Жестоко пытая мужа, (Он до сих пор счастливо улыбается.) я смогла выяснить, что судьба этого самого Лекса Лаверна чем-то напоминает историю Китти. Только он родился в семье благородной, правда фамилию получил материнскую. Его не любили, да… Будь он девочкой, оба супруга магианны с легкостью закрыли бы глаза на незаконнорожденность, ведь в Леории так мало женщин. Но мальчик… Он был никому не нужен. Зато парень оказался носителем редкой магии и обладателем сильного характера, а его мамаша оказалась обладательницей длинного языка и разболтала Лексу о том, кто был его отцом.


Привыкший находиться в тени, он не захотел являться новым родственникам, справедливо опасаясь за свою жизнь. Однако возвыситься ему хотелось неимоверно, а потому, закончив образование, юный Лекс устроился под крылышко леорийских коллег моего дятла. Несколько лет он подвизался в тайной канцелярии, набираясь опыта и поднимаясь по службе. Наконец, сочтя, что достиг вершины своей карьеры, Лаверн подал в отставку. И выбрал для этого весьма оригинальный способ, сымитировал собственную смерть.

Дурачок, с такими вещами не шутят. Я вот умирала уже раз. И что? Должна всем как земля колхозу: дядюшке, брату, Гренадерше, ее семейству, Барнеби, Гертруде, мужу, а главное ребенку. И это правильно. Хотя по чести сказать, они тоже мне должны. Вот!

Опять я сбилась, возвращаюсь к нашим баранам, то есть одному барану… Лекс приезжает в Даганию уже довольно обеспеченным человеком и ведет очень тихую, незаметную жизнь. Присматривается, прислушивается, разбирается, и постепенно в его голове складывается план.

Я вот давеча сравнила его с бараном, а ведь Лаверн по всем повадкам напоминает паука. Сидит себе тихонько в середине широко раскинутой паутины и держит под контролем все ее нити, а случись чего, он уже почуял и спешит вмешаться. Лекс ведь не собирался становиться королем, нет! 'Быть публичным лицом — такая морока! Мне этого не надо. Спасибо, нахлебался за три года, замещая ректора,' — заявил он на допросе. Насколько я поняла из рассказа Алекса, на уме у Лаверна было подчинить себе дофина и уже через него влиять на политику. Подробности мне Алекс не рассказал, но и без того ясно, что планы у родственничка были грандиозные, рассчитанные на несколько лет. И венцом их был бы полностью послушный ему молодой король, марионетка на троне.

Когда я спросила мужа о лэри Винтер, то дятел отделался от меня туманными намеками на невместное поведение и девичью честь, из чего я сделала вывод, что Гертруда где-то ее потеряла. И это стало поводком, на котором лжеректор удерживал магианну, то делая вид, что отпускает, то притягивая обратно. Ну что-то подобное я и подозревала, мелковато конечно, зато весьма действенно в окружающих реалиях. Остается надеяться, что дядюшка не вовсе ретроград, и не профукает из-за такой ерунды свое счастье.

Ну и осталось вспомнить бедную Опалин, царство ей небесное. Я тогда все правильно угадала, Лаверн хотел убить Алекса, которого ректор начал подозревать, а покойную ревнивицу переклинило на мне.

— Почему же тогда не было второй попытки убийства? — спросила я Ужаса.

— Не забивай себе голову всякими глупостями, родная, — улыбнулся этот гад. — Тем более, что все уже благополучно закончилось, а в дальнейшем меня ждет скучна кабинетная работа, — уверил он. — Рутина, котенок, сплошная рутина. Приключение закончилось.

И он думает, что я ему поверила?! Охохонюшки…

Я не стала спорить, не время, но вот Евтушенко вспомнился.


Не понимать друг друга страшно -

не понимать и обнимать,

и все же, как это ни странно,

но так же страшно, так же страшно

во всем друг друга понимать.


Тем и другим себя мы раним.

И, наделен познаньем ранним,

я душу нежную твою

не оскорблю непониманьем

и пониманьем не убью.

Вот такие пироги с котятами… Про кого там я забыла? Арман Дарен — подручный Лаверна, мне кажется, что он доживал свои последние дни, очень уж расхрабрился, не слушал хозяина… Пусть скажет спасибо особистам, за то, что остался жив. Вот такой у Алекса братик нарисовался… Миляга, коллекционер подающих надежды магов и манипулятор.

— Солнце, — спросила я мужа, — объясни мне зачем Лексу понадобилась я?

— Котенок, карманный маг жизни это мечта любого манипулятора. С помощью твоего дара можно убивать и лечить. А растения? Урожаи?

— Надои, — поддержала я. — Тогда непонятно, почему никто не охотился на Генри?

— Генри? — переспросил супруг. — При чем тут Генри?

— Он тоже маг жизни вообще-то, — развеселилась я и, глядя на ошарашенного Алекса, добила. — Просто он брюнет, а вы в Дагании все как один помешаны на блондинках! Они вам белый свет застят!

Ну а то, что последовало потом, я пересказывать не буду, хотя и забыть не смогу.

Эпилог

* * *

Дятел!!! Нет!!! Козел!!! Кобелина!!! Это он, и он все знал!!!

* * *

Лэри Анабел Кэтрин Рокк задумчиво прикусила нижнюю губу и побарабанила по столу тонкими пальчиками. Некоторое время она смотрела в окно, то и дело смаргивая слезы, а потом решительно стерла, их по-детски потерев глаза кулачками, и придвинула к себе старую сафьяновую тетрадь, исписанную летящим почерком ее бабушки.

* * *

Вот уже почти месяц как не стало бабули, а потому, выполняя ее последнюю волю, я прочла это дневник. Дневник другого мира. Его последняя страница перевернута, мои слезы почти высохли, а потому рискну немного дополнить бабушкину историю, больно уж резко она прервала свои записи.

А причиной этого послужил жуткий скандал, разразившийся сразу после того самого бала. Уставшая от шума и суеты бабушка попросила деда перенести ее в охотничий домик. Утром она выразила желание прогуляться в лесу.

— Хочу грибочков, — герцогиня полезла в шкаф. — О, знакомый свитерок, — она оживилась. — Ты его хоть раз надевал?

— Как-то не пришлось, — пришлось признаться его светлости.

— Ну конечно, отнял у меня почти силой и не носишь! — бабуля потрясла свитером преткновения. — Зря я старалась!

Не желая расстраивать супругу, дед поспешил напялить подарок.

— Это был самый ужасный день в моей жизни, малышка, — не раз вспоминал он. — Твоя замечательная бабушка вплела в демонов свитер заклинание правды, которое заставляло меня быть с ней кристально честным. А поскольку было одно очень важное дело, которое не давало мне покоя… В общем я ей все как на духу рассказал…

Вобщем дед тоже пришел из другого мира. Он оказался тем самым Санечкой, тем самым мужем. Что тут началось! Ба обиделась настолько, что умудрилась сорвать с рук все зачарованные украшения и каким-то невероятным способом открыть портал в Холодный мыс, куда и удалилась, пока связанный лианами герцог пытался освободиться.

Прибыв в замок все еще пребывающая в бешенстве бабуля умудрилась вырастить вокруг замка и озера узкую полосу леса, который был проходим для всех, кроме лиц королевской крови.

Что тут началось! Скандал вышел грандиозный, особенно после того, как дед не смог прорваться к жене. Он пытался срубить, выкорчевать или сжечь зачарованный лес, но зеленых стражей ничего не брало. Взбешенный дед поспешил к дядюшке Тео, но тот послал его куда подальше, собрал сына, невесту с братом, семейство Кинли и удалился в добровольную ссылку.

Почти шесть месяцев род Глэйв провел в добровольной изоляции. Дед рвал и метал, и дело дошло до того что о воссоединении герцогской семьи мечтала вся Дагания, содрогающаяся от гнева своего Ужаса. Герцог буквально горел на работе, все свободное время проводя около холодного мыса. В сложившейся ситуации пришлось королеве брать на себя функции парламентера. Она отправилась в замок да так и осталась в нем.

' Надоело все!' — писала она королю. 'Хочу пожить в тишине среди нормальных людей!' И к деду присоединился его величество. В общем навела бабуля шороху.

Как бы там ни было, но они помирились и конечно же жили долго и счастливо, родили и вырастили троих детей — двух сыновей и дочь, которые в свое время тоже стали родителями.

— Трое детей, пятеро внуков и замечательная внучка, — часто повторяла бабуля, — я самая богатая женщина! — а потом она принималась учить нас своему странному языку, обещая. — Пригодится, вот увидите.

И она конечно же была права. Ну вот и почти все. Осталось только рассказать о том, как сложились судьбы тех, кто упоминался на этих страницах. Дедушка Тео женился на Гертруде Винтер, у них две дочери, унаследовавшие от матери магию разума. Дядюшка Генри еще долго оставался холостяком, семья Драггар поспешила разорвать помолвку, узнав о королевской осаде замка, потом конечно они очень раскаивались, но было уже поздно.