед собой он видит другое лицо, жаждет целовать другие губы. Он справляется почти профессионально, опыт, как говориться, не пропьешь. Ника довольна. В отличие от Андрея. Ему стыдно.

— Мне понравилось, — шепчет она на ухо. — Ты сегодня такой страстный.

Целует его в плечо и откидывается на подушки. Через несколько минут он слышит ее ровное дыхание — заснула.

Андрей долго смотрит на нее. Красивая. Даже слишком. Почти идеальная. Почему он не смог ее полюбить за два года? Было и сексуальное влечение, и нежность, и уважение, и даже его своеобразной маме Ника нравилась. В чем же проблема?

К Татьяне он уже через два дня испытывает больше… Андрей осекается на этой мысли. Не может такого быть. Что за детский сад? Любовь с первого взгляда? У тридцатилетнего скептика? Нет. Скорее его тянут к себе ее эмоции, как наркомана. Ее тепло, ее нежность. Ему хочется отогреться рядом с ней. Отдохнуть душой. Промерз среди бездушных будней мегаполиса, а Таня слишком теплая и манящая.

Определившись со своими мотивами, он лег спать. Ему снились ультрамариновые глаза.

Глава 4


Едва Андрей с Никой уехали, Таня покинула компанию, не смотря на настойчивые просьбы остаться. Попрощалась с притихшим Данькой и пошла вдоль набережной к себе.

Пока шла, отругала себя за все: за зеркало, за волейбол, за странное происшествие в море.

Анализировать до жути не хотелось. Что случилось, то случилось. Какие бы не двигали ими причины.

Главный вывод: подобного не должно повториться. Никогда. Пусть его глаза с расширенными зрачками преследуют ее до сих пор, это должно остаться глубоко внутри. Им не раз придется видеться, не стоит даже намека давать, что ее глубоко тронуло произошедшее.

Решение принято. Осталось воплотить в жизнь.

На следующий день Ника потащила ее с собой. Теперь они решили прокатиться вдоль всего побережья вблизи Геленджика.

— Слушай, Ник, неужели вам не хочется побыть вдвоем? — тихо спросила она у подруги, пока Воронцов не слышит.

Та весело замахала головой.

— Нет, Тань, мы приехали на мою родину не для того, чтобы отрешится от всех и сидеть вдвоем где-нибудь в гостинице. У Андрея свои планы, завтра он ими займется. Я хочу общаться с друзьями. А кто мой лучший друг здесь? Ты. Вот с Даней вчера встретились. Завтра я буду одна, вы оба займетесь своими делами. Я встречусь еще с кем-нибудь. Не парься.

Они садились в машину. Таня намеренно выбрала другое место — там, где не видно его глаз в зеркале.

— А что за дела такие в нашем городе? — позволила себе полюбопытствовать.

— О! Грандиозные планы графа Воронцова! — со смехом сообщила Ника. Андрей улыбнулся уголками губ. — Андрей решил найти на побережье какие-то следы своих предков. В Подмосковье, где у него уже есть усадьба, мы нашли дневник одной из графинь, в котором упоминаются земли на побережье.

— Ты хочешь попасть в архив? — Таню заинтересовало известие. Она любила историю края. Со школы занималась ею в кружке. Нужно как-то налаживать общение с Воронцовым. Сколько можно млеть, как дурочка, от его внимания?

— Нет, — твердо ответил мужчина, — подобное занятие точно не мое. Ненавижу архивы. Хочу найти кого-нибудь, кто сможет мне помочь. Разыскать нужное место, оформить документы и выкупить. Дальше я буду или реставрировать старую или строить новую усадьбу.

У Тани челюсть упала от грандиозности его планов. Ничего себе масштабы.

— Для себя?

Ответила Вероника:

— Нет. Андрею нафиг не надо. Для мамы. У Марины Андреевны юбилей — пятьдесят лет. Подарок.

Андрей отвлекся на секунду, глянув назад на Таню. То, что он увидел, ему явно не понравилось. Да, на ее лице было именно то выражение: «у богатых свои привычки».

— Дело не только в подарке, — попытался объяснить мужчина. — Во-первых, маме доктор прописал переселение к морю. Со здоровьем некоторые проблемы. А во-вторых, для нее идея нашего дворянского происхождения — не просто забава или блажь, как у некоторых. Она ею одержима, можно сказать, с детства. С того момента, как прадед открыл ей эту тайну. Но, сама понимаешь, в советские времена быть дворянином было опасно. Поэтому и ее прадед, и дед, и отец тщательно берегли тайну. Брали фамилии жен. А документы, подтверждающие наше аристократическое происхождение, хорошо прятали до лучших времен. К сожалению, дожил до этих времен лишь отец матери, мой дед. В начале двухтысячных мы добились-таки возвращения фамилии и титула. То есть мама добилась. Мне тогда было не больше двенадцати.

Таня слушала, раскрыв рот. Как интересно!

— И какой специалист тебе нужен?

— Я сам не знаю. Попробую обратиться сначала к риелторам. В конечном-то итоге состоится сделка с недвижимостью.

У Татьяны загорелись глаза. Все интереснее и интереснее.

— Слушай! — вскрикивает Ника неожиданно. — Таня же как раз работает в риэлтерской компании! — Подруга поворачивается к ней, видит горящие глаза и надежду в них. — Андрюша! А давай мы ее и задействуем!

Таня затаила дыхание! Ника молодец, сразу поняла, что ее привлекло. Андрей съезжает с трассы и останавливается на обочине. Поворачивается к ней лицом. Ясно понятно, что он там видит: восторг и дикое желание заполучить эту работу.