Служанка двух господ
Кира Стрельникова

Хочется выразить отдельную благодарность всем тем, кто помогал писать эту особую для меня книгу: Котику, Фоксе, Лене, Марише, Рене, Люде, Нине, Ирине и всем-всем моим читательницам с форума, принимавшим посильное участие в подготовке текста. Конечно, моей бете. Спасибо, что ты верила в меня и в мои силы и поддерживала на протяжении всех месяцев работы над Служанкой. Ты лучшая.

Пролог

Молодая девушка лет двадцати пяти торопливо шла по темной улице, сжимая у горла плащ и то и дело оглядываясь. Миловидное лицо выражало отчаяние, на щеках блестели дорожки слез. Она знала, что далеко не убежит, ее найдут, но возвращаться было еще страшнее. Хозяин дома, где она работала, точно не простит того, что девушка совершила, а признаваться ему, что не по своей воле — даже речи не шло. Ведь тогда пострадает другой человек, не имеющий никакого отношения к той паутине, в которой запуталась незнакомка.

Она беззвучно всхлипнула, сглотнула горький ком в горле и прибавила шагу. И обратиться за помощью не к кому, у беглянки не осталось ни родственников, ни могущественных покровителей. Да и откуда они могут быть у сироты из приюта, которой посчастливилось попасть в очень богатый дом? И это место она вот-вот потеряет… По нелепому стечению роковых обстоятельств. Рыдания снова подступили к горлу, девушка свернула пару раз, уходя глубже в лабиринт улиц. Она знала этот район, ее приют находился не так далеко, и квартал считался вполне безопасным, хотя живая темнота теней пугала девушку, и так взвинченную донельзя. Здесь она должна была встретиться с тем, кто втянул ее во все неприятности, и наконец избавиться от главной улики. Может, она и наберется смелости вернуться и признаться во всем хозяину… Утром. Не сейчас. Страх стучал молоточками в висках, и именно поэтому она не заметила, как на очередном перекрестке из-за угла прямо за ней бесшумно вынырнула фигура, закутанная в плащ с ног до головы.

Стремительное движение, и девушка забилась в руках напавшего, отчаянно пытаясь закричать, но ладонь незнакомца в черной перчатке крепко зажимала рот, и у жертвы вышло только глухое мычание. Буквально через мгновение послышался сдавленный стон, беглянка дернулась, а потом обмякла, закатив глаза. Неведомый убийца для верности проверил пульс на шее, удовлетворенно кивнул и крепче обхватил тело, направившись прочь от места преступления. Пройдя несколько перекрестков, он остановился, оглянулся, убедился, что свидетелей по-прежнему нет, и аккуратно уложил тело на брусчатку мостовой. Быстро обыскал, вытащил что-то из кармана платья убитой. Постоял, о чем-то размышляя, и скрылся в лабиринте улочек.

А спустя непродолжительное время неподалеку остановился еще один незнакомец, так же закутанный в плащ с ног до головы. Он некоторое время на расстоянии внимательно изучал убитую, проверяя, не осталось ли каких зацепок, потом совершил несколько движений руками, стирая следы ауры того, кто принес тело, удовлетворенно кивнул, развернулся и начал удаляться от лежавшего неподвижно тела.

Настоящий заказчик несчастной жертвы прекрасно знал, как не оставить ничего, значимого для расследования. А оно будет, естественно, ведь девушка работала экономкой не где-нибудь, а в доме самого лорда директора департамента магии и его сына. Но им вряд ли удастся что-то узнать про убийство их прислуги. В темноте под капюшоном блеснула довольная усмешка: все идет по плану. Отвлекающий маневр совершен, осталось только выждать немного и сделать следующий шаг.

Глава 1

— Яна, тебя в библиотеку зовут, — громкий голос старшей горничной ворвался в мой утомленный мозг, и я вздрогнула от неожиданности, чуть не выронив перо.

Проверять при свете свечей книгу расходов — дело сложное и неблагодарное, особенно, если до этого ты носилась по дому, как белка в колесе. Подготовка к скромному вечернему приему на пятьдесят персон легла полностью на мои хрупкие женские плечи, лорды Морвейны демонстративно умыли руки от этого геморроя. Хотя, собственно, вспоминая исторические романы, такими вещами всегда занимались женщины, ничего удивительного. А я уже задерганная, дальше некуда, и невыспавшаяся, что вообще опасно для окружающих. Слуги старались лишнего слова мне поперек не сказать, только Хлоя, та самая старшая горничная, спокойно сносила мое раздражение. Ну да, она-то здесь уже давно, и наверняка от хозяев тоже терпела всякое. Я же в особняке всего пару недель, и до того, как заняла должность экономки, занималась совсем другими делами, да и жила совершенно в другом месте…

— Аааа, идуууу, — зевнула я, ожесточенно протерла глаза и встала.

Наступило время ежевечерней проверки моих знаний по истории Арнедилии — до экзамена оставалось три недели. По спине невольно пробежал холодок — не то, чтобы я боялась лордов, но… Они вели себя странно, на мой взгляд. Вроде как, на прислугу господа Морвейны не должны обращать внимания вообще, ибо для аристократов это нормально, как говорили опять же все исторические книги моего родного мира. Но почему-то с момента, как я оказалась здесь, в этом мире, и в доме Морвейнов в частности, у меня ощущение, что за мной наблюдают каждый удобный момент. И с вполне определенным интересом… Вдвойне неуютно, признаться. О том, как хозяева приставали к бедным беззащитным служанкам, тоже немало книг написано.

Может, все дело в том, что я не местная? То есть, попаданка. Обычная такая, которая переступив вечером порог собственной ванной, вдруг оказалась в другом мире. В спальне Морвейна-старшего. В одном полотенце на голое тело. А тут законы строгие: если тебя не дай бог при переходе занесло в дом какого-нибудь аристократа, ты становишься его собственностью и получаешь браслет Подчинения. Он при надевании превращался в замысловатую татуировку — магия, однако. Такие, как я, в Арнедилии не редкость, как мне объяснил в первом разговоре Эрсанн Морвейн, старший лорд. В этом мире время от времени случались спонтанные проколы пространства, иными словами — открывались порталы, и из них появлялись люди. Хорошо, если на улице, тогда такого бедолагу городская стража отводила в ратушу, в отдел попаданцев, и дальше уже с ним работала.

Мне повезло меньше, я вывалилась уже в доме местных аристократов и тут же получила место экономки. Причем с четкой перспективой очутиться еще и в постели как минимум одного из Морвейнов, а то и двоих сразу… Снова вспомнилось, как я сюда попала, наш первый разговор с Эрсанном.

Ничего не предвещало неприятностей, я, как всегда, повалялась в ванной с вкусно пахнущей пенкой, сполоснулась и завернулась в полотенце, предвкушая, как сейчас завалюсь с книжкой в кровать. Я любила перед сном почитать что-нибудь интересненькое, настроить себя, так сказать, на хорошие сны. Не тут-то было. Открыв дверь и шагнув в темный коридор, я оказалась вовсе не в родной квартире, а… когда проморгалась, узрела большую, роскошно обставленную спальню, кровать с деревянным изножьем, интерьер типа дворцового.

Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать. Особенно, когда с этой самой кровати поднялась фигура, щелкнула пальцами, и я узрела высокого темноволосого мужчину с пронзительным взглядом, совершенно без одежды, если не считать обернутой вокруг бедер простыни. Засмотревшись на сильное, красивое тело с четко очерченными мышцами, я, признаться, пропустила момент, как хозяин спальни оказался рядом со мной. Двигался он очень быстро и совершенно бесшумно. Без всяких объяснений незнакомец ухватил меня за руку и нацепил мне на запястье браслет — когда и откуда он достал украшение, тоже не отследила. Я мявкнуть не успела, как на моей руке, от пальцев почти до локтя проявился изящный узор из темно-голубых линий, похожий на кружево, а сам браслет исчез. По коже прошло легкое покалывание, голова на мгновение закружилась. Еще порция шока и отказ сознания искать разумное объяснение происходящему. Но тут заговорил незнакомец, частично вырвав меня из оцепенения. Наверное, этот чудо-браслет, превратившийся совершенно неожиданно в татуировку, каким-то образом сделал так, что я могла теперь понимать местный язык, ибо прекрасно поняла хозяина спальни. Его слова подтвердили мою догадку.

— Отлично, теперь вы сможете понимать меня. Поскольку сейчас ночь, а утром мне на работу, вас проводят в комнату, где переночуете. Поговорим завтра, — голос у мужчины оказался приятным, негромким и низким.