Жанна Арнольдовна покусала губы, поправила прическу, подергала сумочку, взяла, да и закурила прямо на месте. Смачно так затянулась, выпустив дым из ноздрей.


И Юрка закурил. И девчонки. А я себе посмотрела…. и с горя яблоко схватила – стала грызть.


- Ребята, я вас всех уважаю, все вы у меня молодцы, а потому не стану скрывать, - призналась Девятко. - Перспектива получить работу в «ГБГ-проект» все же есть, но шанс невелик!


- То есть? – напрягся Юрка.


- Я говорила с их главным. Они не отказываются взять наших инженеров, но…


- Но? – выдохнули мы хором.


- Готовы взять троих. И только в новый отдел! К штату сотрудников компания подходит очень требовательно, так что кастинг на профпригодность нас ожидает серьезный!


Вот потому я и бежала сегодня сломя голову в новое здание, перепрыгивая через ступеньку и протискиваясь сквозь народ, спешащий на работу. Я очень, просто очень-очень боялась опоздать! И неважно, что еще вчера при мысли о собеседовании, у меня тряслись поджилки и потели ладони. Сегодняшнее утро просто не оставило времени сомнениям!


Собеседование назначили на восемь утра, и на наш удивленный вопрос: почему так рано? Да еще и в понедельник? Жанна Арнольдовна ответила: «Потому что люди в «ГБГ – проекте» не воробьев по веткам считают, как некоторые, а работу работают. Будут они тратить на нас свое пиковое время. Кому не нравится, может не приходить. Да и вообще, откуда я знаю?»


- Здравствуйте! Я из «СНиПТехПромГаза»! Можно мне временный пропуск, пожалуйста? – обратилась я к суровому с виду охраннику. И улыбнуться не забыла. - А вы не знаете, наши уже все пришли?


- Не знаю, – буркнул в усы мужчина, даже не заметив моей улыбки. Вот что значит серьезная фирма!


- А, ну и ладно. Извините. А мне куда?


- А вам куда сказали?


- В кабинет технического директора!


- Значит, на третий этаж, – махнул он рукой, - там располагается руководство. Можете воспользоваться лифтом. Постойте, девушка!


Но я уже развернулась и неслась к лестнице…


- Спасибо, я пешком!


Пока не впечаталась лбом в чье-то плечо.


- Эй, осторожнее! - сумочка выпала из рук, и пришлось наклониться. Оглянулась вслед мужчине, который только что прошел мимо, направляясь через красивый вестибюль к лифту. Точнее, пролетел. Весь со спины важный и дорогой, как гусь. И даже пропуск охране не предъявил.


Интересно, если бы я была в вечернем платье и при параде, он бы задержался, чтобы мне помочь?


Эх, и что за утро такое сумасшедшее? Все торопятся, бегут. Я тоже повернулась и поспешила к лестнице, на ходу снимая шапку и расстегивая пуховик. Вот попой чувствую, именно в такие моменты в жизни и случается что-нибудь особенное!


Глава 3


Все-таки желание улучшить свое материальное положение – сильнейший стимул для человека!


«8:02» утра, а наши уже все собрались в широкой приемной «ГБГ-проекта» и сейчас топтались у кабинетов начальства, пока секретарь – девица неопределенного возраста в бешеных кудрях, не выдержав, встала из-за стола и рассадила всех гуськом вдоль стеночки. Еще и шикнула строго, оглядев гоп-компанию взглядом курицы-наседки: потише, мол. Ишь, разгалделись!


А как не галдеть, когда тут судьба, понимаешь ли, висит на волоске? А вокруг такая перспектива, что смотришь и понимаешь: вот оно, будущее! И новый телевизор, и вкусняшки, и отдых у моря. А ты стоишь на станции «Зюзюкино» в растянутых трениках, держишь ногу на педали старого велосипеда, и смотришь, как мимо пролетает новенький экспресс «Вена-Париж». Э-эх!


Еще раньше Жанна Арнольдовна объяснила всем, что разговаривать с нами пожелал сам технический директор. Что на собеседовании будут присутствовать парочка Гипов (главных инженеров проектов), начальник отдела кадров, и секретарь генерального. Но на деле народу оказалось вдвое больше. Во-первых, под приемной мы прождали два часа (уж не знаю, зачем они нас к восьми согнали), а во-вторых, мы узнали, что на десять у технического назначено важное совещание (странные люди!). Вот под это совещание нас мимоходом и стали приглашать в кабинет по одному.


Я как раз заглянула в туалет, когда вернувшись, обнаружила отсутствие Жанны Арнольдовны. По шепоткам наших поняла, что в кабинете технического народу прибавилось.


- Началось, Машка! Девятко вызвали! Интересно, долго они ее будут му… - но договорить Шляпкин не успел.


Наш бывший ведущий инженер вышла из кабинета белая как стена, обвела всех трагическим взглядом, и жестом велела заходить следующему.


- Ну, как? – мы с Юркой припали к бывшей начальнице, пока наши девчонки ринулись в бой. – Вас взяли?!


- А черт их знает, давно я так не волновалась. Курить хочу! – только и сказала Арнольдовна, подошла к столу секретарши, сгребла из вазы горсть леденцов, и потопала себе к лестнице.


Ну, ясно же: стресс у человека. Мы с Юркой дружно показали изумленной девице в кудрях зубы, переглянулись и снова уселись у стеночки. Затопали носками сапог о пол – правым-левым; правым-левым, пока дверь снова не открылась.


- Ну, чего там? Что сказали?! – спросила я у Валечки Галаниной, когда она, вся пунцовая и взмокшая, вышла из кабинета и привалилась приличной попой к двери.


- Фу-ух! – закатила глазки. - Сказали, что позвонят.


- И все? – я разочарованно подняла брови.


- Угу, - девушка виновато улыбнулась. - Кажется, я их не впечатлила.


- Ты-то?! – раззявили мы со Шляпкиным рты.


Валечка проработала в «СНиПТехПромГазе» пять лет. Инженером она слыла не ахти каким, но девушкой была милой и симпатичной, а главное, с такой впечатляющей грудью шестого размера, что даже я сейчас уставилась в ее, покрытое пятнами, «дыщащее» декольте.


А Юрка и вовсе сглотнул.


Ну, все! Спета моя песенка, как пить дать! Если я до этого еще тряслась и переживала, то тут перестала. Что мой один год стажа против пяти Галаниной? О груди вообще промолчу. Нет, грудь-то у меня тоже имелась своя собственная, и такая, что показать не стыдно. Но в том-то и дело, что Валечка свою показала, а разговора за дверью хватило на три минуты. И пусть я в конторе трудилась за двоих, брала работу на дом и, по словам Арнольдовны, обладала редким видом интуиции – конструктивной… Надо уметь смотреть правде в глаза. Не нужны мы им здесь и все тут.


Осталось только техническому увидеть мое резюме и узнать о детях, и потопает Малинкина прямым маршрутом на выход.


- Машка, иди уже! Мы вдвоем остались, – Шляпкин вздохнул и подтолкнул меня к двери.


- А может, лучше ты, Юр? Что-то мне уже и не хочется.


Юрка приосанился и пробурчал.


- Не дрейфь! Я тебя с тыла прикрою, как мужик!


Мужик был тощим, мелким, с циплячьим кадыком и жидким хвостиком. Но зато челюсти сжал у-у-ух! Настоящий тореадор! Ему бы красную тряпку в руки, острую пику и можно запускать к техническому.


Я вдруг представила эту картину и нервно хихикнула. А была ни была! Что я в конце-то концов теряю?


- Ну, если, как мужик… Тогда пошла я, Шляпкин! - посмотрела на своего вчерашнего коллегу и хлопнула Юрку по плечу: - Ладно, ни пуха!


Ого! Народец-то в кабинете и впрямь подсобрался. Да и сам кабинет размером, как вся наша контора. За длинным рабочим столом сидели человек двенадцать. Во главе, надо понимать, сидел сам технический директор (простыми словами главный инженер всего «ГБГ-проект») – солидный такой дядька лет пятидесяти с двумя подбородками и в очках. А впрочем, они все здесь выглядели солидно – даже две дамы. Но я не стала их рассматривать.


- Здравствуйте! Можно? – я для приличия секунду потопталась у порога и вошла. Встала аккурат на середину ковра.


- Здравствуйте, девушка. Как ваша фамилия? – спросил важный дядька, листая папку-скоросшиватель, надо понимать с подборкой резюме. – Вы что, к нам сразу после института?


Блиин, убью Наташку! С Жориком на пару! Вот что значит отсутствие вменяемой прически и макияжа!


- Не совсем. Университет я закончила два года назад, а в фирме «СНиПТехПромГаз» проработала инженером год. А фамилия моя Малинкина.


- Малинкина, значит… - дядька наконец-то нашел мое резюме и пробежал по нему взглядом. Вздернул удивленно кончик брови, прежде чем поднять на меня глаза.


Все ясно. Прочитал про моих малинок. Я продолжала смотреть на директора, решив, что мне стыдится нечего. Можно подумать: дети это приговор. Да! Они у меня есть! И, между прочим, не болеют никогда!

Ну, практически никогда. Не считая простуды, соплей и разных вирусов.


Тут я решила не сглазить и трижды сплюнула про себя. И все три раза на лысину технического. Тот, словно почувствовав, достал носовой платок и утерся. Взглянул с легкой укоризной – я даже покраснела слегка. Вспомнив малышей, обещанные вкусняшки и телевизор, выдохнула, уверенно озвучила свою специальность и стала перечислять боевые заслуги. Ну, не покурить же я сюда зашла?