Робсон Кеннет
Таинственный шар

КЕННЕТ РОБСОН

Таинственный шар

(Док Сэвидж)

Е. Чухонина, перевод

КОМАНДА ДОКА СЭВИДЖА

Уильям Харпер Литтлджон - "Джонни", ученый-очкарик, лучший в мире специалист в области геологии и археологии.

Полковник Джон Ренвик - "Ренни", любимое развлечение которого пробивать кулаком тяжелые двери.

Подполковник Эндрю Блоджетт Мэйфэр - "Оранг", при росте немногим более пяти футов (1,5 м) вес его превышает 260 фунтов (108 кг).

Но свирепая оболочка скрывает ум великого ученого.

Майор Томас Дж. Роберте - "Длинный Том", самый физически слабый из всей компании, но гений в области электричества.

Бригадный генерал Теодор Марлей Брукс - "Шпиг", изящный и грациозный, он никогда не расстается со зловещей тростью-шпагой.

Вместе со своим предводителем они отправятся куда угодно, сразятся с кем угодно, отважатся на все в поисках острых ощущений и захватывающих приключений.

ГЛАВА I СМЕРТЬ ДРУГА

Дело Вилларда Спаннера выглядело почти невероятно. Слишком уж оно было нелепо. Газеты опубликовали материал, в котором несомненно была допущена ошибка. Правда, шел XX век, эпоха чудес, но все же...

Ровно в полдень в нью-йоркском небоскребе - штабквартире Дока Сэвиджа - зазвонил телефон. Ровно в полдень по Восточному Времени.

Звонок прозвучал трижды, с длинными паузами, во время которых кто-нибудь из присутствовавших мог бы ответить. Затем робот приспособление, состоящее из граммофонной пластинки и громкоговорителя, творение научного гения Дока Сэвиджа - прервал звонки.

Пластинка фонографа завращалась, посылая слова по телефонному проводу.

- Механический робот из штаб-квартиры Дока Сэвиджа уведомляет Вас, что Док отсутствует, но если Вы хотите сделать сообщение, оно будет записано на диктофон и дойдет до внимания Дока Сэвиджа позже. Вы можете говорить, если Вам есть что сказать.

- Док! - выпалил, задыхаясь, голос, искаженный усилителями междугородной телефонной станции. - Это Виллард Спаннер! Я в Сан-Франциско. Я только что узнал нечто слишком ужасное, чтобы поверить в это!

Потом послышались шум борьбы и глухие звуки тяжелых ударов. Показалось, будто на том конце провода разбилось стекло. Затем наступила тишина, последовавшая за щелчком телефонной трубки, положенной на рычаг.

Телефонный робот в нью-йоркской конторе Дока Сэвиджа еще продолжал работать в течение некоторого времени и автоматически записал точное время сообщения, потом остановился и приготовился к следующему звонку.

Был полдень, две минуты первого.

Приблизительно тридцатью минутами позже телефоны газетной ассоциации уже захлебывались историей о таинственном нападении на Вилларда Кипринга Паркера Спаннера в Сан-Франциско. Виллард Спаннер был набоб, крупная шишка. Все необычное, что с ним случалось, являлось сенсацией.

Но газеты не знали и половины. Самое главное было еще впереди.

Финансовое положение Спаннера было на весьма невысоком уровне. Посмертная оценка его имущества составила менее пяти тысяч долларов. Ничтожная сумма для всемирно известного человека.

Виллард Спаннер простодушно называл себя "малый, которому нравится заниматься пустяками с микроскопом". Имелось в виду, что он знал о микробных заболеваниях и о способах борьбы с ними так много, как не знал больше никто. Он даже получил за свои исследования Нобелевскую премию. Ему не было и тридцати лет. Ученые и врачи, знавшие его, считали его гением.

Когда Виллард Спаннер был найден мертвым, многие ученые и врачи скорбели всерьез, осознав, кого лишился мир.

Газеты же были поражены. И не без основания.

Тело Вилларда Спаннера было обнаружено на ньюйоркской улице менее чем через три часа после того, как он был схвачен в Сан-Франциско! Схвачен в СанФранциско в полдень по Восточному Времени, а умер в Нью-Йорке, без десяти три по Восточному Времени.

Веснушчатый разносчик газет был первым, кто сообщил это известие Доку Сэвиджу. Газетчик был кроме того еще и косоглазым. Но ни газетчик, ни его веснушки, ни его косые глаза не имели никакого отношения к делу. Реакция парня, когда он разглядел Дока Сэвиджа, была типичной.

Рот мальчишки открылся от изумления, когда тот увидел бронзового гиганта.

- Я вас знаю, мистер! - сказал он тихим голосом. - Вы - Док Сэвидж! Я видел ваш портрет в газете.

Док Сэвидж изучал парня, пока расплачивался за газету. Он, казалось, особенно заинтересовался его косыми глазами.

- Носишь очки? - спросил он. У Дока был замечательный голос, полный огромной энергии и силы.

- Конечно, - сказал газетчик. - Но у меня от них болит голова.

Док Сэвидж достал маленькую визитную карточку.

Визитка была не белая, а бронзовая, и печать, на которой стояло только имя, была выполнена в более темной бронзе.

- Если я попрошу тебя кое-что сделать, - осведомился он, - сделаешь?

- Будь спокоен! - ответил газетчик.

Док Сэвидж написал имя и адрес на карточке и сказал:

- Иди и повидайся с этим человеком, - затем он удалился, оставив парня в замешательстве.

Имя и адрес, написанные бронзовым человеком, принадлежали офтальмологу, специализирующемуся именно на такой патологии, которая была у мальчишки.

Не один пристальный взгляд провожал Дока Сэвиджа на улице, ибо это был гигант из бронзы, с лицом, замечательным своими правильными чертами, и телом, которое было результатом невероятного мышечного развития. Его глаза привлекали не меньше внимания. Они были подобны омутам, где плавали хлопья золота, постоянно движимые невидимой силой.

Док просматривал газетные заголовки, но по его лицу не было видно, что он читает что-либо важное.

Небоскреб, в котором размещалась его контора, по размеру и архитектуре, возможно, был самым внушительным в Нью-Йорке.

Личный скоростной лифт поднял Дока на 87-й этаж.

Он прошел в дверь, которая была плоской, за исключением маленьких бронзовых букв:

КЛАРК СЭВИДЖ-МЛАДШИЙ

В приемной были большие окна, глубокие кожаные кресла, необычный богато инкрустированный стол огромного размера и впечатляющий сейф.

На полу лежал автоматический пистолет. Поросенок с тощими длинными ногами и ушами, походившими на паруса, ходил кругами вокруг пистолета, хрюкая самым недовольным образом.

Б кресле сидел человек. Он был очень низкий, а кресло - огромное и высокое, к тому же, оно стояло спинкой к двери, так что видна была только рыжая щетина на темени человека. Человек в кресле говорил тихим детским голоском:

- Стреляй, иначе я завяжу узлом твои ноги!

С необыкновенной понятливостью поросенок сел, вставил копыто в кольцо спускового крючка, и пистолет оглушительно выстрелил.

- Великолепно! - сказал человек в кресле. - Только ты бы лучше встал, Хабеас. В следующий раз револьвер может быть наведен тебе прямо в задницу и в нем может оказаться не холостой патрон.

Док позвал:

- Оранг!

- Угу, - откликнулся человек в кресле. - Что случилось?

- Виллард Спаннер был моим другом.

Оранг - полковник Эндрю Блоджетт Мэйфэр - поднялся с кресла. Он был не более пяти футов ростом и в ширину чуть менее того. Его руки производили гротескное впечатление: они были примерно такой же длины, как и он сам. Рыжие грубые волосы покрывали его. похожую на шкуру кожу. У него было телосложение гориллы.

- Я читал об этом в их проклятых газетах, - сказал Оранг, и его тихий голосок был вдвойне нелеп, контрастируя с его внешностью.

- Виллард Спаннер был схвачен в Сан-Франциско в полдень. Его нашли мертвым здесь, в Нью-Йорке, без десяти три. Здесь что-то неладно.

Оранг сморщил невероятно уродливое лицо, демонстрируя замешательство.

- Может быть, газеты ошиблись в разнице во времени между Сан-Франциско и Нью-Йорком, - предположил он.

- Нет, все время - нью-йоркское, - сказал Док Сэвидж.

- Тогда малый, схваченный в Сан-Франциско, был не Виллард Спаннер или же мертвец здесь, в Нью-Йорке, не Виллард, - заявил Оранг. - Он не мог добраться от Фриско до Нью-Йорка за два с небольшим часа. Это определенно невозможно.

Док Сэвидж спросил: - Какие новости?

- Звонил Шпиг и сказал, что он на подходе, - ответил уродливый химик. - Меня здесь долго не было. Неизвестно, что было записано до того, как я добрался сюда.

Бронзовый человек вышел в соседнюю комнату, которая была научной лабораторией, одной из самых совершенных из всех современных, и прошел сквозь нее в просторную, облицованную белой плиткой комнату, которая вмещала его химические, электрические и другие изобретения. Он поднял крышку на телефонном роботе, включил громкоговоритель и усилитель в цепь со звукоснимателем и запустил механизм.

Оранг подошел и теперь слушал, позевывая, как устройство воспроизводит звонок из Сан-Франциско, особенно его отчаянное завершение. Поросенок Хабеас - его полное имя было Хабеас Корпус - тащился по пятам за нелепым химиком.