Хелена Хайд
Яжмать, или Некромант в придачу

ГЛАВА 1. От сумы и тюрьмы не зарекайся

Имя «Клавдий» звучало очень благородно и пафосно. Настолько пафосно, что у меня как-то не получалось воспринимать под ним двухмесячного грудничка, напряженно надувающего сопли правой ноздрей, в то время как только что надетый на него подгузник наполнялся с громким характерным звуком.

Потому сынишку я решила называть просто «Клавиком». По крайней мере, пока не подрастет, превратившись в красивого обаятельного юношу, от которого будет веять благородством. Ну а пока от него веяло запахом использованных подгузников, пусть парень будет попроще. Тем более что теперь, когда вместо роскошного особняка, мы втроем жили в простенькой двушке на окраине, лишний пафос уже был ни к чему.

— Я пошел, буду поздно, — мрачно пробормотал благородный лорд Аркадий Фрост, застегивая кожаный ремень поверх потертого служебного кителя темно-зеленого цвета.

— Да ты всегда поздно, — буркнула я в ответ, правда вот услышала меня, разве что, закрывшаяся входная дверь, за которой был мир, полный волшебства, тайн и загадок… которые меня не касались, потому что нынче вся моя жизнь протекала в пределах микрорайона.

А ведь совсем недавно дела шли совершенно иначе! Некоторое время назад мне повезло попасть в другой мир, волшебный и сказочный. Оказалась я в теле Маргариты Фрост, молодой и симпатичной жены верховного королевского некроманта. Правда вот брак был заключен не по причине пылкой любви, а всего лишь из выгоды для семей, а бывать в спальне своей женушки лорд маг и вовсе перестал сразу после того, как та забеременела. И вот когда прославленный токсикоз остался позади, кто-то попытался ее отравить, в результате чего в новом мире проснулась уже я — напившаяся в пятницу после работы тридцатилетняя менеджер среднего звена, которую некоторое время назад бросил парень.

То, что брак был заключен по принуждению, меня не особо расстроило. Даже больше, так меньше мучила совесть из-за того, что заняла чужое место. Ведь девушка, в чьем теле я оказалась, не была лорду Фросту единственной и светлой любовью (даже больше — порядком его раздражала своим капризным характером и отсутствием мозгов в белокурой головушке). Сам же муженек, доставшийся мне в наследство, был настоящим красавчиком с потрясающим телом, коротко стрижеными черными волосами и аккуратной бородкой. Да и чего греха таить, какая девушка не мечтает перенестись в роскошный особняк с кучей слуг, которые обхаживают ее, исполняя любые прихоти? А отношения с мужем можно будет и наладить, после чего затащить наконец в супружескую постель, когда восстановлюсь после родов.

Именно с такими мыслями я родила ребенка, которого взаправду воспринимала как свою кровиночку — вынашивала-то я, рожала я, а что не со мной клепалось — не так уж и важно. Я даже не была против пожертвовать упругой молодой грудью, чтобы кормить его самой, несмотря на предложение найти кормилицу. Да и никаких забот, кроме умилительного кормления, у меня не было — переодеваниями, купаниями, сменами подгузников и круглосуточными бдениями полностью занимались первоклассные няньки. Я же лишь наслаждалась радостью материнства…

А потом нагрянул дивный белый и пушистый зверек, имя которому «песец»! Не знаю подробностей, потому что Аркадий решил, что не Маргаритиного ума это дело. Но по какому-то странному стечению обстоятельств муж впал в немилость у короля. Да так, что ему пришлось оборвать все контакты с родителями и братьями, проживавшими в другом регионе королевства, чтоб их положение не пострадало. А родители Маргариты и вовсе предпочли сделать вид, будто никакой дочери, выданной замуж за этого человека, у них нет.

Результат был плачевен: мы лишились почти всего! Вместо престижной должности верховного королевского мага, Аркадий был переведен на службу в третий следовательский отдел городской стражи как штатный некромант-суд. маг. эксперт. Которому платили соответственно. А вместе с должностью муж потерял и свой расчудесный особняк со штатом слуг. Благо средств, которые у него остались, хватило для покупки неплохой двухкомнатной квартиры в дешевом спальном районе столицы.

В результате я оказалась почти в тех же условиях, что и до попадания. За исключением того, что теперь проживала в мире, где по улицам ходили эльфы, гномы, вампиры, оборотни, орки и гоблины, магия была обычным делом, и до компьютеров с интернетом здесь пока не додумались. Ах да, еще теперь на мне была забота о мелком сынишке! И когда все, чем до этого занимались слуги, пришлось тащить одной только мне, я отчаянно взвыла в первую же неделю.

Но делать было нечего. Да и Клавика я слишком сильно полюбила с первого взгляда, чтоб о чем-нибудь жалеть. Так что приходилось просто принять все неприятности как факт, попытаться смириться с тем, что этот факт свершился, и немножко пофантазировать о том, как я — прогрессивная женщина, обладающая суперспособностью включать микроволновку и постить в инстаграм — сумею расправиться со всеми невзгодами нового мира одним взмахом левой брови. А фантазируя — пойти помыть посуду, чтоб зря время не терять. Особенно когда сынишка внезапно решил дать мне свободную минуту и спокойно полежать, глядя на прикрепленную на кроватку механическую деревянную игрушку, чем-то напоминавшую мобиль.

— Мерзость! — скривилась я, увидев огромного жирного таракана, вальяжно ползущего по стене. Поборов желание завизжать (уже третий таракан на этой неделе), я ловко сняла с ноги тапок и от души треснула ним по гадкому насекомому. Причем даже попала! И таракашка, пролетев вдоль стены, шмякнулся на пол.

Гадость однозначно нужно было убрать, так что я сбегала на кухню за веником и совком… только вот когда вернулась, его на прежнем месте уже не было! Странно — я ведь гада точно убила, хорошенько так вмазала. Может в агонии отполз куда-то? Поищу попозже, а сейчас — посуда, пока дают.

Давали, правда, недолго. Недомытыми оставались примерно треть тарелок, когда из спальни долетело прославленное «У-У-У-У-В-Э-Э-Э-Э», больно ударившее по ушам и нервам. Тяжко вздыхая, я закрутила кран, вытерла руки и поспешила выполнить два уже привычных требования террористов: на ручки и покушать.

— Спокойно, Клавик, мама на месте, — сообщила я, влетая в комнату, как Супермен в горящее здание. И поспешила схватить разошедшийся родной микроорганизм, возмущенно сжимающий маленькие кулачки. Причем едва сынуля понял, что на ручки его уже взяли — моментально успокоился, уставившись на меня широко открытыми голубыми глазенками. — Значит, это все, что тебе было надо, да? — покачала головой я, и словно отвечая мне, малыш растянул свой треугольный беззубый ротик солнечной улыбочкой.

Кормить его было пока еще немного рано — после прошлого раза прошло чуть больше, чем полтора часа, а дотянуть желательно хотя бы до двух. Иначе уже ранее съеденное жирное молоко не успеет перевариться, и еще стошнит беднягу простоквашей. Так что пока малыша нужно чем-нибудь занять, чтоб не капризничал. Решив, что наилучшим решением будет повертеть у него перед носом погремушкой, я потянулась к той, которая лежала на пеленальном столике… А уже в следующую секунду, взвизгнув, отскочила назад, прижимая к себе дитятко, которого эта реакция, похоже, порядком повеселила.

Таракан.

Нет, я совершенно уверена, что это был ТОТ САМЫЙ таракан, которого я прибила! Причем тело его все так же оставалось сплюснутым. Что не мешало ему бордо шевелить усиками, вальяжно расхаживая по пеленальному столику. Но самым примечательным оказались его глаза, ярко светившиеся ядовито-зеленым светом!

И тут я по-настоящему впала в ступор. Потому что из уже ранее известного об этом мире (в том числе и благодаря специальности мужа) я знала, что глаза зеленым светятся лишь у одного типа существ: зомби, которых некромант поднял из мертвых.

Это что же получается…

Выкатывая глаза, я медленно перевела взгляд на сынишку, неуверенно держащего головку, и нервно икнула. Да нет! Не может же быть такого, чтоб отцовский дар проснулся у двухмесячного грудничка.

…Или может?

Но ведь других-то кандидатур на то, кто вообще этого таракана мог оживить, вроде как поблизости не было. Способности некроманта были штукой довольно редкой и в определенных областях востребованной. Да и если б в этом доме все же жил какой-нибудь некромант, не занятый в первой половине дня, мне бы уже об этом соседки во дворе рассказали.