Богатые люди покупали у Тигов, хотя их магазин был в прибрежном районе, а не в богатых кварталах. Морган Тиг старался, чтобы у него было все лучшее — от пуговиц до фургонов, и говорил, что если у него чего-то нет, то он достанет это за месяц. Райза знала, что он ни разу не обманул.

Он всегда говорил о своем желании построить собственный дом, но все деньги вкладывал в бизнес. «Наверно, мне самой придется когда-нибудь купить папе дом», — подумала Райза.

Волнение на реке усиливалось. Разбросанные облака сгущались, с юга доносились раскаты грома.

— Буря приближается, — сказала Райза, радуясь тому, что надела рубашку с длинными рукавами: становилось все холодней.

— Давай привяжем плот, пока буря не кончится, — предложил отец.

Райза согласилась, потому что плот, хоть и прочный, не очень маневрен.

В этом месте у реки нет определенной береговой линии. Протоки по обе стороны от главного течения разделяются болотами и лесистыми холмами. Ни одного острова — привязать плот не к чему. Если буря будет действительно такой сильной, как кажется, нужно обязательно выгрузить тяжелый груз на землю и вытащить плот из воды. Но где?

Морган Тиг осмотрел восточный берег — часть их родной территории Залива. Западный берег принадлежит дженам.

Ветер вздымал волны, сбивая плот с курса и поворачивая его на запад.

Райза и ее отец стояли на правом борту, готовые шестами отталкиваться от отмелей. Балансируя на самом краю плота, они злиннили — с помощью особых саймских чувств разглядывали невидимые в воде препятствия.

В этом месте река широкая и мелкая. Два сайма вели плот на юг, одновременно отталкиваясь шестами, чтобы не допустить поворота на восток.

Они ускорялись, используя свои запасы селина, чтобы справиться с ветром, Но так не могло продолжаться долго. Продвижение на юг замедлилось. Райза всматривалась сквозь водную пыль, надеясь увидеть остров, клочок поросшей деревьями твердой земли — любое убежище.

Туман сгустился, к водным брызгам присоединились капли дождя, ударяясь о плот, как камни.

Дождь усилился, ветер делал его косым. Ослепленные, саймы ориентировались на свои особые чувства, вцепившись сквозь мокасины пальцами ног в бревна плота.

Райза навалилась на шест, отводя плот от отмели. В этот момент ветер поменял направление. Плот совершил крутой поворот вокруг шеста, едва не сбросив девушку в воду.

Она покачнулась, выпустила шест, но тут же снова ухватилась за него. Они не могут потерять способность управлять плотом.

Дождь был уже не каплями, а сплошными потоками воды — на них обрушился настоящий водопад. «Так долго не может продолжаться», — подумала Райза. При таком напряжении буря быстро истратит свои силы.

Стало темно, как ночью. Вода вздымалась волнами, река смешивалась с дождем под вой ветра.

Вода стала мутной, волнение подняло со дня ил. Ветер снова поменялся, теперь он дул на север, словно толкал могучую Мизипи назад!

Река сопротивлялась. Плот бросало из стороны в сторону, и два человека на нем вцепились в веревки. Шесты унесло за борт. Теперь они беспомощны.

Раза злиннила селиновое поле отца. Он на борту, всего в пяти шагах от нее, но они не смеют оторваться от веревок, чтобы добраться друг до друга.

А ветер вокруг них кричал и выл. Райза знала теперь, что это не просто буря — ураган.

Когда ей было девять лет, ураган краем задел Норлею, вырывая с корнем деревья, обрушивая здания. Тогда погибли четыре человека. А теперь ее несет в самый центр такого урагана. Единственный раз она испытывала такую же беспомощность — во время своего перехода, но тогда отец помог ей пережить это. Сейчас он так же беспомощен, как она.

Плот повернуло в бушующей воде, ударило о болотистый островок, подбросило на пенной волне. Он накренился. Райза почувствовала, как прочные бревна пытаются разорвать крепления.

— Папа! — закричала она, но ветер срывал звуки с ее уст.

Она злиннила мощное поле отца. Тиги всегда выживают!

Канаты, крепившие груз, лопнули. Тяжелый брезент взвился в воздух, корзины и бочонки с металлом полетели за борт.

Еще одна волна подбросила их к небу. Оставшийся груз полетел вверх и упал с грохотом назад — бревна раскалывались.

Часть плота распалась под руками и щупальцами Райзы.

Плот откачнулся от нее, потом качнулся назад — отец цеплялся за оставшиеся бревна, протянув к ней руку.

Бешено отталкиваясь, Райза потянулась к нему. Но в этот момент конец его бревна отломился, швырнув Тига головой вперед в воду.

На плот продолжали падать обломки и груз. Тяжелые металлические инструменты вертелись в течении, как пробка. Корзина с лемехами разбилась прямо в воде, и один ударил Тига в бок — Райза злиннила страшную боль отца от переломанных ребер.

— Папа! Папа!

Воздух неожиданно наполнился летящими гвоздями. Отец был совсем рядом, он плыл, несмотря на боль. Но селин вытекал из раны на его ноге. Всякая рана, из которой уходит селин, все равно что выпускает в реку его жизнь…

Со всей полученной от ускорения силой Райза боролась с волнами.

— Папа! — кричала она. Ее рот заполнялся мутной водой. Поле отца слабело!

Она подплыла достаточно близко, чтобы дотянуться до него копчиками пальцев и щупальцев. Он был без сознания.

Ветер насмешливо выл. Уходили последние жизненные силы отца. Теперь она цеплялась за пустое тело. Но вот его вырвало у нее из рук и унесло течением. Мертвый, он не обладал полем, и она не могла следить за ним.

Волны перекатывались через голову Райзы. Инстинкт выживания заставил ее подавить горе, она поплыла. Рядом оказался обломок плота. Может, она сумеет за него ухватиться…

Ветер играл с ней. Райза потянулась к плоту. Тот ускользнул от нее, когда она плыла во впадине между двумя волнами. За ней волна несла корзину с гвоздями и головками топоров. С ее вершины обрушился железный дождь. Райза почувствовала жгучую боль в голове и левом плече — и потеряла сознание.


Райза пришла в себя от боли и ужаса. Она не знала, где находится. Открыв глаза, увидела, что лежит на земле, а саймские чувства в то же время говорили, что ее продолжает бросать в воде из стороны в сторону. Волны жара и холода накатывались на нее.

Конфликт между чувствами заставлял ее закричать, но сквозь стиснутые зубы вырвался только стон.

Рациональная часть ее сознания распознала симптомы — психопространственная дезориентация. Без сознания ее вынесло на берег, далеко от того места, где распался плот. Саймская способность ориентироваться в пространстве, приобретенная при переходе, — способность почувствовать, где она находится, — давала искаженную картину мира.

Закрывая глаза, Райза снова оказывалась в реке, как будто обязана в ускоренном темпе заново пережить все то, что произошло, пока она оставалась без сознания. Когда она заставляла себя открыть глаза, ей казалось, что она висит над пропастью, глядя вниз на верхушки деревьев и голубое небо. Она беспомощно цеплялась за грязную траву, а мир менял цвета и вращался. Девушку сотрясала рвота.

Так продолжалось и продолжалось. Тьма возвращала бурю — или это еще одно сенсорное искажение? Дождь хлестал девушку. Она старалась свернуться клубком, чтобы спрятаться от него, но он жег ее огненными каплями и жалил льдом. Мир продолжал вертеться.

Наконец худшее осталось позади. Было темно, и действительно шел дождь, но ветер стих и приобрел обычную силу. Если ее чувство времени ее не обманывает, недавно миновала полночь.

Теперь она знала, где находится: на территории Залива. По крайней мере река не вынесла ее на вражескую территорию. Если пойдет на восток, выйдет на Старую Речную дорогу — и на этой дороге можно встретить людей. Где ближайший загон? В Визбере? Или в Мефисе? Она попыталась определить, где находится относительно этих городов, но снова вернулось пространственное искажение. Она еще не пришла в себя и не придет окончательно, пока не пополнит запасы селина.

Как только она признала свою потребность, эта потребность стала всепоглощающей. Сражение с рекой и последующая дезориентация уменьшили ее запасы жизненной энергии до такой степени, которую она не испытывала с Первой Потребности после перехода.

К тому времени как она найдет джена, потребность ее станет такой сильной, какой она никогда не испытывала за свою короткую жизнь в качестве сайма. А если не найдет джена… она умрет!

Чем дольше она пролежит, тем сильней будет потребность.

Вопреки головокружению и сильной боли в глазах, Райза встала. Повернувшись спиной к реке, она ставила одну ногу перед другой, спотыкалась, направляясь на восток, пробираясь через влажный подлесок и обломки, принесенные бурей.