Вероника Крымова
ВРЕДНАЯ ВЕДЬМА ДЛЯ ДРАКОНА


Изображение к книге Вредная ведьма для дракона

ГЛАВА 1

До закрытия магазина оставалось несколько минут, я как раз протирала пыль. Не забыть бы запереть стеклянный шкаф на замок — от грабителей это, конечно, не спасет, зато от наглых крыс, сновавших по ночам по выщербленному полу, защитит вполне. Я бы с удовольствием сняла помещение и получше, вот только скромная лавка в конце переулка — единственное, что нам сейчас по карману.

Входной колокольчик настойчиво зазвонил, извещая о посетителе.

— Мы закрываемся! — заявила я, оборачиваясь.

На пороге стоял тучный джентльмен, лицо которого показалось мне смутно знакомым. Вроде бы он заходил на прошлой неделе. Или нет?

— Помните меня? — спросил мужчина.

— Конечно, — улыбнулась я, возвращаясь за прилавок.

— Тут такое дело, — смущенно пробормотал он. — Короче, вот!

Толстяк оглянулся. Убедившись, что в лавке никого, кроме нас, нет, он снял шляпу. По его плечам рассыпались густые рыжие локоны.

— Ой, — выдохнула я, прижимая ладони к щекам.

Жаль, стул далеко. Мне бы присесть… От ярких, сочных, с глубоким благородным медным отливом тугих локонов просто глаз не оторвать! Таким бы позавидовала любая девушка, вот только невысокий, тучный и… откровенно несчастный господин смотрелся с ними как-то… Негармонично?

— Примерно такая же реакция была сегодня у моего партнера по бизнесу, — проговорил он. — Мисс, право слово, несолидно мне с такими кудрями ходить.

— Ну… — протянула я, лихорадочно припоминая, что именно купил у меня этот счастливый обладатель огненной шевелюры. — Вспомнила! Вы взяли настойку гербианы, от нее как раз волосы приобретают красноватый оттенок, а еще…

— Бальзам «Эльтан» для быстрого роста, — подсказали мне, подмигнув.

Я растерялась. Медноволосый толстячок смотрел на меня с такой надеждой, с такой искренней верой в то, что я ему непременно помогу, что… А я вот, кстати, в этом уверена вовсе не была. И потом… Мужчина состоятельный — это сразу видно. Устроит скандал, будут проблемы. Надо что-то делать. Ладно, лучшая защита — нападение, так что вперед!

— Вы, кажется, сказали, что желаете сделать подарок супруге, — нахмурилась я.

— У меня нет жены, и невесты с сегодняшнего дня тоже нет. — Голос посетителя повысился на несколько тонов и приобрел угрожающие нотки. — И это ваша вина!

— Моя? — опешила от такого заявления я.

— Ну это же вы делаете ваши, с позволения сказать, зелья?!

— Зачем вы решили смешать два совершенно разных состава? Это категорически запрещается. И почему не сообщили, что берете для себя?

— Вы тогда смотрели на меня так… пренебрежительно… и на мою лысину. Я застеснялся, удрученный своим недостатком.

— Я?

— Да, вы!

— Быть такого не может.

— На нее все смотрят! Знаете, как это неприятно?

— Могу представить. Но я-то тут при чем?

— Верните назад мои волосы.

— Вы же сами сказали, что были совершенно лысый, — выпалила я.

Лицо посетителя приобрело оттенок свежего помидора. Я закусила губу. Ну да, получилось немного бестактно, но… А почему, собственно, я должна расплачиваться за то, что у него какая-то нездоровая лысофобия, в конце-то концов! Мужчина. В возрасте. Ну… ну лысый — и что с того? Вот и невеста его бросила из-за роскошной шевелюры, а лысого ведь любила! Тоже, кстати, дура та еще. Разве можно отказываться от своих чувств из-за… мм… скажем так, нового облика? Человек-то тот же самый! А были ли они, чувства?

Я разозлилась. Несколько пузырьков позади меня взорвались с жалобным звоном, расплескав по стеклянной витрине ядовито-зеленое желеобразное содержимое. Мужчина вздрогнул и поморщился.

Ага? Испугался? То-то же… Не в пышечную зашел, друг мой, а к ведьме в лавку! По правде, я и сама здорово струсила, со мной такое случалось очень редко и всегда неожиданно. Сильные эмоции рождали непроизвольный всплеск энергии, и подчинить или просто контролировать этот процесс я не умела. Сейчас я приказала себе срочно успокоиться, иначе неизвестно, чем это закончится.

— Простите, но я искренне не понимаю, чего вы от меня желаете. Сходите к цирюльнику, он приведет вашу шевелюру в порядок.

— Вы думаете, я такой идиот? Конечно, я первым делом отправился стричься, но через час все отросло вновь.

Упс, а вот это уже хуже. Намного хуже. Это действительно мой прокол. Видимо, корень гербианы надо было варить по инструкции, я же решила поэкспериментировать. И вот…

— Я буду жаловаться в Совет!

— Послушайте, мистер… э-э-э…

— Парсенс! — взвыл несчастный. — Я уважаемый в городе человек.

— Не сомневаюсь в этом, мистер Парсенс. Сейчас мы с вами что-нибудь придумаем, не переживайте.

Я бросилась к ящику — там, кажется, лежали холщовые пакетики с травами. Точно, вот они! Нужно нейтрализовать действие бальзама, а для этого требуется…

— Таких, как вы, — господин достал белоснежный батистовый кружевной платочек и высморкался, задрав лицо вверх, чтобы волосы не мешали, — раньше жгли на кострах!

Рука, потянувшаяся к молотому артану, зависла на пол-пути.

— Вы и лавки своей лишитесь, и репутации, — продолжал негодовать обиженный клиент. — Хотя последнего у вас никогда не было, в высшем обществе таких, как вы, не принимают.

— Вот оно что… Господин вхож в аристократические круги? — осведомилась я, сжимая в кулаке бумажный пакетик с семенами красавки.

— Представьте себе — да. Моя тетя была компаньонкой молодой герцогини Гарлиони, — надменно проговорил мужчина, раздувая от важности и без того пухлые щеки.

Я не стала посвящать этого сноба, что перед ним — истинный представитель высшей аристократии. Зачем? Все равно он мне не поверит, да это и не изменит ничего. Леди Купер, приходившаяся мне бабушкой, в юности служила фрейлиной королевы, пока монарх не положил глаз на первую придворную красавицу. К несчастью для него, бабуля унаследовала от матери не только фамильные бриллианты, но и магический дар. Коварная попытка получить доступ к телу закончилась плачевно: разгневанная леди умудрилась превратить короля в крысу и долго отказывалась расколдовывать. С тех пор наш род, покрытый позором, живет в глухой провинции, а король, говорят, до самой смерти весьма любил сыр с плесенью.

— Мне долго ждать? — Мистер Парсенс бросил на меня гневный взгляд.

— Держите. Порошок артана — две щепотки на стакан воды. Втирать два раза в день, утром и вечером.

— Это все? — раздраженно пробурчал толстяк.

— Нет, еще кое-что, — подумав секунду, я отсыпала в конверт красавку. — Десертную ложку этих семян сегодня перед сном. Для закрепления эффекта.

— Ладно, давайте. — Мужчина бесцеремонно вырвал из моих рук пакетики и выскочил из лавки, громко хлопнув дверью.

Вот хам, даже не заплатил! С такими покупателями мой маленький бизнес долго не протянет. Но ничего, сегодня его ждет незабываемая ночка, будет время подумать на досуге о том, что грубить дамам некрасиво.

Я поспешила повесить вывеску, возвещающую покупателям о том, что мы закрыты. Хватит с меня на сегодня! Торопливо надела капор и вышла на улицу.

Вечер. Сумерки окрасили небо, прохладный ветер скользнул под плащ, к тонкому платью, сквозь длинные развевающиеся полы. Мурашки пробежались по коже — брр! Я поежилась и обернулась. Улица была пуста. Вставила ключ в ржавый замок, налегла со всей силы, с трудом сделав два поворота, и, удостоверившись, что заперла лавку, отправилась домой.

Обычно меня встречает брат, но сегодня он не пришел, а путь не близкий. Душу вдруг охватила тревога. Я шла, а сердце сжималось от предчувствия беды. К концу пути я уже практически бежала и остановилась лишь тогда, когда увидела возле нашего дома черный лакированный экипаж.

Я знала, кому он принадлежит. Сглотнув застрявший в горле колючий комок, подошла к вознице. На козлах двуколки сидела мисс Лиам, компаньонка леди Элизабет Велбер, дочери одного из самых влиятельных людей в нашей округе.

— Мисс Купер! — радостно воскликнула девушка.

— Они опять? — возмущенно воскликнула я. — Даже меня не дождались?! Совсем стыд потеряли…

— Элизабет выставила меня за порог, — чуть не плача, сообщила мисс Лиам.

Ее шляпка, украшенная фетровыми цветами, сползла с пышной прически, нелепо повиснув над правым ухом.

— Может, хоть вы повлияете? Что скажет лорд Велбер, если узнает?

В спину впились ледяные когти страха. Только не это! Если отец Элизабет узнает, что его единственная дочь влюблена в наследника изгнанного рода, он убьет брата! Я, словно разъяренная фурия, влетела в дом и тут же окаменела, увидев живописную картину.