- …Занималась разработкой и оформлением эксплуатационной документации, а так же участвовала в проектах, которые вел отдел.


- Основной профиль вашей работы за последние месяцы?


Врать не стала.


- Изучала тендерный рынок. Его характеристики, основных участников, предложения, а так же пошаговые схемы участия в коммерческих торгах – в основном спецификацию интересных проектов и эффективность закупок.


- Так сказать, консолидировали закрытую информацию?


- Не всегда закрытую, но, да. Можно и так сказать.


- А если я спрошу вас непосредственно о проектировании?


- Я отвечу, что мне это очень интересно.


- Скажите, Мария, если взять во внимание весь ваш коллектив, кого бы из своих сотрудников вы рекомендовали нам взять на работу? Назовите двоих, пожалуйста.


Я подумала и ответила:


- Девятко и Шляпкина. Они лучшие.


- А вы? – и такой взгляд с хитрецой из-за очков.


Все ясно. Отбрить решили. А сейчас, видимо, ждут начала шоу «Ну, возьмите меня!». Что ж, каждый развлекается по-своему. Видать, ради самоутверждения инженеров «ГБГ-проект» нас всех сюда и позвали. Смешные мы для них.


А вот и фигушки вам! Я поправила волосы и вздернула подбородок.


- А я стану лучшей. Скоро! Мне просто нужно время, - ответила, и платьице простенькое нервно на боках поправила.


- Слышал, Дима? – мужчина цокнул по столу колпачком дорогой ручки. - Не только за границей есть самоуверенные инженеры. Как видишь, у нас их тоже хватает. Х-ха, - он хохотнул, - скоро, значит. Я бы сказал, Малинкина, что такими темпами добывания секретной информации, вы скоро станете хакером, а не инженером!


Скорее всего, я бы прямо тут же ушла. (Нет, ну ясно же, что уже конец фильма.) Если бы не услышала сбоку от себя громкий хмык. Пренебрежительный такой и обидный.


Это что еще за важная шишка? Я нахмурилась и повернулась, приготовившись держать удар… Но вместо этого удивленно воскликнула, увидев за столом бывшего одноклассника:


- Димка Гордеев?! Ты, что ли?! - я не видела его почти шесть лет, с тех самых пор, как он, окончив первый курс университета, уехал учиться за границу, и почему-то обрадовалась. - Димка, надо же. Ничего себе, как ты возмужал! – удивилась. - И волосы отрастил. У тебя же всегда был ежик!


Рядом недовольно откашлялась секретарь генерального, и я очнулась.


- Извините. Просто, я не ожидала встретить здесь, в главном офисе «ГБГ-проект», знакомое лицо.


- Дмитрий, неужели вы знакомы с этой девушкой? – спросила одна из важных дамочек, с ухмылкой глядя на мою глупую улыбку.


Ну, конечно, знакомы! Неужели не понятно по моей довольной рожице?! Фух! Даже от сердца отлегло. Апельсины исчезли, и перед глазами снова замаячило счастливое будущее, в которых сидим мы – я и мои малинки перед широченным телевизором и уплетаем горы сладостей!


Вот сейчас Димка скажет, что да, и меня… они меня…


Ой, а вдруг меня сейчас и правда возьмут на работу?!


Гордеев невозмутимо отвернулся и воззрился на технического и дамочку.


Я улыбалась. За плечами порхали крылышки…


- Нет. Первый раз вижу.


Глава 4


Крылышки схлопнулись, подбородок отвис и улыбка прокисла.


- Что? Как в первый раз? Дим, ты чего? Это же я, Малинкина! – изумилась. - Мы же с тобой всю начальную школу за одной партой сидели. Ты мне еще списывать не давал и обзывал Малиной!


Верите, я растерялась. Конечно, прошло целых шесть лет и многие из наших одноклассников раздобрели, как, например, Родик Яшин, или похудели, как Олька Кизилова, но все равно остались своими ребятами. Ну, не настолько же сильно я изменилась за это время, чтобы меня нельзя было узнать? Я не поправилась (не считая стратегических мест), не сменила цвет волос, даже стрижку не сделала! Тогда почему?


Гордеев вскинул руку, дотянулся до графина и невозмутимо наполнил водой высокий стакан, демонстрируя на запястье блеск дорогих часов и белоснежную манжету рубашки. Выпил медленно, так и не взглянув на меня. Компания за столом затихла и навострила уши, а я…


А я поняла, как нелепо выгляжу со стороны и почувствовала, что стремительно краснею. И не только от стыда.


Ах ты ж га-ад. Гусь перепончатый. Цэбэ павлинозадое. Но как же неприятно разочаровываться в человеке. А впрочем, разочаровываться ли? Мы никогда и не были друзьями, а теперь уже точно не будем. Люди меняются, а вот Гордеев нет. Как был в школе гордецом и снобом, так им и остался!


- Действительно ошиблась, надо же, - заставила себя натянуто улыбнуться честному собранию. – Теперь вижу: нет, не Гордеев, и даже ни разу не Димка. Видимо, от волнения показалось.


- Хм, вы уверены?


- Мой бывший одноклассник – жуткий зануда. У него еще в школе полностью отсутствовало чувство юмора. А ваш сотрудник такой юморист! Обхохочешься! Простите, как вас зовут? – обратилась к техническому.


- Вадим Спиридонович, – ответил мужчина.


- Вы правы, Вадим Спиридонович. У меня отлично получается добывать информацию по тендерам. Нюх на сделки, знаете ли. И, пожалуй, я действительно подумаю о карьере хакера. Спасибо! Всем до свидания! Рада была увидеть «ГБГ-проект» изнутри.


- Ну как, Машка? Чего так долго-то? Взяли?!


У меня дрожала нижняя губа, и тряслись руки. И, кажется, даже слезы выступили. Я кое-как влезла в пуховичок и натянула шапку. Повесила на плечо сумку и только потом повернулась к Шляпкину.


- Ой, Юрка, они там такие... Да ну их в пень! Пошли лучше апельсины продавать, а?


- Какие еще апельсины? – удивился Юрка.


- Испанские, конечно. На рынок. Говорят там зарплата в два раза больше нашей. Сначала апельсины, а потом, может, и бананы доверят.


- Пошли, - согласился парень. – Только, Маш, я все же сначала загляну в кабинет, ладно? – попятился к двери спиной. - А вдруг мне повезет?!


Я только рукой махнула. Каждому хочется верить в свое счастье.


- Удачи.


Из бывших сотрудников в приемной никого не осталось, и я потопала на улицу. Охраннику уже не улыбалась, а вот он, словно чувствовал мое настроение, скалился в густые усы.


- Обязательно приходите к нам еще, девушка! Всегда рады!


Еще бы книксен изобразил – у-у, Карабас-Барабас остриженный! Да что они тут все, сговорились, что ли? Не компания мечты, а сплошной негатив-проект какой-то!


- Феечка, ты случайно не занята? Есть пять минут? Очень надо.


- А ты где, Марусь? Что, собеседование уже закончилось?


- Ага.


- Ну и как все прошло?


Я не выдержала и хлюпнула носом в телефон.


- Да никак, Наташка. Они никого и не собирались брать. Так, посмеялись только. Я в кафешке напротив твоего «Бомонда». Пожалуйста, скажи, что у тебя есть минутка. Если я сейчас не выговорюсь, то разревусь!


- Так, отставить киснуть, Малина! Вчера я, сегодня ты. Что это за поветрие дурное?! Мы обе красивые девушки, вокруг нас жизнь бьет ключом. И да, иногда по голове! Но если предусмотрительно надеть каску, то вполне можно перенести удар и дать сдачи. Сейчас нафеячу клиентке краску на волосы и прибегу! Как раз полчасика будет!


Когда Наташка прибежала, я сидела за столиком над двумя чашками кофе-эспрессо, подперев кулаками щеки, и вспоминала Димку в школе, отказываясь понимать, почему он так поступил.


Да, мы не дружили, это правда. Да и сложно дружить с тем, кто всю жизнь живет с задранным носом. Круглый отличник, лучший спортсмен, хорош собой. Кажется, уже тогда его отец был важной шишкой, потому что вещи у Димки были самые лучшие. Если бы он не строил из себя чванливого зубрилу и научился улыбаться, отбоя бы от девчонок не было. Хотя… Кажется, отбоя от девчонок у него и так не было. Особенно в выпускном классе. Просто это я тот период жизни плохо помню. Тогда все мои мысли занимал Кирилл Мамлеев, который учился на класс старше, не давал мне проходу, и к моему выпускному классу уже успел поступить в университет. А еще, помнится, Гордеев приходился Кириллу не то двоюродным, а не то троюродным братом. Вот только в школе они совсем не общались. И даже терпеть друг друга не могли. Но что, если все изменилось, и сейчас они дружат?


Так неужели это из-за Мамлеева он себя так повел? Но почему? Ведь я никогда и никаким боком их семью не беспокоила и не заслужила такого неуважения!


В общем, да. Я расстроилась.


- Ну, чего у тебя там, Малина, рассказывай! – Наташка вкатилась в кафешку модным колобком и упала на стул. Расстегнула дубленку. Вывалила на стол из кармана горсть шоколадных конфет (без конфет Феечка жить не могла, как кто-то без сигарет, и лопала их при любом удобном случае). Мои дети ее за эту слабость обожали, у нее всегда находились для них сладости – в сумке, в карманах. А уж если мы попадали к ней домой… В общем, моим малинкам Наташка приходилась настоящей крестной феей. – Бли-ин, Машка-а… Как у меня после мартини голова болит! - подруга прижала ладонь ко лбу и закрыла один глаз. – Больше никогда не буду пить эту дрянь литрами. Уж лучше отвертку! А все Жорик образина виноват!