- Под начало очень перспективного молодого инженера, получившего прекрасное образование и стажировку за рубежом! – гордо сообщила нам милейшая женщина из отдела кадров, и добавила. - И кадры в этот отдел нашей компанией подбираются молодые и перспективные! Так что не подведите, ребята!


Ой, мы не подведем! Мы так не подведем, что работе мало не покажется! Тушите пыл, пожарные, зажигалки идут! Ну и все такое.


И вот сейчас мы втроем стояли в красивом кабинете, плечом к плечу, и меня очень сильно смущал тот факт, что на дорогой двери из ясеня красовалась не менее презентабельная табличка с надписью: «Начальник отдела. Гордеев Дмитрий Александрович».


Тот самый Димка Гордеев, которого я так надеялась не видеть, не встречать и не замечать больше никогда в своей жизни!


Нет, ну не засада?


Этого не может быть. Просто быть не может и все! Еще пять минут назад я так радовалась, что готова была идти в светлый офис своей мечты вприпрыжку, а сейчас стояла и смотрела куда угодно, но только не на бывшего одноклассника.


Вот же задница!


- Всем здравствуйте, я Дмитрий Александрович, ваш новый начальник и временно ведущей инженер отдела. Рад познакомиться, – Гордеев, одетый в белую рубашку и брюки, поднялся из-за стола, за которым сидел, и вышел нам навстречу. Протянул Юрке руку и тот с удовольствием ее пожал.


- Здрасти! А я Юрий Шляпкин! Инженер-технарь! Ух ты! – Юрка оглянулся и поднял кверху большой палец, рассматривая кабинет. – Как у вас тут здорово! А это, кажется, дискусы и скалярии? – кивнул в сторону приличных размеров аквариума – метра на полтора, в котором плавали ярко-красные и серебристо-голубые рыбы величиной с ладошку ребенка. – Я в школе тоже рыбок разводил. Правда не таких красивых. Ха!


- Валентина Галанина, – при виде молодого начальника Валечка повела плечиками и скромно улыбнулась. Пожала кокетливо Гордееву руку и похлопала глазками, когда тот вырос перед ней. Вздохнув пышной грудью, трогательно приложила пальчики к неизменному декольте. - Ой, а уж я-то как рада! Это такой шанс! Так приятно, что вы остановили свой выбор на нас. На мне. Вы не представляете, какая это честь – работать инженером в вашей компании!


И она была права, мы все действительно были рады тому факту, что получили эту работу. Особенно, когда нам озвучили наш возможный оклад и перспективу приличных премий.


Гордеев кашлянул в кулак и, конечно же, свысока ответил…


Хотя нет, скорее уж просто прохладно. Я уже не помню, говорила ли вам, что этот парень даже школьником редко улыбался.


- Это не моя заслуга, Валентина. За то, что вы оказались здесь, вам стоит благодарить исключительно Вадима Спиридоновича. Это он в вас поверил. В своей оценке персонала он редко ошибается, так что я тоже авансом надеюсь на результат. Задачи и планы перед отделом стоят серьезные, конкуренция высока, а мне нужна сплоченная и сильная команда. Люди, с которыми я буду дышать одним воздухом и одними целями. Вам понятно? Всем остальным со мной не по пути.


- Конечно, Дмитрий Александрович! Понятно! – Валечка вытянулась по струнке смирно, выставив пред очи нового начальства мощную «хрудь». Щелкнула каблуками сапог, как солдат на плацу, отдавая честь генералу.


Конечно, случайно вышло, но Гордеев умел мотивировать – факт.


Ого. Неужели у него всегда был вот такой вот спокойный и уверенный голос, от которого за воротник забирается колкая изморозь и становится не по себе? Сейчас даже я поежилась. Гордеев и в школе со всеми разговаривал так, словно стоял на ступеньку выше, но тогда нам куда легче было принять это за высокомерие и при случае высмеять.


А сейчас… Вон, даже Юрка напрягся. А сначала стопроцентно подумал: молодой начальник – значит, дружбан. Можно и о рыбках поговорить. А там и о девочках, выпивке. Или о чем там говорят молодые парни? Да-да, я все еще помнила, что Гордеев старше меня всего лишь на восемь месяцев (в классе я была самой младшей), хотя в данный момент в это и верилось с трудом.


Гордеев сделал шаг в сторону и остановился передо мной, застыл в ожидании. Верная Валечка, расценив мое молчание за испуг, тихонько толкнула меня локтем в бок. Но я продолжала смотреть куда угодно, только не на Димку. Я еще помнила свое унижение и пока не решила, как мне себя вести.


Гордеев коротко оглянулся в сторону входной двери и позвал:


- Игорь! Зайди на минуту!


После того, как мы вошли в кабинет, дверь осталась приоткрытой, и в нее тут же заглянул молодой мужчина – высокий и худой блондин лет тридцати.


- Да, Дмитрий Александрович? – он протиснулся в кабинет и остановился у порога. Поправил неловким движением узел галстука. – Слушаю.


Ну надо же, как Гордеев-то здесь всех вышколил. Но рассмотреть, как следует, незнакомца я не успела. Мой новый шеф уже дал команду своему подчиненному и новым работникам.


- Знакомьтесь, это Игорь Буряк, руководитель вашей группы. Игорь, покажи, пожалуйста, Юрию и Валентине их рабочие места и введи для начала в курс дела. А вы, Малинкина, задержитесь.


У Валечки от испуга глаза распахнулись – наверно, подумала, что меня прямо сейчас на улицу выставят. Нет, ну а чего я стою и молчу вместо того, чтобы улыбаться, приседать и кланяться новому начальству в ноги – сама виновата! Разве я не в курсе, как устроен мир рабочей вертикали? Но я не могла. Правда не могла, а не из вредности.


Когда все вышли, Гордеев прикрыл двери и вернулся. Остановился, сунув руки в карманы брюк и молча глядя на меня.


Ну надо же, сколько внимания и все мне одной. А в кабинете технического так нос воротил.


- Я не стану с тобой здороваться, Гордеев. Я себе слово дала, понял?


Понял или нет, а Димка продолжал стоять в шаге. В этой тишине, когда прошло изумление, а голоса за стенкой стихли, до меня вдруг дотянулся аромат дорогого мужского парфюма. Очень приятный аромат, который щекочет ноздри женщины особым шиком, особенно на горячей коже. И который хочется запомнить.


Тьфу ты! Это что еще за мысли в голове нарисовались? Вот совершенно несвоевременные и неуместные! Да я и не думала ни о чем подобном никогда!


Я постаралась вызвать в памяти бабулин огород и телушку Дарюню, помахивающую в хлеву хвостом. Представила Гордеева с сапой в руке, отскребающего в стойле навоз и сразу же полегчало. И никакого тебе извращенного перфекционизма!


- Как же мы будем вместе работать, Малинкина? У меня на всех вас большие планы, что касается работы, конечно. Надеюсь, ты так же высоко ценишь профессиональный комфорт команды, как я.


Я все-таки посмотрела на своего бывшего одноклассника. Я уже успела забыть, какие глаза у Димки. Как же быстро летит время. Всего шесть лет, а я заново запоминаю их – светло-карие и холодные. А вот что за ними кроется, какие мысли – не понять. Всегда так было. Наверняка сейчас упивается своим положением, глядя на меня – сноб!


- Не переживай, я не собираюсь вспоминать наше общее школьное прошлое и за спиной напрягать твой комфорт. В первый раз, так в первый раз. Просто считай, что у меня со словом «Здравствуй» проблема. Мне действительно нужна эта работа, так что обещаю к ней отнестись со всей ответственностью. На этот счет не сомневайся…тесь, Дмитрий Александрович. А сейчас, если можно, я бы хотела узнать: в чем будет состоять моя задача инженера и получить задание. Чем быстрее я к нему приступлю, тем меньше вы будете меня видеть.


Оказалось, что со сменой места работы лично для меня мало что изменилось в профессиональном плане, разве что полномочия расширились, и появилась возможность интересоваться рынком коммерческих торгов и тендерными предложениями открыто от имени фирмы, а не прикрываясь невнятными схемами, как это было в «СНиПТехПромГазе». А это позволяло действовать куда смелее и нахрапистей – здесь мы с Юркой, чувствуя за спиной мощь «ГБГ-проекта» довольно потирали руки. Отделу поступали заказы на оборудование (Гордеев обеспечивал) и наша задача (и моя в том числе) состояла в том, чтобы найти это оборудование, найти поставщиков, подготовить техническую и коммерческую документации и по возможности перехватить у конкурентов интересный тендер. Здесь «ГБГ-проект», как выяснилось, часто выступал посредником, оставляя за собой лишь наиболее выгодные предложения. И надо сказать, что нюх у шефа на эти предложения оказался исключительным.


В общем, в новую работу мы влились быстро и отдались ей с удвоенными усилиями.


В отделе работали двенадцать инженеров, не считая начальника. Групп было три, по четыре человека в каждой. Все находились в одном огромном офисе, разъединенном невысокими перегородками (где у каждого имелся отдельный стол и компьютер) и центральным проходом, который как раз вел к двери в кабинет Гордеева. Так что Димку я видела каждый день, но оставалась верна своему слово и при его появлении в рабочем офисе неизменно роняла ручку, сумку, блокнот, ныряла за монитор и делала вид, что страшно занята поисками. Сидела я за крайним столом у стены, в укромном уголке, и делать мне это было не очень трудно. Куда сложнее оказалось не опаздывать на работу.