Шестнадцать минут


— «Эпсилон 5», это «Тирион 27», как слышите? — бородатый мужчина сидел в полутёмной комнате напротив пульта связи и смотрел в монитор, на котором находились показатели.

— «Тирион 27», «Эпсилон 5» на связи, слышимость хорошая!

— От штаба пришли новые директивы, отправляем их по каналу передачи, как поняли?

— Канал открыт, можете передавать, «Тирион 27».

— Принял, начинаю отправку данных, — мужчина нажал пару кнопок на экране, но секундой спустя на нём высветилась красная надпись ошибки. — «Эпсилон 5», проверьте линки с вашей стороны. Судя по всему, шалит какой-то передатчик в цепи связи.

— Чёрт, великолепно! Ещё этого не хватало! — собеседник на том конце крикнул что-то вдаль. — Боже, не хватало ещё поломки… Билл, может, просто зачтёшь директивы?

— Крис, ты прекрасно знаешь протокол безопасности и то, что доступ к файлам находится только у получателя, а значит, только ваша станция содержит ключ дешифрования. Расслабься, скорее всего, просто софтверная ошибка, не более.

— Очень на то надеюсь, вспоминая прошлый случай… Нам пришлось ждать шесть месяцев, чтобы корпорация устранила неполадку в цепи! ШЕСТЬ!

— Ты сам решил работать в дальнем космосе, ты же мечтал стать первооткрывателем, - Билл усмехнулся, чем задел Криса, затем с сарказмом спросил: – Неужели что-то изменилось?

— Очень смешно… Хочешь узнать последние слухи с «того конца»?

— Неужели что-то интересное?

— О да, ты даже не поверишь!

— Внимательно слушаю, — слова, сказанные Крисом, заинтриговали Билла, отчего он, выпрямив осанку, уселся поудобнее в кресле.

— Да вот фиг я тебе расскажу! — со злорадством ответил тот, но затем его прервал чей-то голос сзади, и Крис, с тяжёлым вздохом, вернулся к своему собеседнику. — 15375-й линк неисправен…

— Ладно, один-один. Сколько?..

— Примерно пятьдесят семь миллионов километров…

— Это…

— Примерно год, может, меньше… Как там Фил и Дэш?

— Спят в своих каютах. За последнюю неделю у нас было слишком много сеансов связи, и это при том, что наш узел содержит лишь три ветви Адама! Не представляю, что творится на других узлах… Хотя там и народу-то больше работает.

— Какой-то кипиш на Земле? — поинтересовался отстранённо Крис.

— Судя по всему, что-то происходит. Мне кажется, что это началось ещё с последней экспедиции.

— Может быть. Ладно, передавай привет своим товарищам, ну и отправь запрос в штаб. А я… пойду, что ли, пару стопок выпью. Всё равно делать больше нечего. Неужели они не могли сделать нормально обслуживание линков? — проворчал напоследок Крис. — Почему нельзя было разместить ремонтные бригады хотя бы на узлах?

— Не ворчи, Крис. Всё, до следующего сеанса.

— Давай. «Эпсилон 5», конец связи.

На экране исчезли данные соединения, и в тёмной комнате, еле освещаемой зелёными экранами, остался лишь уставший работник узла связи «Тирион 27», грустно смотрящий на строчки в мониторе. К его счастью, скоро закончится смена и Фил займёт это непримечательное место. Нажав пару кнопок на экране, Билл занялся отчётом для штаба, заодно прибавив к нему запрос на обслуживание неправильно работающего 15375-го линка. И ведь Крис прав в своих вопросах. К чему вся эта длинная цепочка бюрократии и безопасности, что любой ремонт возможен только бригадами из самого штаба, летящий, чёрт его возьми, с самой Земли?! Ничего не могут для людей сделать! Впрочем, как и всегда. Закончив с этим, Билл лениво потянулся вверх, встал из-за кресла и, поставив компьютер на пароль — так того требовали директивы, — вышел из комнаты связи. Тусклый жёлтый свет постепенно включался перед ним, с каждым совершённым им шагом. Оказавшись в столовой, он уселся за стол и, тяжело вздохнув, посмотрел на небольшой прибор на своём запястье. Полчаса… Ещё целых полчаса!

Когда эти тридцать злосчастных минут прошли, на «Тирионе 27» во всех его помещениях, в том числе и коридорах, зажёгся белый пробуждающий свет. В столовую вошли два таких же бородача, как и Билл. Тот, трущий одной рукой свой глаз, а другой держащий очки, – Фил. Предмет, находящийся в его руке, может обмануть неподготовленного человека, от чего этот кто-то может подумать, что Фил культурный и умный человек. Ни тем, ни другим, конечно же, он не являлся. Отборный матершиник и хулиган в былом, после встречи с женой стал меняться в лучшую сторону, но былое так просто не стереть. Горячую молодую кровь не унять, но напоминание о жене с дочерью быстро возвращают его в колею. Как и остальные члены узла «Тирион 27», на нём надет серый невзрачный комбинезон с той лишь разницей, что Фил стянул верхние лямки, оставив торс голым. Спустя четыре месяца его Марсианская привычка так никуда и не делась. Вслед за ним вошёл, как ни странно, очередной носитель густой бороды за той лишь разницей, что яркий белый свет, отсвечивающий от его лысой головы, мог ослепить любого на расстоянии в пять метров. Дэшу уже давно перевалило за пятый десяток, как он сам говорил, но точный возраст его Фил с Биллом так и не смогли узнать. Выпирающее пузо, хоть и частично, подтверждало слова Дэша. В силу возраста он негласно стал кем-то вроде главного. По крайней мере два молодца уважительно относились к словам Дэша, постоянно прислушиваясь к нему. Фил с Дэшем увидели варганящего что-то у плиты Билла, который, заметив их присутствие, сразу же нахмурил брови.

— Долго же вы, сони, одеваетесь! Я уже и обед успел сварганить, пока ждал вас! — проворачивая что-то на сковородке, прочёл нотации Билл. — Давайте быстрее за стол садитесь! Меня уже давно ждёт любимая!

— Да не волнуйся ты так, Билл. Твоя любимая полна пуха и никуда не улетит! — сквозь зевоту промычал Фил, почёсывая свой затылок рукой с очками.

— Пух? — задумчиво повторил Дэш, присев за стол. — Неужели Билл, оказывается, у нас богатенький? Или, может, ты переоцениваешь его финансовое состояние, Фил? — с улыбкой на лице и с сарказмом в голосе поинтересовался он.

— Так, господа, свои соревнования в красноречивости можете оставить на потом! — Билл чуть ли не кинул перед ними тарелки, с таким звоном они приземлились на стол. — Дэш, помнится, это ты у нас ратуешь за беспрекословное исполнение директив, так?

— Ну… Да…

— Ха, что, Дэш, неужели тебя сейчас будут отчитывать? — Фил смотрел на происходящее с нескрываемой насмешкой, пока Билл не приструнил и его.

— Фил, а тебе, кажется, жена запретила пить. Так?

— Я… Ну это…

На некоторое время в помещении возникла гробовая тишина, выведшая на первое место стойкий запах перегара.

— Вы же оба знаете, чтоб вас, что по директивам на посту должно сидеть двое в то время, как один спит, — облокотившись на стол, словно змея зашипел Билл. — Так какого чёрта вы напились? Да и откуда ты, Фил, вообще достал алкоголь?!

— Я взял с собой по приезду сюда, чтобы отпраздновать день рождения дочери, — попытался оправдаться он, и у него получилось. Суровый взгляд Билла сменился на смиренный, и, вздохнув, он выпрямился.

— Ладно, понимаю. Всё же родная кровь. Просто не думал я, что моя первая вахта будет столь трудной… Короче! Через два месяца, когда наша вахта закончится, вы оба мне должны будете по бутылке хорошего виски! Ясно?

— Да без проблем! — хором ответили мужчины, принявшись за трапезу.

Обедали… или ужинали, чёрт тут разберёшь, ибо находились они за солнечной системой, так что время было относительным для них. Всё строилось на вере в то, что сейчас тот час, который показывают приборы станции. Они, конечно же, связаны с системой, а значит постоянно обновляются и корректируются, но…

— Ладно, молодняк, пора нам провести совещание, — протирая свои руки небольшим полотенцем, констатировал факт Дэш. — Да и ты, Билл, уже валишься с ног. Так что давайте быстренько закончим и продолжим работать в нормальном режиме. Слово предоставляется тебе, Билл.

— Хорошо. За эти двенадцать часов было установлено пятнадцать сеансов связи, шесть передач данных и четыре директивы. Из них одна передача данных и директив не состоялись.

— Причины?

— Третьей Адамовой ветви требуется ремонтная бригада. 15375-й линк неисправен, работает только голосовой канал. Рапорт с заявкой отправлены в штаб. На этом всё.

— Понятно, — задумчиво, почёсывая свою бороду, отреагировал Дэш на рапорт.

— Пятнадцать сеансов? Шесть передач и четыре директивы? — Фил тоже задумался, задав впоследствии вполне резонный вопрос. — Неужели на Земле что-то происходит? Обычно такой объём у нас выходит за месяц, а тут за полдня…

— Может, что-то и происходит, — Дэш встал из-за стола и, положив руку на плечо Билла, добавил: — Только один чёрт мы никогда этого не узнаем. Ладно, иди спать, а мы пока сядем за пост. Да и перерыв, судя по часам, скоро кончится.