ЛЭЯ
(Пирамиды астрала II)
Виктор Кувшинов
Роман, фантастика


Изображение к книге Лэя
Обложка: Ольга Орлова (Bukvaved.ru)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВЕДЬМА?

Глава 1. Лэя

Глава 2. Инквизиция

Глава 3. Изгнание

Глава 4. Странные сны

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ИНОПЛАНЕТЯНИН?

Глава 5. Дела астральные

Глава 6. Дела Земные

Глава 7. Миссия возможна

Глава 8. Ключи от мира

Глава 9. Принять решение

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: РАБОТА НАД ОШИБКОЙ

Глава 10. Сэйлар

Глава 11. Наперегонки со смертью

Глава 12. Воспитание Монарха

Глава 13. Мессия-эгоист

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ: СТРАНА ВЫСОКИХ ГОРИЗОНТОВ

Глава 14. Навстречу судьбе

Глава 15. Сквозь дожди, леса, страхи и восторг

Глава 16. Найти себя

Глава 17. Над миром

Глава 18. Найти друг друга

Эпилог


Пролог

Солнце клонилось к горизонту и она, стараясь не отставать от светила, спешила домой. Несмотря на то, что она была уже почти взрослая, ей не хотелось огорчать родителей напрасными переживаниями. Их большой, но уютный дом встретил бегущую девушку радушно раскрытыми воротами. Однако затем начались странности. Она, еще ничего не замечая, пробежала через пустой двор и вспорхнула по крыльцу в открытую настежь дверь.

- Мама, папа, вы где?! – весело окликнула она родителей.

Но никто не ответил, и до нее дошло, что ни на дворе, ни в доме не было ни одной души. Уже немного паникуя, она вихрем пролетела по коридорам лишь для того, чтобы убедиться в этом странном факте. Тогда она кинулась опять на улицу в надежде хотя бы там выяснить, что происходит.

Но теперь двор не был пуст – какие-то незнакомые мужчины в серых рясах деловито обкладывали стены дома пучками привезенного на телеге хвороста. Она кинулась к ним, чтобы помешать этому странному занятию, но с ужасом поняла, что ее никто не замечает, а она не может даже сдвинуть ни одной веточки на своем пути. Монахи, тем временем, начали поливать хворост и стены земляным маслом.

Девушка металась вокруг, пытаясь задержать поджигателей, но все было тщетно. Вскоре ее родной дом охватило пламя. Она металась в дымных коридорах, пытаясь защитить место, где прошла вся ее жизнь. Ни дым, ни огонь не причиняли ей вреда, но вскоре пришлось покинуть здание, так там было уже нечего спасать. Девушка легко выпорхнула на уже темную вечернюю улицу и увидела отъезжающий обоз монахов.

Сознание обожгла паническая мысль: «Где же мама с папой?» - и ее потянуло вдоль дороги к центру деревни. Еще издалека она увидела дым на площади, и все внутри сжалось – она понимала, что ее родители там. Девушка не помнила, как оказалась перед двумя кострищами, над которыми к столбам были привязаны ее родители. Пламя уже подымалось к их ногам. Девушка метнулась к матери в попытке ее отвязать, но опять не могла ничем помочь. Более того, ее охватил панический ужас – мама была уже мертва.

«Мамочка!» - с криком на устах она проснулась…


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ВЕДЬМА?


ГЛАВА 1. ЛЭЯ

Лэя долго сидела, стараясь забыть кошмар и слушая журчание ручья, который играл яркими бликами теплого летнего солнца, скатываясь с порога в большой пруд. Послеполуденная жара немного отпустила, и сейчас было самое лучшее время отдохнуть на лужайке у берега.

Девушка снова легла на спину, закрыв глаза и вслушиваясь в звуки неторопливого летнего дня. Стараясь расслабиться, она впитывала в себя все очарование природы, не нарушаемое ничьим присутствием. Лукошко с грибами осталось в стороне под кустом, спрятанное в тени. Скинутый сарафан служил подстилкой. Раскинутые, как попало, руки и ноги утопали в мягкой, еще по-весеннему шелковистой траве. Где-то рядом тихонько стрекотали насекомые, а высоко в небе выводила трели маленькая пичуга – привычные звуки лета успокаивали встревоженные мысли.

Лэя отдыхала в любимом месте, и пыталась найти то детское беззаботное ощущение, которое было связано с этим укромным уголком. Сколько лет она убегала сюда при первой возможности! Этот укромный уголок был недалеко от дома и входил в частные владения их семьи, так что никто из чужих не беспокоил ее здесь.

В голове проплывали картинки уходящего детства. Почему-то в памяти оставались не пышные празднества и громкие события, а самые обыкновенные моменты жизни...

***

Вот она утром, еще совсем маленькая, умывшись и правильно (как учили) почистив зубки, вбегает в гостиную комнату. Девочка бросается в ласковые объятия мамы, получая такую необходимую порцию доброты, заряжающую ее бодростью и счастьем на весь день.

- Мамочка!

- С добрым утром, лапушка! Ты уже умылась? Завтрак ждет на столе.

Маленькая Лэя только кивает, прижимаясь к животу мамы и подставляя головку под нежные руки. Отец уже сидит за столом и, весело подмигивая, поворачивается к дочке. Она, получив свою долю ласки от мамы, с радостным криком устремляется в папины объятия. С разбегу запрыгнув на колени, обнимает за шею, затем требовательно заглядывает в глаза и по-детски серьезно спрашивает, используя подслушанную у взрослых фразу:

- Что у нас в планах на сегодня?

Отец, пряча улыбку, тоже «серьезно» отвечает:

- Привет, котенок! Дела подождут. Ты лучше скажи, как спалось?

- Хорошо! - отвечает Лэя, трясь щечкой о папину грудь, как настоящий котенок.

Лэя бежит на свое место у окошка за большим, тяжелым столом. Ее ждет тарелочка с парящей ароматной кашей и кружка молока. Так вкусно готовить умеет только мама. Лэя замерла на своем месте и наблюдает, как утреннее солнышко чертит светлые полосы на темной деревянной поверхности и белых салфетках, незаметно подкрадываясь к чашке с молоком. Но дождаться, когда свет коснется чашки, не удается. Мамины заботливые руки подают ей кусочек свежеиспеченного хлеба и гладят по голове:

- Ау! Засонюшка, ты кушать будешь? А то смотри, следующий раз еду только в обед получишь.

Лэя, очнувшись от своих наблюдений, улыбается:

- Извини, мам! – затем берет маленькой ручонкой ложку и принимается за еду. – Вкусно!..

***

С детства ее окружала какая-то тайна. Какая – она не могла понять, но с возрастом ей становилось все яснее, что их семья сильно отличается от обычных крестьян или ремесленников. Однако не были они и землевладельцами или хозяевами крестьян.

Соседи относились к ним очень хорошо, уважительно, но все-таки держа некоторую дистанцию. Со временем, Лэя начала понимать, что это было просто уважение к высокой образованности и воспитанности родителей – чего не доставало простым работягам и вызывало у них стеснение в общении с семейством Альк. Однако между соседскими детьми такой дистанции не было, даже наоборот, Лэя была единственной обладательницей настоящего лонка – а это получше любой игрушки или домашней зверюшки.

«Кстати, где пропадает этот проказник?» - Лэя очнулась от воспоминаний и приподнялась на локте, оглядевшись вокруг: «Где-то по лесу слоняется. Не натворил бы чего опять!»

Валяться без дела надоело, а рядом плескалась уже по-летнему теплая вода. Лэя подбежала к берегу, замерла на минутку, опираясь на ветку дерева, и заглянула в отражение гладкой поверхности воды. Какая же девушка не воспользуется возможностью хоть на мгновение взглянуть на себя? Вода, конечно, не зеркало, но много и не надо, чтобы полюбоваться стройным телом, покрытым короткой, атласной коричневато-золотистой шерсткой, темной на спине и переходящей в белую спереди. Она повернулась, любуясь на себя в профиль: да, ее маленький хвостик вполне может свезти с ума любого мужчину-сэйла. Да еще, если учесть, на какой стройной и соблазнительной фигурке он расположен!

Пока никто не видит, она могла себе позволить полюбоваться собой. Девушка повернулась лицом к воде и наклонилась, разглядывая лицо. Шея спереди и подбородок тоже были белые, а на щеках шерстка становилась золотистой и совсем пропадала ближе к прямому точеному носу и выразительным губам. Она внимательно посмотрела на отражение своих больших, слегка вытянутых к вискам, изумрудных глаз с вертикальными зрачками и кокетливо моргнула густым опахалом ресниц.

Юная прелестница была довольна: точеные брови красиво контрастировали с белыми веками, а сверху голову украшала шикарная грива золотисто-коричневых волос с легким оттенком красной меди. Лэя была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, насколько красива. Она уже не раз замечала, как у юношей перехватывало дыхание при виде ее стройной и сильной фигуры. А когда им доводилось заглянуть в ее изумрудные очи, они лишались всякого покоя.

Поэтому, сберегая спокойствие окружающих, как мужчин, так и ревнивых женщин, она носила легкий сарафан, хотя крестьянки обычно пренебрегали такой одеждой – зачем одеваться, если и так тепло? Другое дело, наряды знати и богатеев – они служили больше для демонстрации драгоценностей, чем для прикрытия тела.